Новости культуры и искусства

Мирослав Слабошпицкий: «Люблю подлинность она цепляет»

Рубрика: Кино и ТВ
Метки: | | | |
Понедельник, 8 октября 2012 г.
Просмотров: 1152

Мирослав Слабошпицкий

Имя этого талантливого украинского режиссера, сына известного писателя Михаила Слабошпицкого, все чаще звучит в теле- и радиоэфирах, мерцает в печатной прессе, ведь вот уже месяц он является обладателем престижной международной награды «Серебряный леопард».

Во время кинофестиваля в городе Локарно, что в Швейцарии, мировые художники высоко оценили 24-минутную ленту Мирослава Слабошпицкого «Ядерные отходы». Ее отметили среди 28 короткометражных и среднеметражных лент молодых независимых режиссеров из стран Европы, Азии, Австралии, США и Великобритании. «Ядерные отходы» 37-летнего украинца - единственная киноработа из стран СНГ, которую отобрали в конкурсную программу.

Интересно и то, что именно Мирослав Слабошпицкий - единственный украинец, который два года подряд участвовал в берлинском конкурсе Берлинале: с фильмами «Диагноз» (в 2009 году) и «Глухота» (2010-го). В настоящее время режиссер планирует начать работу над полнометражным дебютом «Племя» - о глухонемых воспитанниках интерната.

«Ядерные отходы» - история о мужчине и женщине, которые работают в зоне отчуждения, - появится в украинском прокате в ноябре вместе с другими лентами киноальманаха «Украина, гудбай»!

– Мирослав, можем ли мы говорить, что эта награда уже повлияла на вашу творческую жизнь, что вас постиглии какие-то позитивные изменения?

– Думаю, все начало меняться к лучшему еще 2009-го, когда я снял фильм «Диагноз», и он попал в Берлин. Тогда я дал свои первые сто интервью. Потом такая же история была с фильмом «Глухота». И вот в настоящее время длится что-то подобное... Относительно изменений в профессиональной жизни, это безусловно важная награда. Потому что фестиваль в Локарно проходит 65 лет, а из украинцев «Серебряный леопард» получила только Кира Муратова. То есть меня запишут в историю нашего кино в любом случае. Если серьезно, то благодаря реформе, которая состоялась в Государственной службе кинематографии, которая в настоящее время имеет название Государственное агентство Украины по вопросам кино, все заработало на лучшее. Да, будто матушка-природа прекратила «беспредел», и я имею перспективы этой зимы наконец начать снимать фильм «Племя».

– Скажите, а что чувствовали, когда среди победителей услышали свое имя?

– В действительности это фестиваль такого уровня, где все должно быть подготовлено зарание, и я должен был подтвердить свое присутствие. Поэтому перед выходом на сцену узнал, что меня будут награждать. Но одинаково сомневался до последнего. Поэтому в целом впечатления таковы, как будто побывал на Марсе. А вот мой товарищ, продюсер и режиссер Володя Тихий, верит в меня значительно больше, чем я в себя. И вот он терроризировал меня по телефону, мол, ну говори уже наконец, что и к чему. Но я молчал, лишь написал: «Что-то будет, смотрите», ведь церемонию награждения транслировали в интернете. Когда вернулся со сцены, то все мои коллеги-призеры «расстреляли» у меня целую пачку папирос, потому что обычно они не курят (как большинство европейцев), но как-то должны были утолить волнение.

– Приветствие от кого стало для вас наиболее неожиданным или самым желательным?

– В действительности все - дорогие. После награждения полчаса читал сообщения в телефоне - приветствовали друзья, знакомые. Но, как человеку, который десять лет вел войну с Анной Чмиль, бывшей головой Госслужбы кинематографии, то услышать слова приветствия от нынешней главы агентства по вопросам кино Екатерины Копиловой, было приятнее всего. Потому что это усилило надежду, что, возможно, мне позволят снять фильм.

– Мирослав, в чем, по вашему мнению, особенность ленты «Ядерные отходы»? Какие ее сильнейшие моменты?

– В кино каждое решение принимаешь, исходя из того, сколько имеешь денег, какой состав группы, и на какую камеру снимаешь. То есть ты всегда выходишь из ситуации. Кто-то сказал, что кино - это попытка с большим количеством людей и тяжелой аппаратуры достичь легкости пэра писателя. Смотря «Ядерные отходы», у зрителей создается впечатление, будто это документальный, а не игровой фильм. И это считают одной из моих заслуг, хотя я не делал этого сознательно. Мне кажется, что такой фильм мог снять только я, потому что 1996-го неоднократно был в Чернобыле, летал в саркофаге, заходил внутрь реактора, где все и произошло. Конечно, кто-то другой мог снять лучше, но у меня было ощущение этого места и своими впечатлениями я захотел поделиться со зрителем. Это фильм о нынешнем времени. В нем три главных героя - мужчина, женщина и непосредственно зона отчуждения. Зрители в Локарно смотрели ленту достаточно внимательно, как и жюри. По завершению взорвались настоящие овации, тогда я подумал: «Что все идет хорошо».

