Новости культуры и искусства

Фантастические миры и легендарные опрышки в книгах детского писателя Александра Гавроша

Рубрика: Литература
Метки: | | |
Четверг, 18 сентября 2014 г.
Просмотров: 1141

Александр Гаврош

Мир студеных потоков, замечтавшихся трембитаров и отважных опришков, которые навечно застыли в камнях, готовые в любое мгновение бросится на защиту обиженных. Мир силача Кротона, который сошел со страниц книг и ожил на экране фильма «Иван Сила». Мир, в котором правят бусурманы и упыри, а Дед-Всевед пересказывает свои бесконечные истории. Все эти миры пересекаются и оживают на страницах книг детского закарпатского писателя Александра Гавроша.

Писателя, который еще совсем недавно писал изысканную эротичную поэзию, но неожиданно нашел себя в детской прозе. В прозе, которая возвращает детям прошлое и еще не найденную Самость. Александр Гаврош расскажет, почему больше не пишет эротические стихи, а верит в сверхъестественное, но стоит ли в детской книге описывать сцены насилия.

По специальности вы - журналист, однако в вашей творческой наработке - и поэзии, и пьесы, и детские сказки. Что побудило изменить статус журналиста на перо писателя?

Александр Гаврош

Журналистика имеет свои пределы. Это - тексты, в которых ты ничего не можешь придумывать от себя. Пишешь только то, что увидел, что услышал. В то же время литература дает возможность раскрепостить воображение и писать то, что, может, и не видел, но чувствуешь. Это - другой, высший, уровень написания.

Поскольку проживаю в Ужгороде, а это - небольшой город, то наступил момент какого-то исчерпания. Поэтому переход от журналистики к литературе был полностью естественным.

Александр Гаврош

А пишу в разных жанрах, потому что есть вещи, которые можно сказать только в определенном жанре. Каждое содержание требует своей формы.

В творчестве всегда пытаюсь что-то изменять. Если последним писал детское произведение, то потом берусь за драматургию или за журналистику, или эссеистку. Очевидно, имею такой характер, при котором необходимые изменения. Все-таки, наиболее мощно, думаю, я проявился в детской литературе. Именно там есть самые большие успехи, написанные книги, которые привлекли внимание. Они печатаются в самых известных украинских издательствах. Поэтому самый большой запрос на меня, все-таки, как на детского автора. Думаю, что это мне и психологически ближе. Ближайшие годы планирую посвятить именно детской литературе.

Александр Гаврош

Помните, когда впервые услышали об Иване Силе и почему же, все-таки, начали о нем писать?

Иван Сила у нас на Закарпатье больше известен как Кротон. Это - его сценическое имя. Он всю жизнь, в первую очередь, в течение последнего периода своей жизни, гастролировал Закарпатьем. Вместе с семьей ездил селами, городками. И практически каждый летний закарпатец скажет: «Да, я сам видел его выступления».

А «познакомился» с силачом более детально после того, когда прочитал книгу «Кротон (Иван Сила)» Антона Копинця. Он был его первым биографом и написал документальную книгу, которая вышла печатью в 1972 году. И вот через 30 лет она попала мне в руки. Прочитал ее и понял, что об этом уникальном человеке следует рассказать не только взрослым, но и детям. Это и стало толчком к рождению меня как детского писателя. Так как до этого я писал эротичные поэзии.

То есть, нашли свою нишу.

Не уверен, что нашел. Творчество - это непостижимый процесс. Могу планировать одно, но пройдет несколько дней, и буду писать совсем о другом. Должна накопиться определенная энергия, чтобы «забурлило» настолько, что начнется творение. Тому, бывает, плануеш-плануеш, а какой-то внутренней убежденности не накапливается... То откладываешь, то вообще перечеркиваешь. У Гоголя сколько было замыслов, а реализовал совсем немного. Один год его жизни был полностью отдан на начало разных произведений, которые так и не развились.

Возможно, автор должен внутренне дорасти, быть готовым к тому, чтобы идеи, мысли переросли в слова.

Скажем об этом образно. Вот, к примеру, садовник посадил зерно. Зерно - это идея. Вы его посадили, обработали почву, начинаете поливать. Оно может прорасти прекрасным деревом, а может - худосочным, никому не нужным покрученным. А, может, и вообще не пробиться с земли.

Фольклорная традиция еще жива среди закарпатцев?

Упомянутые произведения я писал в закарпатском горном селе Порошку, откуда родом мой отец, которое я хорошо знаю - и людей, и типажи, и ситуации. Хоть руководствовался при написании текстов, конечно, не только давними фольклорными источниками, но и новейшими, для примера, учебной практикой студентов Ужгородского университета, записями из современных сборников.

Еще ли пересказывают сказки, повествования от деда к правнуку?

Телевизор все изменил. Теперь поверить у черта трудно. Ну, кто у него поверит?

Та же верят!

Не знаю, может, немногие. Вообще-то народные сказки начинались не как детский жанр. Когда-то взрослые рассказывали их для своего круга. Собирались возле мельницы, ожидали своей очереди и рассказывали сказки. Рассказывали какие-то были и небылицы о том, во что сами верили или слышали. Теперь, с распространением информации, все тяжелее поверить в какие-то потусторонние вещи. Я лично с массовой верой в потусторонние силы не сталкивался. Может, у меня среда иначе, образованнее.

Детская литература всегда наполнена добром и поучительными историями. Взрослая литература как и кинематография может быть наполнена ужасами и жестокостью. Жанр ужасы считается одним из рейтинговых и популярных среди фильмов для взрослых. В Интернет сети доступны к просмотру ужасы за 2013 год в различных направлениях: готика, мистика, оборотни, людоеды, зомби, вампиры и сплэшер. Современные ужасы заставляют человека испытать страх, волнение, безысходность, создавая при этом огромное нервное напряжение.

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)