Новости культуры и искусства

Литература

На обложке аппетитная барокковая женщина играется с ангелоподобным юношей. Название — «Запрещенные игры». Автор — Юрко Покальчук. И картинка, и заглавие, и имя писателя настраивают нас на соответствующую волну: эротичного, эпатажного чтива. Далее...

Стены Парламентской библиотеки треснули в результате строительства, которое велось поблизости.

Далее...

Игорь Дмитриев читал четвертую главу «Дней Турбиных», Александр Филлипенко — двадцатую, Ада Роговцева играла мать, а Театр им. Грибоедова — проиграл ситуацию в Грузии.

Далее...

Украинские писатели разных поколений горячо обсуждали актуальные вопросы что возникли в связи с тотальным исчезновением родной детской книги, вместо которой книжные магазины и библиотеки наполняются комиксами и Диснеевской литературой.

Далее...

Как фронтовой корреспондент подружился на оккупированной территории с подольским крестьянином. «Медом и кровью — так пахла война в Украине, Бессарабии и Молдавии». Прежде чем написать эти поражающие слова,Далее...

Так рецензент определила для себя стиль написания нового романа Анатолия Днестровского «Пацики». Не так давно на полках книжных магазинов появился третий роман молодого писателя Анатолия Днестровского «Пацики» (выдалоДалее...

Ирэн Роздобудько — имя звучно и наверное многим знакомое. Правда, вряд ли найдутся много людей, которые догадываются обо всех «ипостасях» ее творческой личности. Чем поразила Ирэн в последний раз? Победой на конкурсе «Коронация слова —Далее...

Рубрика: Литература
Метки: |
Дата: 01/06/2011 20:26:00

Воздушную тревогу «объявил» Леонид Кононович в новом романе «Тема для медитации». В прошлом году Шевченковскую премию из литературы получила Мария Матиос за книгу «Солодка Даруся». В этом году львовская «Кальвария» издала книгуДалее...

Не люблю «красивостей» и «чувствительностей», не люблю апломба и эпатажа в литературе. Люблю чистить от пыли то что порезано ритмом» — этот отрывок из творческого кредо молодой поетки Оксаны Васькив мог бы быть эпиграфом и кДалее...

Если верить в силу писательского слова, то Львов погибнет живописно и красиво, а в то же время — жутко и фантасмагорично... Дождь смоет из «грушевых башен, яблочных дворцов, банановых крыш, овощных церквей, ягодных скульптур, аДалее...