Новости культуры и искусства

Деян Айдачич: Почему славянским писателям картина светлого будущего видится все труднее?

Рубрика: Литература
Метки: |
Воскресенье, 24 июля 2011 г.
Просмотров: 1300

В Украину сербского переводчика, культуролога, филолога Деяна Айдачича привела любовь. В настоящее время он преподает в Национальном университете имени Тараса Шевченко, инициирует издательские, исследовательские, переводческие, культурологические проекты.

Во львовском книжном магазине «Е» презентовали книги Деяна Айдачича «Футурославия» и «исследования Славистики».

По словам автора, название «Футурославия» представляет взгляд части славянских научных фантастов (украинских, русских, польских, балканских славян) на будущее. Название можно трактовать и как картину будущего славян (каким его увидели писатели), и как территорию, где когда-то будут проживать славяне. «Не во всех произведениях описан славянский мир, в некоторых — неопределенный этнический и территориальный, некоторые авторы считают, что их народа не будет в будущем, останутся только англичане, американцы, россияне», — рассказал исследователь.

Именно фантастику (и демоническую, и научную) Деян Айдачич называет своим любимым жанром, в то же время очерчивая ее проблемные аспекты: «К сожалению, научная фантастика не имела счастья соединить наивысшие литературные качества с интересом самих текстов. Литературоведы часто не читают этих авторов. Я знаю о травме, которую чувствуют авторы этого «низкого» жанра. Когда-то меня спросили: что сделать,если бы повысить статус жанра? Я ответил, что не надо стесняться контакту с литературоведами, пусть даже во вред кругу читателей. Иначе не удастся выйти из круга литературы, к которой плохо относятся. В научной фантастике есть интересные авторы, но они сами себя ограничивают. Даже в странах, которые имеют значительную литературоведческую традицию, например, в России, не существует литературоведения об этом жанре».

Из украинских авторов Деян Айдачич анализирует произведения Василия Шкляра, Василия Кожелянка, Александра Ирванця, Марины и Сергея Дяченкив и других. А в «исследованиях Славистики» рассматривает новые славянские слова и метафоры в Интернете, эротичную лексику в славянских языках, сербскую драматургию и тому подобное; анализирует тексты украинской литературы (Владимир Домонтович, Валерий Шевчук, Юрий Андрухович, Владимир Ешкилев, Евгения Кононенко, Светлана Пиркало).

— Каким видят будущее славянские авторы?

— Будущее, каким его изображают славянские авторы, неоднозначно. Есть утопические картины, но в целом будущее не выглядит слишком светлым. Преобладают апокалиптические или антиутопические виденья, которые отмечают, что не нет повода радоваться будущему, потому что жизнь будет или более контролируемой, или очень угрожающей. Как следует из проанализированных текстов, техника забирает значительную часть того, что в настоящее время является частью человека, его чувств, души.

— Есть национальные особенности в виденье будущего у украинских писателей?

— Украинские авторы создают геополитическую проекцию будущего или как победу над соседями, или сквозь призму пессимизма, утверждая, что у Украины большого будущего не будет. То есть украинская литература демонстрирует оба образца. Потому что в фантастической литературе меньших по количеству жителей народов есть идеи, что эти народы «переплавятся» в другие народы и что сербов, болгар, чехов не будет. Зато россияне, конечно, изображают имперскую картину будущего.

— Что ожидает в будущем любовь?

— Некие авторы-фантасты описывают встречи с существами, которые отличаются от землян, это сказочные истории, где фантазия преобладает над биологией, и которые очень легко читать. Относительно более серьезной футурологической фантастики, которая учитывает элементы реальных изменений, то в таких произведениях на любовь будущего, кроме изменений тела и физиологии, влияет фактор контролируемости. Интересно, что более давняя научная фантастика героически хочет показать, что человеческая натура победит все машины, кнопочки, чипы и тому подобное, встроенные в человеческое тело. А более новая — более пессимистическая.

— Вы оптимист или пессимист относительно будущего?

— Думаю, надо быть оптимистом. Но нужно оптимистично влиять на то, что нас ожидает. Потому что если быть оптимистом, которые ничего не делают, а только надеются, что все сам будут происходить, то лучше быть пессимистом. Индустрия работает на прибыль, а труд на прибыль однозначно направляет к физиологически, нейроконтролируемого влияния на человека.

— Что Вам как читателю интереснее — утопии или апокалиптические видения? Зависит ли от художественного уровня произведения, от фантазии автора?

— Много зависит от фантазии автора, потому что какое удовольствие может быть от неумелого построения действительности, в которую вы не поверите? Всегда лучше прочитать авторов, которые убедительно рассказывают о том, что пишут, хотя там все вымышлено, пусть и на основе чего-то возможного. Но нельзя читать какую-то книгу, кроме развлекательной цели, если вовсе не верите, что там построен какой-то мир.

— Ваши издания презентуют в достаточно необычном формате, как обычно представляют художественную литературу...

— Я пытаюсь писать без нагрузки филологической теорией. Думаю, что тексты могут читать люди, которые не имеют специальной филологической подготовки, но которые интересуются самой темой. То, которое помогает таким книгам, — встречи с людьми, которые интересуются этими темами. Модератор встречи переводчик и литературовед Алла Татаренко употребила слово «эсей», и я считаю его уместным. В моих статьях есть серьезная научная почва, а изложение — эстетичное. Пытаюсь писать доступно, потому что напугать читателя терминологией, которую он не воспримет, — нет смысла.

— Как оцениваете уровень украинской науки, в частности филологической?

— Уровень филологии в Украине высок, но это незаметно. Сборники и журналы печатают минимальными тиражами, публикации не приходят к читателю вне узкого круга авторы сборников и журналов. Существует академическое сообщество, которое презентуют свои наработки перед широким кругом ученых, которые заинтересованы данной тематической проблемой.

— Вы противопоставляете исследования славистики глобализации?

— Не так остро. Я писал в свое время о том, что в западных странах часть славистики развивается только в кругу англоязычных изданий. И теряя связь с культурами славян, какие они изучают, это круг самодостаточной англоязычной литературы, славистика может настолько оторваться, что люди будут фантазировать себе о событиях про нас, которые с нами не связаны.

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)