Новости культуры и искусства

Брехт под «Биттлз»

Рубрика: Театр
Метки: | |
Четверг, 7 октября 2010 г.
Просмотров: 1102

В Киеве появился новый частный театр «Ателье 16»

Число в названии объяснили количеством актеров, ателье (мастерская) — потому что весь реквизит шьют пока еще сами актеры, они же разрешают технические проблемы и все такое. Руководитель театра Игорь Талалаевский, который уже тридцать лет проработал на кону режиссером, ставил Достоевского, Булгакова, Набокова и, кроме того, долгое время трудился на ниве шоу-бизнеса, обещает работу, совсем отличающуюся от того, что мы видим на всех современных сценах.

Идет речь о театре-кабаре. Такие кабаре после своего пика популярности в Польше, Австрии и Германии в 20-х годах появились в Украине. Лишь в Киеве их было до десятка, и все имели «хулиганские» названия: «ХЛАМ» («Художники, Литераторы, Артисты, Музыканты», был когда-то на месте современной консерватории ), «Лиловый Джо», «Кривой Джимми» и другие. Немногие знают, что такое кабаре в действительности. Ведь это не клуб, в котором пропускают бутылку-другую и смотрят на обнаженные ножки танцовщиц. Наш телевизионный КВН в настоящий момент является немного видоизмененным... кабаре. В прежних киевских кабаре обсуждали политические события, там известный футурист Семенко собирал сторонников поэзии, Лесь Курбас — театру, все художники Расстрелянного Возрождения читали там не одну злостную эпиграмму. Это был свободный обмен мыслями, творчеством и проектами.

«Ателье 16» хочет возродить традиции «ХЛАМу», сплотить вокруг себя и маститых театралов, и молодежи. Первым шагом до того стала постановка «Тригрошовой оперы» Бертольда Брехта, пока еще на большой сцене киевского Молодого театра. Здесь театральной артели Талалаевского было на чем развернуться и от чего танцевать. Киев видел только одну «Тригрошовую оперу» — когда в столице гастролировал московский «Сатирикон». В представлении Владимира Машкова были задействованы известные актеры Константин Райкин и Николай Фоменко, а сам спектакль критики назвали одним из самых дорогих в СНГ. Столичные режиссеры прохладно относились к Брехта, потому что все его интерпретации заканчивались провалом, а делать спектакль за книжкой-кирпичом сдавались безумием. Игорь Талалаевский решил не интерпретировать. Драматичный спектакль из зонгами (вставными песнями) — вот как он назвал свою «Тригрошовую оперу». Все актеры недавно вышли из-за парт «театрального» им. Карпенка-Карого, все были любимым курсом Леся Танюка и того же таки Талалаевского. Есть подозрения, что «Ателье 16», его первое представление, как и «Сатирикона», тоже влетит не в три гроша (представление финансирует несколько мощных банки-меценатов), но актеры хотят, чтобы больше говорили не о цене спектакля, а о его качестве.

Следовательно, «Тригрошовая опера», песня бандюг, проституток и попрошаек. Мекки-нож (О. Куколенко) — оригинал, аристократ от преступного мира, который собственную свадьбу празднует в чужой конюшне. Полли (О. Скрипка, Ю. Шурмина) — барышня, которой приспичило стать Королевой Бедности. И воришки, маленькие и большие, молодые и старые, женской, мужской и не-понятно-какого пола.

Постановщик отказался от гениальной музыки Курта Вайля, написанной для Брехта. Зато взял не менее гениальных «Биттлз» — аж 18 хитов. И... написал к ним слова русским языком. Такая трансформация «Битлов» смахивала на святотатство. Зачем переводить то, которое не переводится? Но красивое музыкальное оформление с легкой руки Александра Егорова сделало свое дело — никто не плевался (кстати, после того, как Егоров создал свой продюсерский центр «Класс — Но и отошел от музыки, мы или не первый раз его увидели в театре, где он занимается музыкальным оформлением). Оформление сцены — ящики из-под пива, по совместительству — стулья. Черный фон. И налево, на краешке сцены — около чего-то, похожего на холодильник для кока-колы, — картонные тени уличных проституток. Прекрасные костюмы, пластичные и точные движения, игра света. Их не испортила даже плохенькая постановка сценических боев: когда герои гладили кулаками друг друга — становилось просто смешно.

Хотя представление длилось три часа, для меня это было время большого удовлетворения. О людях старшего возраста говорить не буду, как знать, как они восприняли почти обнаженные ягодицы молодых актрис. По крайней мере Лесь Танюк в зале сиял, а мой немолодой сосед по ряду систематически мешал мне смотреть представление, спрашивая: «Ну и чертики, ну и врезали! Правда?»

Поскольку представление «Тригрошовая опера» капризная столичная публика встретила радушно, в феврале ее можно будет также увидеть на сцене Молодого театра, где состоялась премьера. Из-за того, что «Ателье 16» еще не имеет собственного помещения и репетирует или в Печерском дворце творчества детей и юношества, или в Молодом театре, то рановато говорить о каких-то политических обсуждениях и чтениях эпиграмм. Названное детище «ХЛАМа» не имеет пока еще постоянной прописки. Но, как утверждает режиссер, «Ателье 16» задумано не на один день, а на многие годы. Владелец и продюсер театра, киевский клуб «Модус — Ника» обещает как можно быстрее найти помещение, где театр «Ателье 16» смог бы окончательно прижиться. Параллельно с поиском помещения идет репетиция двух представлений украинским языком, готовятся несколько новых проектов, которые скоро покажут зрителю.

Алина СТРИЖАК

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)