Новости культуры и искусства

Кинематограф перемен

Рубрика: История -> Кино и ТВ
Метки: |
Пятница, 2 ноября 2012 г.
Просмотров: 1246

В канун своего съезда кинематографистам остается верить только самим себе. За два дня члены Национального союза кинематографистов Украины соберутся на свой дежурный съезд.

Прежде всего, для того, чтобы убедиться: еще не умерла кинематографическая нация. Не считаясь ни с чем... А кстати, вы знаете много стран, где есть кино уровня режиссеров Александра Довженко, Ивана Кавалеридзе, Сергея Параджанова, Феликса Соболева, операторов Даниила Демуцкого и Вилена Калюти, художников Василия Кричевского и Георгия Якутовича, актеров Амвросия Бучмы и Ивана Миколайчука, анимации Ирины Гурвич?

Где есть такая школа операторского искусства с ее почти непостижимой чувствительностью к визуальной красоте мира, где есть такое неигровое кино, которое умеет увидеть в земном, прозаичном так много высокого, насыщенного образной информацией. Франция, Италия, Большая Британия, Германия, Россия, Швеция, США, Польша, Дания, Грузия, Япония, Китай... Поэтому потому что и оно — стран с соизмеримой культурой экранного искусства в мире немного.

Коротко вспомним, как развивались события от начала 90-х. Сначала все выглядело просто блестяще. в 1991 году продуцировалось 68 игровых (так называемых художественных) фильмов: на Киевской киностудии имени О.Довженко — 16, Одесской киностудии — 28, остальные — на негосударственных студиях; в 92-ом — 68 (соответственно, 20 и 23); 93-у — 47 (соответственно, 15 и 15). А затем цифры стремительно едут книзу. В 1995 г. уже только 16, в 98-ом — 4, в 2000 г. — так же четыре. В 2001-2002 годах уже больше. 2001 — 8, в т.о. 2 сериала и один полнометражный студенческий фильм, в 2002 г. — 7. В 2004-ом на кинопленке снято уже 10 полнометражных игровых фильмов, однако 6 из них является телесериалами, а из четырех, предназначенных для кинотеатрального проката, 2 — совместного украино-русского производства, один сделан за внебюджетные средства. А еще государственным бюджетом профинансировано производство молодежного альманаху «Любовь — это...», сборника короткометражных фильмов на отмеченную тему; таким образом состоялся дебют больше десяти молодых кинематографистов.

Еще пару лет потому доминировал исключительно пессимистический взгляд на состояние дел в отечественном кино. В настоящее время таких взглядов, по крайней мере, два. Первый заключается в том, что наше кино потихоньку опускается под воду, вроде бы мифическая Атлантида. Так выдается многим кинематографистам старшего поколения. Из потопленного континента звучат голоса, которые призывают остановить уничтожение. Месяц тому назад состоялись слушания в Верховной Раде (при почти полном отсутствии депутатов), специально посвященные кино-катастрофе и поискам путей выхода из драматичной ситуации. А еще на протяжении последних двух месяцев еженедельно проводятся дискуссионные «круглые», и не очень, «столы». Кое-кто говорит, что здесь прокламируется исключительно точка зрения старших, для которых вся та «рыночность», — как красное тряпье для быка. Это правда, но не полная. Во-первых, и среди старших существуют разные взгляды. Во-вторых, молодые, к сожалению, не выражают особенную активность — то ли так занятые работой, или имеют нежелание к «болтовне».

Не все там, во время обсуждений, дискуссий, взвешенно и не все за здравым смыслом. Не обходится без любимой отечественной игры «у дурака», в поиск врага и виновника всего и вся. Обнаружили, к примеру, «пятую колонну» и ее лидеров с подозрительными анкетными данными... А все же в целом идет наработка конструктивных реформаторских идеологий, в основе которых — представления о необходимости создания рыночной, состязательной инфраструктуры. Ну, таким уже является мир в настоящее время, и когда не будешь тренировать мышцы — не выигрываешь, будешь гибнуть на обочине.

