Новости культуры и искусства

Cardig-n-логический шок во Дворце спорта

Рубрика: Музыка
Метки: |
Четверг, 23 сентября 2010 г.
Просмотров: 1175

Южнее европейский тур шведской группы «Кардиганс» не вписался в ворота таможни. По крайней мере так случилось на границе с Россией. Слухи о том, что у шведов возникли проблемы с таможенниками, поползли еще за день до концерта. 3-го декабря кассы прекратили продажу билетов. А тем, кто уже успел приобрести счастливые «пропуски», посоветовали приберечь их до компенсационного выступления «кардиганов». Эти «компенсации» состоятся после того, как большое рок-н-рольное нашествие отгремит в Киеве, Риге, Загреби, Белграде и Скопъи. Слава богу, в Киев музыканты таки попали... И отгремели фирменный.

Звук The Cardigans с привкусом маминых спиц (на концерте в Киеве Нина звучала как на пластинке). Если к приезду «кардиганов» к Киеву кто-то сомневался в том, что шведская семья — явление абсолютно социокультурное, то должны были бы убедиться в этом после концерта во Дворце спорта. На сцене «безворотнички» ведут себя, похоже, так, как и дома под время ланчу — свободно и непринужденно. «Играют в диапазоне всего четырех нот, но попадают во всех четыре», — как высказался один мой знакомый. Профессионализм, сыгранность и грамотные продюсирование обеспечили этой банде в маминых свитерах мировое признание. То, чего и добивались: «Мы не рок-н-рольная банда, даже не попсовая. Мы просто люди, которые хотят признания».

Впрочем в этот раз публика вела себя не в унисон с музыкантами. Long Gone Before Daylight (LGBD) рассчитан, быстрее, на прослушивание в домашних условиях, чем на ангары Дворца спорта. Кроме того, новый материал хотя и был змиксованый со старыми хитами, но их было так мало. Здешняя публика едва осведомлена с географическим расположением Швеции на карте мира. А из The Cardigans большая половина собравшихся во Дворце спорта знакомая по радиохитовым композициям: My favorite game, Erase/Rewind, For what it's worth, Lovefool. Знакомые «дорожки» шли с успехом, а грустными «медляками» воспользовались желающие поинтимничать. Поэтому и было немного нудно наблюдать за всем этим вселенским парованиям.

Может, и мало было хитов, которых ожидали фаны, но даже такой «визит домашней меланхолии» был выдержанно в стиле. Декорации из пяти канделябров, которые так по-средневеково свисали над сценой, предварительно создавали домашнюю атмосферу. Не хватало разве теплых опорок и чашки чая. Местами спадала почтительная тишина, когда Нина в белом наряде пела If there is а chance. А блуждающий свет интриговал то неожиданным угасанием, то резким вспышкой в унисон из You're the storm. Потом было звездное небо и пронизывающий подрыв оптимизма.

Кто-то из «кардиганов» давно понял, что лейтмотивом всего десятилетнего музицирования всегда была Нина Перссон. И не суть важно, которым выдастся публике новый альбом — фронтменша останется богиней. К тому же она успешно перевоплотилась из девочки с белокурыми волосами на элегантную даму-брюнетку. Не узнать в ней ни жизнерадостного безумства, ни депрессивности. Быстрее синтез обоих компонентов. Что сказать — леди в соке своей хрупкости. «Сыграно» у Нины все: и фирменные движения на сцене, и табак, исключительно по-дамски завернутый в пакетик из-под чая, и те розовые розы, которые запускала в толпу. И даже когда пела «мимо кассы». Все это не помешало сполна насладиться теплом и чувственностью голоса вокалистки.

