Новости культуры и искусства

Галина и Леся Тельнюк: «Украинская Культура напоминает беспризорного ребенка»

Рубрика: Музыка
Метки: | | | | | |
Четверг, 23 октября 2014 г.
Просмотров: 1140

Галина и Леся Тельнюк

У этих певиц оригинальный стиль, в их репертуаре есть и философские баллады, и романсы, и фолк-роковые композиции, эскизы, песни с элементами медитативной мелодекламации, джаз-рока. Яркое творчество дуэта Сестер Тельнюк, что сформировался 1986 году, в 1998 году была отмечена премией им. Василия Стуса за вклад в развитие украинской культуры.

Они последовательны как в собственном стиле, так и в искренности, с которой общаются со своим слушателем.

— Жизнь художника — непрерывный диалог с тем, на кого его творчество направлено. Как происходит ваше общение с почитателями?

Галина и Леся Тельнюк

Галя: Перед Новым годом мы были с концертами в Днепропетровске, Запорожье, Ивано-Франковске, Тернополе. Вышел фактически предрождественский тур от Сестер Тельнюк «Восток — Запад». А недавно состоялся концерт в Молодом театре в Киеве. Таким образом наш «Желтый одуванчик» расцвел даже зимой. Это был будто итог концертов под таким названием, какие мы давали в прошлом году. Хотя не хочется говорить о завершении любого своего проекта.

Леся: Но это не точка, а большой восклицательный знак для нас. Потому что в Киеве нас давно не слышали. В последний раз мы презентовали здесь альбом «Тишина и гром» восемь лет тому. В последнее время мы много концертировали именно в регионах. Нам важно находить единомышленников по всей Украине.

Галина и Леся Тельнюк

Галя: Но проблема в том, что очень сложно найти хороший зал для такой музыки, которую играем. Ведь наши выступления — это еще и общение с людьми, следовательно, нужны залы, которые могли бы объединить зрителей разного возраста. Потому что заведения клубного типа посещает преимущественно молодежь.

В западных странах есть специальные поэтические клубы, или читальни. Что-то подобное случилось с нами на Рождество. Мы были во Львове в гостях у художника Безниска. Собралась львовская интеллигенция, это был не только случай увидеть вертеп, но и обменяться мнениями, творчеством.

Леся: И это очень помогает. Ведь когда ты находишь тех, кто думает так как ты, кто близок по духу — можешь сделать какие-то новые интересные вещи. В Киеве сейчас этого, к сожалению, почти нет и не припоминаю, чтобы это было распространено раньше.

Галина и Леся Тельнюк

Галя: Десять лет тому назад надеялись, что мы придем к разнообразию культурных заведений. Но... Почему-то считается, что есть потребность в венских баллах, хотя я уверена, что 99 процентов населения Украины венский балл вообще ни к чему. Демонстрация брильянтов друг перед другом — это не обмен мнениями. Эта гламурная свистопляска имеет неприятный привкус. Это не то, что декларируют Сестер Тельнюк — своими текстами, музыкой, общением с людьми. И потому выбор Молодого театра был действительно удачным. На нашем концерте была и молодежь, которая не всегда придет в театр Франко или во Дворец «Украина», и украинская интеллигенция, наш поэтический и писательский мир. Приятно добывать каждый раз больше сторонников, единомышленников, людей, которые станут с нами защищать мир от негатива.

Галина и Леся Тельнюк

— Интересно было увидеть среди ваших почитателей Екатерину Ющенко.

Галя: Для нас самих ее приход на концерт в Молодом театре стал неожиданностью. Оказалось, жена Президента узнала о нашем творческом вечере по газетам и спросила у помощников: «А почему я об этом не знаю»? Нам позвонили по телефону за день до концерта. Оказалось, что Екатерина Михайловна помнит нас еще с «УБН».

— Удалось ли найти единомышленников во время туров Восточной Украиной? Ведь у вас, кроме рождественского тура, в прошлом году был интересный «творческий поход» за маршрутом: Днепропетровск — Донецк — Одесса — Харьков — Полтава.

Галина и Леся Тельнюк

Галя: Если говорить о Запорожьи, Днепропетровске, Донецке, то там существует языковая проблема: использование украинского языка очень ограничено. Люди слышат его лишь искаженным в рекламе, или обыденным на телевидении. Их надо по-настоящему готовить к украинской поэзии, потому что форма стихов, например, Богдана-Игоря Антонича сложная и звучит для многих в том регионе как иностранная. Но дело медленно двигается. После концертов многие с русскоязычных зрителей говорили: «Нужно прочитать». Это очень важно, наше творчество растапливает лед недоверия к украинскому.

