Новости культуры и искусства

«Кобзарь» forever: удобное наследство Шевченко

Рубрика: Литература
Метки: |
Четверг, 2 декабря 2010 г.
Просмотров: 862

Тарас Григорьевич Шевченко вздохнул почтенно и непричастно, достал часы старые и двинулся спокойно в дорогу. Он шел торжественно тихим городом, в пивных пиво пил мглистое, стрелял папиросу у прохожих – такой живой, такойнепохожий – девушки, парфюмериями покрытые, просили у него закурить

им отвечал не очень учтиво Тарас Григорьевич Шевченко...

Сергей Жадан.

Уже сама попытка осмыслить эту фигуру — научно или бытовой — приближает нас к пониманию не только феноменов истории и нации, но и становится лакмусовой бумажкой культурной причастности. Но что больше мы говорим о потребности новых контекстов осмысления, об опасностях «забронзовения» и культу — когда, кроме «национальной знаковости», уже ничего не видно, — то больше заливаем постамент цементом.

Вот и Госкомитет телевидения и радиовещание Украины решил дотронуться такой метафизики, как «пылкое слово Шевченко» и «генетические основы украинской духовности», в нем закодированные. И не по-любительски — как Бог даст, а по Программе выпуска социально значимых изданий. Похоже, Программа — актуальный в настоящее время случай духовной социальности, то ли социальной духовности, или кто его знает что, направленного на сочетание «социума» с книгами, которые воплощают духовность. Сколько лет государственные средства не доходили до этих сфер, и вот наконец народ, что разросся от времен дешевых тиражированных «Кобзарей», может поставить на полочку подарок от родного государства — национальную Библию, один из патриотически романтичных мифов украинцев. И то ничего, что в школе нам так и не удалось постичь величие фигуры и пророческую поэзию, что вспомнить можем в лучшем случае не больше десяти названий стихотворений Шевченко, что лишь научные работники способны обосновать роль поэта в становлении литературного языка и внедрения национальной идеи и религиозности... Мы знаем, что он — наше наследство. Удобное государственное наследство, которое к делу официоза.

Впрочем книжка выбранных стихотворений и поэм Тараса Шевченко «Я так ее, я так люблю» рассчитанная на несколько другой контингент: она выдана «с целью популяризации творчества величайшего украинского поэта среди украинской диаспоры в России и других странах СНГ». И популяризировать полторы тысячи экземпляров издания среди украинцев-работников у России — гувернанток и строителей с продавцами — планируемый, для большей сугестивности, билингвой — с текстами украинского и русского языка. Так как может диаспора и не знать «родной язык».

Подозреваю, что место этого Шевченко все-таки — в библиотеках Федерации: неизвестно, какая цена книжки в рублях, но стоимость экземпляра в гривнах немного поражает — больше 70. Сначала никто не поверил, ведь грантовые книжки не могут иметь таких цен (потому что какая тогда себестоимость издания?). Но я видела ценник, когда, ради журналистского любопытства, заранее зная об отказе, спросила, предоставляет ли издательство книжку для рецензирования. Не было в глазах представителя «Лыбиди» ни неудобства, ни извинения, а лишь удивленное возмущение, сдобренное возгласом: вы знаете, сколько эта книжка стоит?!

Как сказал автор предисловия Николай Жулинский, «русская трактовка — непростая, политическая вещь». Поэтому зацепим интересную «деталь» — авторов переводов на русскую. Как на декларируемое «осовременивание» «Кобзаря», выбор толкователей выглядит как минимум странным — поданы еще советские переводы. Но особенно возмущаться не придется, ведь современных профессиональных переводов Шевченко фактически не существует. Не потому ли один из издателей выразил мнение — мол, стоит принимать во внимание современные любительские переводы, ведь они, вполне вероятно, легче могут обходить штампы.

Не стоит останавливаться на объяснении разницы в энергетике двух родственных языков, где сказанная бытовая фраза приобретает противоположные оттенки. Что же говорить о насыщенном поэтическом слове, которое даже родным языком не каждый способен выговорить?.. Стилистика дум, готика Шевченковых пророчеств в переводах кое-где трансформируется в неожиданно вульгарный пафос, иногда — игривое, фамильярное стихосложение с банальными глагольными рифмами. Возможно, не ошибочно, а ради невозможности сопоставления в книжке нарушена традиционная для билингвы схема параллельной компоновки текстов. В поисках адекватности перевода того или другого произведения можно долго барахтаться в содержании и страницах, которых немало, — под семь сотен.

О думы мои! О, слава злая!

Из-за тебя я напрасно страдаю

Терзаюсь, мучаюсь... но все же не каюсь...

Правда, за желание можно найти (к сожалению, отдельных комментариев о переводчиках в издании нет) не просто меткие переводы, и а такие, которые расширяют этнические пределы текстов.

«Тяжело прорываться к русской элите», — вздохнул на презентации издания Иван Драч. И, наверное, такой книжкой прорываться к ней будет еще тяжелее. Поэтому не время ли обращать внимание на «прорыв» в другую сторону: к молодежи, к украинской элите, к рабочему, к крестьянину. В конечном итоге, к детям в школе, которые никогда не увидят этот красивый книжку-кирпич с качественной полиграфией и заоблачной ценой? Целый «круглый стол» на обсуждение проблем осовременивания «Кобзаря» был организован Музеем Тараса Шевченко, Институтом литературы НАН Украины вместе с издательством «Лыбидь». Ведучий Юрий Макаров по-телевизионному профессионально поставил проблему — путь Шевченко к молодежи, есть ли он — и пригласил к дискуссии, кроме «академических» теоретиков, «практика» — Славку Вакарчука из «Океана Эльзы». Но никакой дискуссии не было, за исключением двух попыток прорваться к микрофону людей вне программных выступлений.

Действительно, не единственным живым словом ли «в тему» был стыдливый Вакарчук: «Культура и искусство есть высокого класса, но люди, которые ее обслуживают, не выдерживают конкуренции. Мы много говорим, — молвил он без всяких намеков, и, знаете, никто рядом не покраснел. — Что чаще будут его чествовать официально, что больше будут рисовать на купюрах, то меньше молодежь его будет ценить».

Так что копиры на одеяло Шевченко остаются за официозом, который изо всех сил стремится подогреть ею хронические годы России в Украине, болячки и пустой зуд в бумажнике.

Ни попытки Бузины докинуть своих пять копеек в казну наследства (но разве же бы его допустили к святая святых?), ни антагонистично провокативные исследование авторитетных Оксаны Забужко и Джорджа Грабовича (нет-нет, их не было на презентации), ни любимые песни на стихотворении Шевченко в исполнении «Мертвого петуха», «Кому вниз», сестер Тельнюк, «Ничлави» (конечно, они не звучали) не к делу молоху государственных программ.

... Знаете, чем заканчивается стихотворение «Тарас Григорьевич Шевченко» Сергея Жадана?

...он в конечном итоге убежал из этого города

он исчез из сияющего месива

и в черешневой цветочной пене

его встретили первые петухи.

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)