Новости культуры и искусства

Длинная дорога в вечность

Рубрика: Литература
Метки: |
Четверг, 2 декабря 2010 г.
Просмотров: 1020

Василь БИКАВ (Василий Быков) несомненно является одним из наибольших писателей и мыслителей соседней Беларуси. 19 июня белорусская (и не только) общественность во всем мире отмечала 80-летие со дня рождения Василя Владимировича. А 23 июня грустная дата — год, как Василя БИКАВА не стало. Незадолго до своей смерти писатель вернулся в родной край из Чехии, где проживал в последнее время, вернулся, чтобы остаться со своим народом навсегда.

Последними книгами Василя БИКАВА были сборник «Пахаджане» (в 1999 г.), в который вошли два десятка «рассказов», — небольших, мудрых и остроумных притч, своеобразных сказок для взрослых; а также книга его воспоминаний «Длинная дорога домой» (в 2003 г.) — горькая и грустная исповедь честного мужчины, которому выпало жить в трудные и кровавые времена. Одной из существенных деталей мемуаров выдается и, что белорусский классик фактически не имел официального образования — незаконченный художественный техникум еще перед войной, и разные офицерские курсы, которых серьезно воспринимать не хочется. Но этот факт есть и лишним доказательством могущества человеческого интеллекта, способного путем самообразования подняться к наивысшим уровням самого осмысления и осмысления действительности.

Рассказов «Носороги идут» из сборника «Пахаджане» (как и остальные произведения из этой книги) отмечается компактным и расчетливым уровнем письма, а также истинами, важными в постсоветское время не только для народа Беларуси. Мнится, украинский читатель также поймет этот текст, оценит обиды и стиль, поймет его внутреннее содержание. И над строками текста еще раз вспомнит себе славного, хорошего и мудрого мужчину по имени Василь БИКАВ. Вечная ему память.

Носороги идут

Племя давно потеряло независимость, платило большую дань и чувствовало себя несчастным. Притесняли племя отвратительные и могучие люди-носороги. Они не знали ни бога, ни мораль, и безжалостно относились к каждому, кто не был носорогом. В конечном итоге, когда и был, относились так же, только бы лишь в чем-то пошел вопреки или как-то иначе выделился из общества носорогов.

Вождем несчастного племени был молодой мужчина с громким и славным именем Ко, которое означало Отважный. Он и был отважным, водил племя в бои за независимость, хотя и не получил победы. По-видимому, получить победу над носорогами было просто невозможно. Но и капитулировать перед ними окончательно Ко также не мог. Он начал с ними переговоры: многое можно отдать, только бы носороги оставили племя в покое. Конечно, кроме независимости. Люди племени собрали едва не всю кукурузу, сою, бобы и просо, все свои наследственные драгоценности: перстни, сережки, браслеты, невероятно красивая керамическая посуда, производством которой уже два века подряд славились их предки. Когда приехали посланцы носорогов, все то было аккуратно разложено и расставлено на опушке под вековечным дубом. Приезжие обозрели и ощупали каждую вещь, да и отбыли себе. А как через день вернулись, и сказали: «Мало. Мы придем, перебьем ваше племя и возьмем все даром». Вождь Ко опечалился, потому что в племени уже больше ничего не оставалось, чем бы можно было задобрить носорогов. А тогда приехал новый посланец от носорогов, который привез приказ от своего обладателя: отдать ему Айю, сестру вождя, самую красивую девушку племени.

Вождь Ко еще больше взгрустнул. Конечно, ему было жаль жертвовать юной Айею, и что он должен был делать? Он начал было разговор с советом старейшин, который разделился на два лагеря. Одни говорили, что нужно соглашаться, потому что иначе всем будет погибель. Другие отрицали: нельзя поддаваться в любом случае, носороги обманут. Возьмут Айю, но не оставят племя в покое. Вождь Ко, дальше страдая, поразмышлял целую ночь и согласился по требованию носорогов. Он думал, что когда отдаст свою сестру, то, может, носороги пойдут себе отсюда прочь, в свой край болот и мочарей, и тем самым дадут племени какой-то отдых. Потому что иначе и в самом деле, гибель ни без одной надежды. Назавтра утром он позвал сестру Айю, которая уже знала о своей грустной судьбе. Но она была девушкой умной и мужественно приняла этот приговор. Она любила племя, землю, на которой выросла, поэтому и готовая была принести себя в жертву. Чтобы спасти других.