Леся: В то же время, скажем, в Тернополе на концерт приходят полностью подготовленные люди, которые знают весь наш репертуар, наши альбомы и поют вместе с нами. А заканчивается все маршем «На Москву» с представления «УБН». Хотя даже в Киеве для нас не все просто. Здесь каналы не берут клипы к показу, говоря, что они неформат. И даже деньги не разрешают проблему, пока «какая-то Клава» не скажет, что это формат. Ситуация сложная и неприятная. Но мы считаем, что делаем нужную работу и идем правильным путем.

Галина и Леся Тельнюк

Галя: В Донецке наши партнеры очень хорошо подготовили наше выступление. Хотя сначала, узнав, что мы ставили «УБН», убеждено говорим украинским, отнеслись к нашим концертам как к политической акции. Думали, что это с Киева забрасывают националистическую агентуру, потом решили, что мы от как-то партии, считали нас диссидентками шоу-бизнеса. Когда этот весь набор штампов лопнул как мильный пузырек — мы перешли на человеческий язык. Пришлось прочитали лекцию о Стусе — слушатели только мигали глазами. И мы поняли, что они перешли на нашу сторону.

Люди там открыты — я имею в виду простых, которые способны думать. И что интересно — в разговорах после концерта они все начинают вспоминать, что ходили в украинскую школу. А в Одессе работница концертного зала удивленно спросила: «Неужели вы и в жизни по-украински говорите»? Люди привыкли к лицемерию, когда на сцене — одно, в жизни — другое. Почему у нас такой плохой украинский язык на радио и телевидении? Потому что не используют его в жизни, для своего развития.

Галина и Леся Тельнюк

Леся: Особенно растрогал эпизод, когда после концерта к нам подошла юная представительница Донецка и сказала русским: «Мне так стыдно, что я — землячка Василия Стуса, но творчества его не знала. Благодарю вас за него. Теперь буду читать произведения этого поэта». И это при том, что мы не пели в концерте песен на стихи этого поэта... Вообще, Восточная Украина нас очаровала.

— Как повлияло на ваше творчество представление «УБН»?

Галя: Оно стало поворотом в жизни. Это был сверхмощный протест двух девушек. Мы выступили против всей политической машины Украины того времени и при этом никем не были защищены. Конечно, если бы не фигура Федора Стригуна, который стал столбом и все вынес на своих плечах (исполнитель главной роли — актер Львовского драматического театра им. Заньковецкой. — Авт.), взяв на себя главный удар, мы бы не выдержали, у нас бы ничего не вышло.

Галина и Леся Тельнюк

Очень разочаровало отношение к представлению политиков. Они настолько испугались, что я понятная: людям у нас не на кого надеяться. Народ брошен на произвол судьбы. Люди и политики — это два сообщества, которые не пересекаются. Представление «УБН», которое стало бомбой для общества, было неудобным всем, поскольку нет идеально чистых, идеально смелых политиков. И главное, что они и не пытаются такими стать. Политики — это идеальные лгуны, это единственная черта, что их выделяет.

- Неужели все спрятали головы в песок?

Леся: Первым поддержал «УБН» Виктор Ющенко, который тогда был премьер-министром, но его быстро сняли. Помог Николай Жулинский — если бы не он, то представления бы в Киеве не было. Он подписал документ, от которого все зависело. Помогал Павел Мовчан, Александр Биструшкин.

Месяц тому назад представление шло в Киеве. Каждый раз оно читается по-новому — в зависимости от ситуации, интерес к нему не утихает, представление собирает полные залы. Нас спрашивают почему не делаем «УБН-2». А зачем, если первый «УБН» еще себя не исчерпал. Может, чтобы представление тысячу раз прошла в Украине, мы бы взялись за новый сценарий.

Галина и Леся Тельнюк

— Вы стояли возле истоков новой украинской музыки, которая родилась из первых фестивалей «Червона Рута». Что сегодня можете сказать о нашей музыке?

Леся: К сожалению, украинская музыка остается «слабым звеном» в Украине. Десять лет тому назад нам казалось, что будет нормальное развитие, количество украиноязычных музыкантов увеличится, и это создаст условия для конкуренции. Но этого не случилось ни в серьезной музыке, ни среди популярных исполнителей. Это ненормальное развитие. Мне кажется, все идет от отношения власти, которая и в дальнейшем считает культуру последним вопросам в жизни Украины. Когда в действительности этот первый вопрос.

