Новости культуры и искусства

Анатолий Днистровый: роль украинского ученого в произведении "Дрозофилла над томом Канта"

Рубрика: Литература
Метки: |
Пятница, 15 апреля 2011 г.
Просмотров: 1082

Оттолкнувшись от лирически-поэтического потока сознания, в котором герой «думает о ней», и его рефлексией относительно этой драматической истории (в которой есть и спасительный круг — «Я пришлю вместо себя другую»), можно было бы сделать мужской вариант «Листа незнакомки» Стефана Цвейга. Вышел бы сентиментальный и откровенный текст о преисполненном лиризму и печали, глубины и чувственности, без надрыва и избытка трагедийности мужская любовь, о мужском способе страдать, мужском одиночестве.

Главный герой не устает думать о женщине, которую любил и которая погибла: «Наша компания хохотала из приятеля, а я думал о тебе». А в то же время фиксирует: «Думать о тебе превратилось в стабильную, даже по-армейскому дисциплинированную привычку». В такой ситуации герою не удается (в глазах читателя) избежать «обвинений» в инфантильности, герой пропадает в покер клубах William Hill Pokerа, старается там унять свою боль и забыться, а автору произведения не удается — полностью избавиться от «романтичных» штампов...

Если бы заострить моменты, связанные с бытием украинского ученого-гуманитария, можно было бы сделать роман-утопию или «причудливый» роман. Анатолий Днестровский нашел оригинальный образ — образ дрозофиллы — для очерчивания ситуации украинского ученого. Дрозофилла — метафора графоманов от науки, которые питаются чужими идеями, мыслями, отмечает автор в одном из интервью, и добавляет, что ему шла речь о потерянном поколении постсоветских ученых, которые варились в собственном соке и не имели доступа к заграничным источникам. К слову, автор написал «Дрозофиллу.». в 1999, 2005 — 2009 годах, события происходят в Киеве в конце 90-х. Красноречивым в книге является диалог преподавателя философии (главного героя произведения) и студентов :

— А в наше время также есть философы?

— Что ты имеешь в виду? — не понял ее вопроса.

— Ну... там сегодня в Украине также есть философы?

Я начал смеяться, потому что даже не знал, что ей на это ответить.

Раскрытые в произведении реалий университетской жизни, взаимоотношения преподавателей и студентов (в частности

студенток), преподавателей между собой могли бы быть основой социального (или - приключенческого, детективного...) университетского романа, о потребности которого иногда заявляют в литературной среде.

Если акцентировать на ощущении скуки, одиночества героя — одиночестве в большом городе (топографически это Киев), можно было бы сделать экзистенциальную повесть или роман. Об этом напоминает и один из эпиграфов произведения — «Нет сомнения: мне каждый раз скучнее / В обществе друзей-юношей; / Их остроты могли бы звучать тише / И даже темы быть не такие... / Но в то же время хочется меня домой / Изпочтенных бесед о прошлых днях... / ...Быть самому / хочется мне» (Евгений Плужник).

Однако ни одной из этих гипотетических версий «Дрозофиллы.» не мешало бы избавиться от лишних запятых, русинизмов и нехарактерных для украинского языка оборотов.

Конечно, такое «препарирование» текста условно и гиперболизировано. Потому что в целом Анатолий Днестровский соединил впроизведении

события с рефлексиями, прозу с поэзией, «земное с небесным», рассказ с обидами и метафорами. И, невзирая на стилевые огрехи, эта неспешная, мягкая и лирическая история — одна из историй на позднюю осень (или раннюю зиму), которую можно «потреблять» за горшком душистого чая с медом...

P.S. «Дрозофилла над томом Канта» вошла в пятерку книг-финалистов книжной премии «Книга года Би-Би-Си 2010».

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)