Новости культуры и искусства

Если ты не слышал джаза, то никогда не сможешь его сыграть

Рубрика: Музыка
Метки: | |
Суббота, 7 июля 2012 г.
Просмотров: 1203

Аркадий Шилклопер

Джаз - странная штука. С одной стороны, он имеет имидж музыки свободной, под которую хочется танцевать так, будто тебя никто не видит, и все авно что о тебе подумают. А с другой стороны - не так уж и просто его слушать.

В чем секрет джаза, почему он надевает то сбрасывать социальные маски, то натягивать их на себя по самые уши, рассказал в интервью гость двух знаковых фестивалей во Львове - «Виртуозы» и Alfa Jazz Fest - музыкант, который владеет целым рядом духовых инструментов Аркадий Шилклопер.

Jazz из негритянского жаргона означает кайф или даже оргазм.

– Джаз имеет стойкий статус свободной, демократической музыки, близкой и приятной слушателю. Зато часто концерты посещают просто ради статуса так называемые светские львы и львицы или другие, делая вид, что им это нравится. Почему так? И не потерял ли давно джаз своей демократичности, если он бывает непонятным слушателю и не так просто это скрыть?

Аркадий Шилклопер

– Я думаю, что есть смысл начать с истории джаза - откуда этот стиль вообще взялся. Ни для кого не секрет, что источник джаза - это почти негритянские притоны. Что это бордели. Что это самая низкая общественная прослойка. Да и, собственно, само слово jazz происходит из негритянского жаргона и означает «кайф» или можно даже сказать «оргазм». То есть это выражение музыкой какого-то очень мощного эмоционального всплеска, очень сильного удовольствия... Словом - jaaaaaazz... Поэтому, конечно, и языка не было бы, если бы эту музыку слушали «светские львы». Поскольку она родилась в притонах - там она и звучала, там и исполнялась для этой же прослойки людей, которые танцевали и радовались себе в нерабочее время, которого у них было мало. И только благодаря нескольким белым продюсерам джаз вырвался в широкую публику. Таким был Норман Гранц (сын еврейских эмигрантов из Тернополя), что поднял вдруг джаз на филармоническую сцену - знаменитая его серия концертов «Джаз в филармонии». Лэйблы, которые начали записывать джазовую музыку. Atlantic, например, во главе с армянским продюсером Джорджом Авакяном. Не второстепенную роль сыграли в этом Гершвин (тоже родился в семье евреев-эмигрантов из Украины) и Бернстайн (родители эмигрировали перед Первой мировой войной в США из предместья Ровного) - они использовали элементы джаза в своих произведениях, в том, что они писали для классических залов, классической светской аудитории белых, в основном, людей. Но не только Гершвин и Бернстайн - фактически все композиторы XX ст. не обошли джаз в своей музыке. Это было очень яркое явление, яркое начало такой вот странной новой музыки, где переплелись элементы фольклора (самых разнообразных, к слову, народов), спиричуэлз (религиозные негритянские песни) и духовые оркестры. И вот это все каким-то удивительным образом объединилось в такую вот интересную музыкальную сентенцию. Наступило время, когда к джазу возник достаточно большой интерес.

Потом сыграли свою роль танцевальные клубы. В 30-х годах джаз, в основном, был очень популярной танцевальной музыкой. Собственно говоря, светская публика тоже любила танцы. Поэтому всевозможные фокстроты, дальше твист, шейк - все это производное от джазовой музыки с ее особенным метроритмичным языком, специфическим драйвом. Все это безумно привлекало и профессиональных композиторов, и профессиональных исполнителей.

Благодаря джазу белые признали черных

Дальше пошли уже такие направления, как «третье течение», сочетание джаза и классики. Например, это сделал Гюнтер Шуллер. Это уже 50-ые годы - вот когда уже джаз проник в академическую музыку. Белые понимали джаз, им нравилась эта музыка, но в то же время черные музыканты считались не то, чтобы изгоями, но их не пускали на филармоническую сцену. Известно, что Майлз Дейвис из-за этого, играл много лет спиной к публике. Его как-то побили белые... Дискриминация белыми черных - мне кажется, что джаз серьезно повлиял на то, что она стала не такой ярко выраженной, как это было 50-60 годы до того. Поэтому так, джаз - это демократическая музыка.

В 30-х годах это был фешн, мода. Потом появился оркестр Гленна Миллера, абсолютно белого за составом, который ездил и поддерживал американскую армию. Это же был военный оркестр. Они поддерживали американских солдат, их боевой дух.

