Новости культуры и искусства

Гладий устроил настоящую «Истерию»

Рубрика: Театр -> Изобразительное искусство
Метки:
Суббота, 6 ноября 2010 г.
Просмотров: 1080

Поспорить или согласиться с Фрейдом предлагают театралам «франковцы»

Спектакль «Истерия» ожидали давно и с нетерпением. Причин этому интересу авансом было несколько. Во-первых, Зигмунд Фройд — персонаж интересный, потому что умный (или наоборот), причем интересным благодаря своему психоанализу он будет еще очень и очень долго. Во-вторых, Богдан Ступка в главной роли — спокойно мимо этого факта в афише не пройде даже тот, кто к активным посетителям театра пока еще не принадлежит. В-третьих, Григорий Гладий. И, пусть простят мне Ступка и Фройд, вполне вероятно, что последний в этом проекте выполняет или не наибольшую гипнотическую функцию.

Театральный режиссер Григорий Гладий родился в городе Хоростков Тернопольской области. Закончил Киевский институт театрального искусства имени Карпенка-Карого по специальности «Киноактер», в ДИТМи в Москве учился режиссуре драматичного театра в Захарова и Васильева. Как актер работал в театрах Харькова, Киева, Москвы... Однако Гладию «повезли» утверждаться в своей профессии тогда, когда активисты из КГБ дело могли «высосать» из пальца и вклеить ее к будь-чьей биографии. Претензии к Григорию Гладия у этой почтенной структуры возникали постоянно. В 1990 году не от сладкой жизни актер решил творить свою судьбу за пределами Украины. Поселился в Монреале (Канада), играл в театрах Вены, Канады... Разработал собственную систему актерского тренинга, начал получать приглашение из разных театров мира провести мастерские классы... А еще Григория Гладия «запеленговал» Голливуд. Украинский актер снимался в фильмах «Тайный агент Никита», «Идеальный мужчина», «Проект Ельцина»... Советский и постсоветский кинематограф также не проворонил талантливого актера — Гладий снимался в лентах «В бой идут одни старики», «Такая поздняя, такая теплая осень», «Войдите, страдальцы», «Затерянные в песках», «Сирано где Бержерак», одна из последних киноработ актера — роль Романа Шухевича в «Непокоренном».

Как говорит Богдан Ступка, в том, что Гладий в настоящий момент выпустил свою «Истерию», есть «вина» и Нели Корниенко, которая год назад приглашала режиссера провести мастерские классы. Стратег Богдан Сильвестрович предложил младшему коллеге внести свой вклад в репертуарную афишу Театра имени Франка.

Однако, как говорит Григорий Гладий, сначала о «Истерии» не шла речь, как возможные варианты будущего проекта фигурировали произведения Гоголя и Кафка. Была даже идея «зваять» на сцене «Тени забытых предков» — Гладий видел это как диалог из Параджановым, в которого он так и не успел сняться в «Слове о полку Игоревом», где должен был сыграть князя Игоря. Богдану же Сильвестровичу сначала пришелся по душе «Замок» Кафки. Но оптимальным вариантом стала «Истерия».

Кстати, Гладий признает, что соглашается с критикой фройдовского психоанализа — теория эта, особенно в тридцатые годы прошлого века, подпортила отношения мужчин и женщин, в результате чего последние еще больше увлеклись эмансипацией. Но Гладий, как и Фройд в свое время, одним из самых главных объектов своего художественного внимания считает подсознание. А что у нас, людей суперстремительного ХХІ века, общего с понятием «истерия», думаю, объяснять не стоит — это как определение того контекста, в котором живем.

В Театре имени Франка «Истерия» будет длиться на протяжении года.

ГОЛОС С ПАРТЕРА

Билетами на представление я запаслась за месяц до запланированной премьеры. В том, что не ошиблась, утвердила еще и весть об участии в постановке корифея Богдана Ступки.

Цены на билеты не превышали «франковских» стандарты, и зрительный зал был заполнен, хотя партер зиял маленькими дырами. Всего за одну гривну в вестибюле предлагали программку, где непосвященному зрителю рассказывалось, кто такой Терри Джонсон, автор пьесы «Истерия», поставленной Джоном Малковичем в Париже. Там же отмечалось, что трагифарс о последнем периоде жизни Зигмунда Фройда будет длиться два действия, а в действительности же нам пришлось отсидеть все три и выйти в теплый ночной Киев уже по двенадцатой ночи. Подруга, которую я потянула на «модное представление», трудно переживала начало первого действия: с часто повторяемыми одинаковыми фразами, раздвоением личности дочери психоаналитика и его пациентки, вокруг которой, собственно, и закручен сюжет «Истерии». Но театральное представление и режиссерское переосмысление — это не банальная рефлексия реальности, здесь нужно читать скрытое содержание, успокаивала я ее. Впоследствии камерность обстановки разбавил эксцентрический Сальвадор Дали в исполнении Остапа Ступки — его припадочно холерическая беготня по сцене, смешные реплики отвлекали зал от погружения в самоанализ. Тандем Богдан Ступка (Фройд) и Лесь Заднипровский (доктор Егуда) — что здесь говорить — изюмина любого представления. Особенно оппонент Егуда, консерватор, представитель избранного народа, который не воспринимает сюрреализм и общественные патологии, так дорого и дорого пришелся к сердцу тем, кто не понимает назначения красных гномов и обнаженного трубача на сцене.

Многое в Гладиевой постановке «Истерии» можно не воспринимать и спорить, но большинство зрителей не оставили зал, пока не наступил процесс вручения пышных букетов. Длительные аплодисменты зрительской аудитории натолкнули на вывод, что тот, кто ставит на психоанализ, не проигрывает, потому что Фройд и сам не до конца разобрался в своем учении — это уже резюме основного мотива представления.

Людмила ОЛТАРЖЕВСКАЯ

Наталья МАЛИЦКАЯ

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)