Галя: Нет культурного поля, которое бы формировало Украину. Вы посмотрите, кто при власти — люди безвкусные. Почему, чтобы запустить космический корабль, люди учатся, а, чтобы формировать культурное пространство государства, не надо никакой подготовки? Украинская культура у нас как беспризорный ребенок.

— К своим песням вы часто берете тексты из украинской классики. Может, кто-то с новой генерации литераторов привлек ваше внимание?

Галя: Украинская литература развивается достаточно мощно, но жаль, что это развитие какое-то однобокое — с тенденцией к чернухе и серости. Нет светлых вещей. И я знаю почему. Потому что литература воссоздает то, что делается вокруг. А вокруг ничего хорошего нет. Если бы у писателей на первом плане стояла проблема культурного наполнения, то тексты были бы сильнее и более глубокие. Писатель своими произведениями должен приносить надежду, очистку, давать оптимизм. Он должен пропагандировать лучшие стороны жизни — даже через боль. А у новых авторов, даже очень молодых, на страницах произведений — осадки грязи.

Мне нравится Оксана Забужко — это профессионал. Приятно осознавать, что есть такой очень светлый человек на свете. Юрий Андрухович неплохой, но пусть он как мужчина сам себя хвалит. Нравятся последние книги Марии Матиос.

Леся: Мне кажется, что сейчас среди писателей не принято, чтобы текст был хорошим, эстетическим, имел высокое наполнение. Почему мы берем украинскую классику для наших песен? Потому что этих писателей приятно читать, они создают настроение, в котором хочется жить. Этого света и красоты недостает новому поколению.

— А что можете сказать о «походе» музыкантов в украинский парламент?

Леся: Музыкант должен заниматься творчеством. Хотя это личное дело каждого — как пачкаться. Зная гонорары, которые им выплачивали, — ничего, кроме презрения, это вызывать не может. Я пытаюсь не смотреть телевизор, не слушать радио, а интересуюсь только тем, что мне нравится, создает наш собственный мир. Все другое распыляет, забирает силы и энергию, меняет мнения.

— Возможно, музыканты-политики добьются того, что на культуру будут выделять больше средств?

Галя: Скорее добьются, что им больше денег выделят.

— Верите ли вы в приметы? Скажем, взять такое утверждение: как Новый год встретишь, так его и проведешь?

Галя: Я вообще с детства любила анализировать, следить за такими вещами. Например, и до сих пор помню, какая зима была снежной, а какая нет. Я хотела знать, как это влияет на мою жизнь. Теперь пришла к заключению: то, как встретишь Новый год, или какой цвет будет на тебе, не играет никакой роли. Считаю, что Новый год лучше всего встречать в семейном кругу. И действительно же это просто календарное изменение времени. А в целом человек не может представить себе, как проведет год, потому что это большой промежуток времени и трудно заглянуть так далеко заранее.

Леся: Главное, чтобы было оптимистичное настроение. Новый год дает нам точку отсчета для новых дел. И если бы человек жил ежедневно так, как будто это его последний день — то он провела бы его совсем иначе. Поэтому я советую не откладывать свои дела на завтра и любить каждый день.

— Готовите какие-то сюрпризы для своих сторонников в этом году?

Леся: Записываем экспериментальный альбом. Он будет иным — и за музыкой, и за текстами, в нем увеличится электронное звучание. Творческий процесс у нас прерывается разве поездками.

Галя: У нас во Львове будет концерт 3-го февраля в театре Заньковецкой. Дальше на очереди Луцк и Ровно.

— А кризисы в вашем творческом тандеме случаются? Ведь вы вместе уже не первый год.

Галя: Разное бывает, но проблемы, которые возникают в наших отношениях, кризисом назвать трудно. В действительности мы поддерживаем друг друга. Когда, условно говоря, я падаю, меня поддерживает Леся, а когда ей уже невмоготу нести свой груз, то я подставляю плечо. Хотя какое там у меня плечо, я натура уязвимая и сама нуждаюсь в защите. А когда и скажу резкое словцо, то лишь для самозащиты. В жизни надо уметь держать удар и, быстро приходить в себя.

Леся: Я могу сказать, что Галя очень критичная к миру, но прежде всего она критичная к себе.

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)