Взгляд младшего и среднего поколения значительно более оптимистичен. Их понять можно: за последние годы воскрес и набирает силу кинопрокат. Растет и кинопроизводство. Еще раз вернемся до прошлого года. Я начислил 35 ( кроме десяти, снятых на кинопленке, еще 25 на других носителях) игровых фильмов (альманах «Любовь — это...» посчитано как один), сделанных по большей части за не бюджетные и далеко не всегда украинские деньги. За бюджетных — «Настройщик» Киры Муратовой (совместно с Россией), «Троянский спас» Александра Денисенко, киновариант четырех серийного телесериала Андрея Дончика «Украденное счастье» («Студия 1+1»). Завершил свой фильм «Татарский триптих» и Александр Муратов (сразу в трех языковых вариантах: украинском, русском и крымско-татарском), однако производственный цикл из-за прекращения бюджетного финансирования окончательно не завершен. А еще — «Ночь света» Романа Балаяна, проект, где решающую роль сыграли русские по происхождению деньги при минимальном участии внебюджетных украинцев». А по системе продюсерского кино — фильм «Железная сотня» Леся Янчука.

Остальные — это по большей части телесериалы или фильмы, снятые телеканалами (на их заказ ли). Опять-таки нередко при участии русских вложений. Однако, съемочные группы в абсолютном большинстве являются украинскими за своим составом. Вот это самый отрадный факт — люди возвращаются к работе. По большей части это художники среднего поколения — Анатолий Матешко, Андрей Дончик, Александр Денисенко, Владимир Балкашинов, Галина Шигаева, Владимир Попков, Вячеслав Криштофович, Татьяна Магар... Перед ведут телеканалы «Интер» и «1+1», которые продуцируют ежегодно больше лент. Вызывая сетования, временами обоснованные, а иногда и не очень, в попустительстве безвкусицы и трансляции «мильных пузырьков». Так или иначе, однако, это тенденция, что характерная для многих стран: в роли одного из основных подвижников фильмов выступают телекомпании. А еще же у нас снимаются (по большей части на видео-носителях) немало неигровых, документальных лент. И здесь начали активизироваться телекомпании. Словом, будем считать, что процесс, наконец, пошел. Будем надеяться, что этот процесс будет иметь продолжение и в виде производства лент для кинотеатрального показа.

А здесь у нас сплошные проблемы. Они начинаются и практически заканчиваются на киностудиях. Напомню, в Украине три студии игровых фильмов: Довженковская в Киеве, Одесская и Ялтинская. Последняя уже практически принадлежат какой-то там русской группировке. Есть достаточно сильные подозрения относительно того, будто хотят раздерибанить и присвоить и Одесскую студию. Подобные подозрения адресуются и Виктору Приходьку, гендиректору Довженкивской киностудии. За ним якобы кто-то стоит... Хотя студия имеет статус национальной и, следовательно, присвоить ее нет никаких правовых оснований.

Впрочем слухов много, их происхождение является понятным: за последние годы дерибан государственного имущества достиг космических масштабов. Остапу Бендеру что-то подобное и не снилось. Поэтому бояться есть чего. А здесь еще пришли к власти молодые и решительные ребята. Слышу от одного юнца (пока еще он не при власти, однако кто знает...): нужно продать студию имени Довженко и за те деньги построить на околице Киева новую кинофабрику с самым современным оборудованием. «Блестящая» идея! Ее можно продолжить. Давайте продадим и Театр имени Ивана Франко, а на те средства построим где-то в лесу новый — такой, что мир ахнет. Чихать, что стены франковского театра полнятся энергетикой незабываемых актеров, что там сам дух подносит...

Подумаешь, «дух» — его к тулупу не подошьешь, теплее не сделается. А сад, посаженый Довженком, — тоже фантомная субстанция. Построить бы пару пятизвездочных гостиниц — была бы людям радость. А так... Трусливо даже от таких прожектеров, для них культурная традиция, культурная ментальность является пустым звуком.

Нет, извините, но студия имени Довженко должна оставаться на своем месте. Кстати, как бы не относиться к Приходька и его заявлениям прессе (временами так же лишенных такту относительно национальных традиций), но за его непродолжительное руководство студия во многом поменялась к лучшему. Если бы еще государство выполняло свои обязательства. Скажем, в прошлом году из бюджета должно быть перечислено студии 16 миллионов гривен на новое технологическое оборудование. Поступили семь. Остальные растворились в водовороте предвыборных баталий. Деньги, можно сказать, пропали полностью — и Янукович не победил, и новой техники нет.