Вот был фешн, джаз всех привлекал, он манил своими неожиданными гармоничными и ритмичными красками, но потом этот фешн упал. Пришел рок на смену, джаз-рок. Пришли разнообразные виды современной музыки. И джаз тихонько отошел со временем. Он превратился почти в классику. То есть сегодня в академическом зале джаз уже воспринимается как классическое произведение. А кто ходит на классику? Та же, как вы говорите, светская публика. Сейчас это разделение между классикой и джазом - он не такой ощутимый. Да и вообще сейчас все сочетает между собой. И мне очень нравится это сочетание. Тот же Стравинский «Весну священную» написал так, будто это биг-бенд играет. И я знаю, что он хотел, чтобы оркестр сыграл как биг-бенд, потому что за колористикой симфонический оркестр значительно больше насыщен и более богат, чем биг-бенд с его дудочками. Ну что там - 5 саксофонов, 4 трубы, 4 тромбоны. Ну и что? Дудки да и дудки. А все-таки богатство симфонического оркестра в разы ярче. И когда этого удавалось достичь (чтобы классический оркестр звучал, как биг-бенд) - это был эффект разрыва бомбы. Я все это слышал сам, я помню, как мы это сделали с Балтийским молодежным оркестром Кристиана Ярвина. Это было роскошно.

Вся инструментальная и вокальная эстетика джаза пошла от голоса

– Вот вы на пресс-конференции перед выступлением на «Виртуозах» говорили о полиритмичностиь и политембральности. Что это значит и отчего это так сложно сыграть классическому оркестру?

Есть такой анекдот. Срывается среди ночи из сна черный барабанщик. В поте холодном весь, глаза из орбит лезут, трясет им, как листком осиновым. Женщина тоже возбудилась, напугалась. Говорит: «Билл, что с тобой?». А он ей: «Тьфу, приснилось, что я белый и играю первую долю (когда в такте из нескольких ударов акцентируется первый)»!. Этот анекдот много объясняет. Для черного играть на первую долю - это нонсенс. И собственно у любого джазового музыканта, когда он слышит, как классические музыканты пытаются сыграть джаз, это вызывает, как минимум, ощущение (пытается подобрать корректное слово и не очень находит)... Ну...

– Когнитивного диссонанса? (Подсмеиваюсь.)

– Так, как минимум диссонанса (тоже хохочет). Хочется носом крутить и сравнить игру с петушиным какуреканьем. Я обычно говорю: ребята, никакого «ку-ку-ри-ку». И как это объяснить? Это же... Джазовый язык, если мы говорим о традиционном американском джазовом классическом языке, то его, этот язык, вообще записать невозможно. Абсолютно устное творчество, которое воспринимается на слух и только так может воссоздаваться. Понятно, что идет это все от голоса.

– Что вы имеете в виду? Записать нотами невозможно?

– Нет, нотами можно записать. Но фразу, артикуляцию записать невозможно. Это устное творчество. Так же, как любую фольклорную песню можно записать нотами, но если ее исполнит классическая певица, то ничего не выйдет. Потому что у каждой фольклорной традиции есть своя специфика. Возьмем, как пример, иодль альпийских тирольцев. Как вы запишете эти их трели? Нотами можно записать. Но как из записи узнать, что оно должно исполняться именно так? Это можно только услышать и воссоздать на слух. То же относительно джазового гортанного пения. Вот попробуйте это записать. Пока раз не услышишь, то в жизни не догадаешься, что записано в нотах вот так вот поется.

Кстати, что, собственно, и случилось с джазом. Вся его инструментальная и вокальная эстетика пошла от голоса. Закончилась Первая мировая война, на улицах валялись выброшенные музыкантами инструменты. Черные их подобрали и начали играть, не зная, как это надо делать, никакой нотной грамоты - вообще ничего. Тот же Луи Армстронг сначала - он вообще ничего не знал. Играл на слух и просто копировал на трубе свой голос. Поэтому и труба у него звучит, как его же собственный хриплый вокал. Как классическому музыканту такое скажешь или напишешь? Конечно, если он этого не слышал никогда, то никогда и не сыграет. Поэтому вся эстетика джазовая - она устная и слуховая. Только на слух и можно воспринимать. Если ты не слышал джаза, то никогда не сможешь его сыграть. Даже интуиция не поможет. Дальше следует.

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)