«Rolling Stones тоже такая себе название. Нам было тогда по 17—20 лет и никто не задумывался над тем, которое придется с этим жить» (История возникновения группы). Просто всем нравились кофточки с глубокими вырезами, воротнички к которым были лишней аристократической выходкой. Но в гардеробе основателей группы вряд ли преобладали лишь «безворотнички». Два прежних металлиста, Петер Свенсон и Магнус Свенинссон, устали перебирать гитарные струны в хард-коровом группе и сговорились создать попсовый проект. Ради этого музыки оставляют родной город Енкепинг и переезжают к Мальме. Там и начался подбор команды. Кастинг успешно проходят два будущих «кардигана» — клавишник Ларс-Олаф Йохансон и барабанщик Бент Лагерберг (замечательное у них с Ниной супруги — рок-н-рольное). Сочным наполнением четверки музыкантов стала вокалистка Нина Перссон, с которой учились в школе искусств. Между прочим, к этому девушка никогда профессионально не пела.

Таким экипажем приступили писать «демку». Запись попала в руки продюсера Торе Йохансона, который решил продвигать молодую пятерку. И уже в 1994 году «кардиганы» дебютируют с альбомом Emmerdale. Сингл Rise&Shine из этого альбома становится радиохитом.

На втором диске — Life — появляется кавер-версия Sabbath Bloody Sabbath. Через такой поворот рок-н-рольщики опять становятся неожиданностью для критиков. Яркий вокал Нины на диске украсили голоса скрипок, виолончели, саксофона, флейты, виброфона. И полной неожиданностью стали количество пластинок, — они разошлись полуторамиллионным тиражом. В Японии LP получил статус платинового.

1996 году выходит третий альбом, First band on the moon, который включает у себя заразный сингл Lovefool (тот же, который вошел в саундтрека фильм «Ромео и

Джульетта»).

Следующая плита — Gran Turismo — это уже альтернативный подход к поп-музыки. Это музыка в новом русле, но так же горчит меланхолией. Сингл Erase/Rewind опять возвращает группу на вершины мировых чартов. Новую работу встретили просто на ура: три премии Swedish Grammis Awards, номинация «лучшее рок-поп-виступ года», «альбом года», а продюсер Торе Йоханссона признан продюсером года. После потрясного тура в поддержку альбома музыканты спадают на мель. И все четыре года творческого брейку «кардиганы» занимаются своими сольными проектами. Басист Магнус играет из Righteous Boy, гитарист Петер Свенссон продюсирует свою сестру. Нина занимается сольником A Camp, который не так давно попал к музыкальным магазинам.

После карди-анабиоза, в 2002 году, начинается работа над новым диском Long Gone Before Daylight, который стал революцией для всех.

«Вообще-то зубы есть у свиней, коров, коней. Наш диск — это конь. Он ущипнет вас, но таким способом странный» «LGBD» — 90% шерсти, 10% синтетики.

Лишь в Швеции пластинка продалась стотысячным тиражом. Сами музыканты теряются в цифре общего тиража. «Кажется, у нас платиновый диск», — засомневался Магнус.

Новая «плитка» шведского шоколада оказалась настоящей сенсацией в кругах «кардоф-фанов. Никто не ожидал такого смелого поворота в стилистике. В новой семейной пластинке «кардиганы» воздержались от компьютерных заморочек и сделали материал максимально диетическим — без консервантов и красителей.

От рок-альтернативных страстей шведская пятерка еще не отказалась. Не такой уже и спокойной-ночи-сладкий новый LP. A good horse, What it's worth — похоже, самые динамические композиции в альбоме.

Жизнерадостность и оптимизм местами возвращаются к генератору лирических впадин. You're the storm звучало по радио аж так странно, что казалось, будто поет девочка-подросток. А оказалось, что просто Нина обрадовался жизни. Лирика тонирована в тускло розовые и голубые цвета, и только изредка врывается струя безвыходного положения. Кажется, «кардиганы» пережили злосчастный период тинейджерства меланхолии и разочарования уже уменьшилось. Хотя нет, LGBD — это, быстрее, марочный напиток для гурманов меланхолии...

Грустит Перссон слишком фирменный, чтобы не поверить в откровенность выполнения. Кстати, своим голосом вокалистка научилась владеть еще более виртуозно. Поет непринужденно и легко. А иногда все так же заруливает в сторону Шерил Кроу.

В конечном итоге такой альбом неплохо выглядит в коллекции работ шведской пятерки. Они на него имеют право. Нужно расти с «кардиганами» для того, чтобы понять их сполна.

Марина ГРИН

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)