В настоящее время это или не главная проблема — недостаток нового современного оборудования, я уже не говорю о ремонте или сантехнике которую нужно срочно менять. И все стоит немалых средств, которых не выделяют. Я например сам пойду и куплю сантехнику, потому что знаю где можно купить качественную вещь, но много ли я сам смогу изменить, кинематографу нужен хозяин. Делать фильм для большого кинотеатрального показа на обветшалом оборудовании и в аварийном здании является вещью напрасной, и опасной. Тогда уже лучше не делать. Следовательно, создание мощного современного производства является сегодня заданием первостепенной важности. К тому же это прописано в Законе «О развитии национальной киноиндустрии в 2003—2007 годах». В законе!

Только как он выполняется — в этой части и в других... А никак. Скажем, по закону тем же, расходы на изготовление фильмов в 2005 году должны были вырасти до 54 миллионов. Что имеем? Аж 21 миллион запланированных в бюджете (правительством Януковича) гривен. Из которых долг за 2004 год составляет пять миллионов. Остальные деньги расписаны за графиком Минфина таким способом, что львиная доля поступит аж в конце года. А это значит, что они просто пропадут. Когда ничего не изменится, когда правительство Юлии Тимошенко не сделает никаких изменений — все, крючок, кино-года не будет. В первый раз при новой Украине за государственные средства не снимут ни одного фильма... Что же, пусть новая власть сама решает, нужна ли ей слава кино Герострата.

Вообще, по информации директора Центра культурных исследований Александра Гриценко, бюджетные расходы на культуру (в системе Минкульту) от 1999 года выросли в шесть раз. А на кино? Не спрашивайте, почему у меня заплаканные глаза. И в целом часть расходов на кино в системе того же Минкульту снизила из 13 % до 2,5 % в настоящее время. Вот вам и все — больше сказать о так называемой государственной культурной политике относительно кинематографа ничего. Если она останется такой, которой является, то кинематографическая нация у нас может просто выродиться. Телевизионное кино у нас будет, кинотеатральный показ голливудского мейн-стриму — также, здесь можно не сомневаться. Относительно всех других компонентов кино-культуры (из архивно-музейной делом включительно) — большой вопрос.

Собственно, идет речь не так о том, чтобы государство давало деньги, как об установлении правил игры и определенных протекционистских законов. Так как что, у нас денег нет в Украине? Миллионов пятьдесят — шестьдесят (при условии создания оснащенных современной техникой студий) — и дело пойдет. Хорошо было бы создать не просто отдельный управленческий орган, а что-то вроде европейских фондов, или же центров кинематографии (так во Франции, скажем). Какой был бы государственно общественным образованием с абсолютно прозрачными действиями во всем, который аккумулировал бы в себе и бюджетные средства (на детское кино, к примеру, неигровое, познавательное...), и те, которые поступают от разных собраний от проката зарубежного кино (принятие соответствующих законопроектов предусмотрено цитируемым выше законом) и спонсорско-меценатских пожертвований (что тоже должен регулироваться законом, которого до сих пор нет). Плюс поэтапное внедрение продюсерской системы изготовления фильмов и распространение лент. Действительно, нынешняя система, при которой Минкультуры и является продюсером, полностью себя дискредитировала. Должен возникнуть профессиональный клан людей, которые берут на себя ответственность за производство и распространение фильмов, — иначе в рыночном окружении будет продолжать коснеть минкультовский флажок социалистического прошлого.

Не будет изменений — будем, как и раньше, наблюдать за тем, как родители нации относятся к кино. Будем унижено просить у них, чтобы сжалились и подбросили деньжат. Ли не достаточно? Поднадоел этот феодализм к чертикам. От власти нам сегодня нужно единственное — запустить, наконец, механизм настоящих реформ. Половинчатые перемены только ломают, калечат (человеческие судьбы прежде всего), нерожавший что-то принципиально нового.

В том, что называют культурной политикой, свое твердое слово должны говорить и сами кинематографисты. Съезд, на который они соберутся 24 марта, должен означать наличие (надеемся на это) политической воли на перемены, желания и умения жать на власть. Как и принадлежат в гражданском обществе. Мы же так много говорим о нем — давайте, наконец, действовать! Да, кстати, уже было — в начале 90-х влиятельность кинематографического Союза была высокой. А затем куда-то оно все девалось. По нашей вине также.

Следовательно, кинематографическое послание власти и обществу в целом: мы живы, мы готовы меняться, готовые работать по-новому. Иначе просто не выйдет. Мы — нация Довженков и Параджановых, их талант должен отозваться чудесными рифмами в судьбе новых поколений. Кто в это не верит, должен сойти с дороги и не мешать.

Сергей ТРИМБАЧ

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)