– Вам было 25, когда вы поехали в Чернобыльскую зону. Почему вас это интересовало?

– Еще учась в театральном институте я снимал немало документального кино. Ездил с каретой «скорой помощи» на вызовы, был на заваленной шахте, наблюдал за разминированиями. С агентством МЧС снимал криминальную хронику, следовательно попал в Чернобыль. К слову, есть такой феномен, что люди на зону «подсаживаются», как на наркотик. Кто раз там побывал, непременно хочет вернуться. Она производит мистическое впечатление, это тот магический опыт, который навсегда с тобой.

– Ваши фильмы «Диагноз», «Глухота» - о бездольных, социально незащищенных подростков. По-видимому, это совсем другой пласт жизни, каким жили вы в такие годы?

– Быть подростком - это очень трагический и сложный период в жизни каждого человека, независимо от социального статуса. Это уже потом ты понимаешь, что в действительности это были наилучшие годы твоей жизни. А тогда ты этого не знаешь. Мне интересно снимать кино о подростках, потому что они еще не перебиты и не поломаны, для них еще нет смерти (они не осознают, что умрут) и остро все чувствуют. В школе, где я учился до 8 класса, почти весь мужской состав старших на год учеников судили по статье «групповое изнасилование». Тогда часто кого-то убивали, то кто-то погибал. У меня была неблагополучная школа, которая и закаляла к дальнейшей жизни.

– Но когда вы возвращались со школы домой.

– …то бросал дипломат, переодевался, и ехал в центр города в кинотеатры, где смотрел по два-три фильма в день.

– Уже тогда определились с будущей профессией?

– Во втором или третьем классе я решил, что буду кинорежиссером. Не знаю, почему. И больше никогда мои желания не менялись.

– А от кого у вас такой резких, не трусливый характер, если не секрет?

– В творчестве на меня очень повлиял мой друг юности, классик украинской современной литературы Олесь Ульяненко, в настоящее время покойный. Поэтому я воспринял его смерть как личную трагедию. Потому что я смотрел на него и понимал, что так можно жить... И ожидал хеппи-энда этой истории, но его не случилось. Тогда увидел большую несправедливость. Ульян был чудесным другом! А относительно характера. Отец тоже несдержанный в каких-то оцениваниях. Однако в целом моя семья - это чудесные, приятные люди, поэтому как знать, откуда я взялся такой (смеется. - Ж.К).

– Относительно вкусов и вкусов вы как-то высказались: «Люблю что-то такое, что цепляет». Что цепляет вас в кино, книгах, людях, в целом - в жизни?

– Очень просто - это подлинность. Во всем.

– И напоследок. Если бы вам сделали заказ снять дорогой позитивный фильм об Украине, какую сферу жизни вы избрали бы?

– (Задумался. - Ж.К). Я пытаюсь серьезно ответить на ваш вопрос... Первое, что скажу, я отказался бы. А если бы было очень много денег, то нанял бы сценариста, чтобы он написал фантастический сценарий о 2900-ом году и мы снимали бы какой-то футуристический фильм. Хотя в действительности я не верю в какое-то светлое будущее. Пока убеждаюсь, что предпосылок для того, чтобы наша страна состоялась, нет. После независимости была эйфория, я ходил на демонстрации, спешил в Верховную раду, когда выходили Лукьяненко, Чорновол, и мы встречали их как роковых звезд. В настоящее время же я достаточно большой пессимист касательно будущего Украины.

Р.S. Фильм Мирослава Слабошпицкого стал лауреатом XXI Открытого фестиваля кино стран СНГ, Латвии, Литвы и Эстонии «Киношок-2012». Приветствуем!

P.S.S. Мирослав Слабошпицкий, комментируя вопрос режиссуры, сказал: «В режиссуре должен чувствовать, что ты в априоре правый, и всем видом демонстрировать, что знаешь, как надо. Вероятно, если бы я не стал режиссером, то стал бы диктатором».

Фильмы Мирослава Слабошпицкого уважают и смотрят в странах ближнего зарубежья, поэтому режиссеру приходится часто путешествовать по разным странам, а быстрее чем на самолете туда не доберешься. Авиабилеты сейчас достать не сложно, и продажа авиабилетов свободная, поэтому Мирослав 3-4 раза в месяц может спокойно добираться в любую точку страны и ближнего зарубежья.

Мирослав Слабошпицкий родился 17 октября 1974 года в Киеве. К 1982-у жил во Львове. Закончил Киевский университет кино и телевидения им. И. Карпенка-карего, специальность «режиссер кино- и телефильма». С 2000-го - член Национального союза кинематографистов Украины. В 2002-ом из-за конфликта с председателем Государственной службы кинематографии Анной Чмиль выехал в Санкт-Петербург, где работал сценаристом и вторым режиссером над рядом проектов. В 2009-ом короткометражный фильм Мирослава Слабошпицкого «Диагноз» впервые за семь лет попал в конкурс Берлинского кинофестиваля.

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)