Новости культуры и искусства

«Братья Карамазовы» с эффектом «шок»

Рубрика: Театр
Метки: | |
Воскресенье, 3 июня 2012 г.
Просмотров: 1488

спектакль Братья Карамазовы

Новая премьера Театра Франка — о том, как мы должны жить. Хотя в природе существуют и значительно более длинные представления, в первый раз эта коварная мысль вынырнула в моем сознании после просмотра «Истерии» Григория Гладия.

«И почему до сих пор не выдумали театральный сериал?» — подумалось мне дорогой к метро. Как правило, этот путь я преодолеваю медленно и, в известной мере, на автомате, смакуя послевкусие представления (или, напротив, делая гримасу от него — эмоции диктует уровень действа). Но привычной дороги после «Истерии» хватило лишь на это коротенькое «Почему?», поскольку до последнего «рейсу» метро оставались считанные минуты. После премьеры «Братьев Карамазовых», выйдя в холодную ноябрьскую ночь близко в полночь и набрав приличной скорости в направлении метро, опять пожалела за тем, что в один-единственный вечер был вжат такой объемный материал. И даже не из-за угрозы добираться на переводных домой. Просто всего — людей, событий, слов, образов, прямых и непрямых посылов зрителям — настолько много, что собрать все это вместе в целостную картину очень и очень непросто.

«Братья Карамазовы» в Национальном театре имени Франка — представление монументально за всеми признаками. Монументальный Федор Михайлович Достоевский, творчество которого после «Идиота» поднялось на новую волну народной любви, как будто знал, работая над своими «Братьями», что в ХХІ веке в «франковцев» будет такая монументальная труппа. Задействованы почти все, за массовостью это представление можно сравнить с «Энеидой» и «Мастером и Маргаритой» — на отдельные роли выписано аж по трое актеров. Правда, сначала режиссер представления Юрий Одинокий, многоразовый обладатель «Киевской пекторали», намеревался пригласить на некоторые роли актеров из других театров, но этой идеей руководство Украинской драмы зi понятных причин не прониклось: собственно, при таком творческом потенциале и таком количестве звезд ангажирования других «штыков» выглядело бы нелогичным, не говоря уже о том, как бы такой новости «обрадовавшаяся» труппа... Кроме актеров в представлении «Брать Карамазови» задействованы хор и балет театра и даже студенты Детской академии искусств.

Авторство Юрия Одинокого в «Братьях Карамазовых» двойное: он не только режиссер, но и театральный адаптер — именно он сделал инсценизацию романа Достоевского. И почти первооткрыватель творчества Федора Михайловича в Украинской драме, ведь к этой премьере в театре Франка Достоевского ставили только раз: в 1956 году режиссер Шляпу выпустил «Дядюшкин сон» с Наталией Ужвий и Дмитрием Милютенком в главных ролях. «Одевали» представление Андрей Александрович-Дочевский (сценография) и Татьяна Соловьева (костюмы). А вот в балетмейстеры Одинокий пригласил своего соратника и постоянного соавтора Льва Сомова.

Чем запомнились «Братья Карамазовы»? Убедительной трогательностью Татьяны Михиной в роли Аграфены Александровны Светловой — молодая актриса очень быстро убедила почитателей театра Франка, что массовка не является единственно возможным местом новичка-начинающего, где он обязательно должен отсиживаться в течение нескольких лет. Чем поразило представление? Тем, как в который раз Олесь Заднипровский (Федор Павлович Карамазов) блестяще подписался под тем, что настоящий талант имеет одно неопровержимое свойство: он неисчерпаем. Чем позабавила? Грациозностью Виктории Спесивцевой (Грушенька), движения которой — это не механика и даже не хореография, это эмоции (отчаяние, страдание, боль) ее героини. Органической Остапа Ступки (Смердяков), который своими работами в театре продолжает победный дискутировать с известным афоризмом о том, что на детях природа отдыхает.

«Братья Карамазовы» — пьеса-размышление. О добре и зле, Бога и Дьявола, людей и нелюдей. Оперируя такими понятиями-антонимами, ни Достоевский в свое время, ни Одинокий в настоящий момент, неуверенно, меньше всего думали о психике тех, кто все это будет читать и видеть. Или наоборот, именно о ней и думали, чтобы эффект был шоковым, а следовательно действенным. Страшные истории, которые рассказывает Иван Карамазов (Алексей Богданович) своему брату Алексею (Дмитрий Чернов), его интонации и мимика — это действительно, не для слабых нервов. А с другой стороны — именно эти меседжи и именно такие доводы не смогут пропустить мимо ушей даже самые безразличные люди... Рядом с такими шоковыми эпизодами, каждый участник которого работал на наивысшей ступени профессионализма, длительность некоторых сцен выглядела как возможность отдохнуть эмоционально после только что пережитого.

Свой выбор в интересах Достоевского Юрий Одинокий объяснил так: «Этот материал актуален потому, что он несет вечное, обычное: жертву во имя любви, самопожертвование. Это актуальное всегда, это Библия, это — о том, как мы должны жить». И эту свое мнение вместе с актерами (Людмилой Смородиной, Ириной Дорошенко, Олегом Стальчуком, Петром Канчуком, Евгением Шахом и многими другими) продублировал на сцене. Жаль лишь, что три действия, свыше четырех часов серьезного, сложного материала в наше время космических скоростей и молниеносного мировосприятия — это роскошь, насладиться которой дано далеко не всем.

Отдохнуть после спектакля можно на мягком воздушном велюровом матрасе. Матрасы велюровые Intex. Компактные, удобные в использовании, занимают мало места, легко создают атмосферу спокойствия и комфорта.

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)