Но тогда рассердилась та часть старейшин, которая была против уступок носорогам. Особенно гордец одного клана Джо, который едва не поднял бунт против вождя племени. Вождю стоило достаточно больших хлопот успокоить того нетерпеливого человека. Помогло только то, что носороги вроде бы и в самом деле немного утихли и начали собираться куда-то отойти. Это очень посодействовало миру в племени, еще и прибавило всем надежду. Джо также утих, замолчал, вероятно, почувствовал, что ошибался именно он, а не вождь племени. Вождь хотя и переживал за сестру, и чувствовал себя довольным — все же таки наибольшая опасность прошла.

Племя с двойной старательностью взялось хозяйничать. Нужно было наработать и то, которое отдали носорогам. Пришлось сначала терпеть и голод, и холод, и все же как-то понемногу выцарапались из бедности. Урожай кукурузы в том году обещался быть неплохим, поэтому появилась надежда не погибнуть от голода. Главное — был мир, носороги пока еще не докучали. Похоже, они и в самом деле куда-то пошли себе. Вождь Ко уже начал гордиться мудростью своей политики, хотя и не переставал грустить за горемычной сестрой. Другие люди из совета старейшин еще неохотно, и понемногу начали признавать, что ошибались, когда выступали против гибкой политики Ко.

И именно в этот момент, на склоне лета, когда в поле созревала кукуруза, пришла весть, что носороги возвращаются. За день-два племя узнало, что они уже вернулись. Их фаланги носорога уже заметили по ту сторону обмелевшей за лето реки, перейти которую было совсем нетрудно. И в самом деле — еще за день ее переходили посланцы носорогов, которые сообщили, что они идут. И больше ничего.

Вождь Ко срочно собрал совет, но что он мог им сказать? Над племенем опять нависла смертельная угроза. Все племя составляло, может, только треть от войска носорогов. Откупиться в этот раз не было чем. Драгоценности еще не приобрели, урожай был еще на поле. Когда что, то носороги его до основания уничтожат, прежде чем уничтожать само племя. Почувствовав беду, в домиках-халупах подняли крик женщины. Тогда кто-то из старейшин вспомнил, каким образом откупились предыдущего раза. Нужно было предлагать красавицу.

Конечно, распрекрасных девушек в том достойном племени было немало. Но все знали, что безукоризненной красавицей была жена вождя, которую звали Чуя. Именно на нее и указали старейшины племени.

Вождь сначала почувствовал бешеную ярость на всех сразу — на своих и на чужих. Он любил Слышу и никому не хотел ее отдавать. Но что он мог сделать? Носороги приближались, жить племени оставалось несколько дней. Совет старейшин требовал поторопиться. Только Джо был против того, чтобы уступать носорогам. Он говорил, что не хочет принадлежать к племени, которое спасает себя ценой жизни своих самых прекрасных женщин. Но Джо был такой один во всем совете старейшин. А вождь Ко чувствовал ответственность за сотни женщин, детей и старых своего племени. И он решил отдать жену. Но покорилась воле мужчины-вождя, но отбывая за реку, прокляла его, а заодно и все племя, которое не смогло ее защитить.

Все состоялось так, как и думал Ко, — привлекательный подарок подействовал. Рать носорогов несколько дней постояла за рекой и опять куда-то направилась. Вождь страдал, грустил, побивался, временами даже проклинал свою судьбу руководителя, и в целом был доволен. Его авторитет в племени значительно вырос — все уважали его за жертвенность и понимали, что обязанные ему своим спасением. Все, кроме Джо, который следующей же ночи после того, как отдали Слышу, собрал свой небольшой клан и куда-то его повел.

Опять племя понемногу успокоилось, начало обживаться. Собрали неплохой урожай, начали лучше кормить детей, да и сами накушались вволю. Люди, особенно старшие, очень хвалили вождя, который обеспечил им мирную жизнь, сохранил племя. Сам Ко, однако, живя одиночкой, осунулся, похудел, сделался молчаливым и неприязненным. Во время праздников, когда все веселились, он молчал, на глазах чернея от горя. Он что-то предчувствовал. И предчувствия его не предавали.

Через полгода, когда прошел сезон дождей, и взошла большая вода на реке, опять появились посланцы носорогов. В этот раз они сказали только одно: идем по женщин. Носорогам понравились местные женщины, и теперь они хотят их — всех и вместе.

Племя охватило отчаяние, а вождь Ко вдруг обрадовался, потому что понял что-то важное. Предыдущие хлопоты, которые повлекли ему столько страданий, и отобрал любимую жену, наконец, исчезли. Ко сделался беспечальным — уже не нужно было выбирать. Надежды не оставалось. Все постоянно просто и понятно — идти и погибнуть. На победу рассчитывать было напрасно. Победить носорогов еще никому не удавалось, от них можно было разве что откупиться. Когда было чем. В племени же не осталось уже ничего.

Раннего утра в начале лета все племя выстроилось на берегу реки. Молодой травкой щедро зеленели речные берега, большие желтые цветы украшали речные заросли. Племя выстроилось в три шеренги — впереди мужчины и юноши, во второй шеренге женщины, а позади всех — старые и дети. Все ополчились кто чем — от мечей к кухонным кописток. Ожидали. К вождю временами подходили друзья и советчики, много из которых говорили: что мы им сделаем? Сколько нас и сколько их? Может, таки лучше отдать женщин и спасти детей?.. Вождь выслушивал всех, не отрицал и был очень спокойным. Решение своего не изменял. Только ожидал. Только и ожидал...

Носорожья рать, не замедляя боевой поступи, взошла в реку и вброд двинулась к противоположному берегу. Хищный огонь светился в глазах обозленных людей-носорогов, басовитый носорожий рык вылетел из их разинутых пастей, когда они усмотрели красивых женщин. Но, чтобы ими завладеть, нужно было убить их мужчин. Это, однако, не выглядело легким делом, потому что никто из мужчин не ринулся убегать. Бояться боялись, но все стояли в шеренгах — плечо по плечо, наготове, держа оружие: пики, мечи, топоры и ножи. Они и встретили первое нашествие носорогов. В полдень шансы носорогов на победу покачнулись, люди же племени никаких шансов не имели и ни на что не надеялись. Поэтому дрались на смерть — свою и носорогов.

Целый день длительная битва. Вытоптанная трава на березе стала красной от крови, красной текла и взбаламученная вода в реке. И тогда, под вечер, измученные, истощенные, окровавленные люди племени вдруг почувствовали, что остались живыми. Вдруг почувствовали, что даже победили. Горы носорожьих тел лежали на берегу, другие плыли водным путем толстыми брюхами кверху. Много людей легло — мужчин и женщин, и из берега они не отступили. Вождь Ко также погиб. Под вечер племенем уже руководил оппозиционер Джо, какой неизвестно откуда взялся.

Когда стемнело, он собрал в невысоком кустарнике остатки племени и позволил им всем отдохнуть. А сам отошел, и когда на небе появились первые звезды, сказал, обращаясь к самой низкой:

— Благодарю, Зорко Войны! За помощь тем, которые уже потеряли надежду!..

Его никто не избирал, не назначал вождем. Но он ни у кого и не спрашивал. Он уже знал, как нужно относиться к носорогам...

С белорусской перевел Александр ИРВАНЕЦЬ.

Александр ИРВАНЕЦЬ

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)