Новости культуры и искусства

Мирослава Гонгадзе: путь от простой девочки до известной телеведущей

Рубрика: Литература
Метки: |
Вторник, 19 августа 2014 г.
Просмотров: 5290

Мирослава Гонгадзе

Когда-то, еще подростком, она каждое воскресенье смотрела яркую телевизионную «Международную Панораму». Теперь наоборот — миллионы смотрят ее «Час-Time». Об этом пойдет речь в интервью с Мирославой Гонгадзе.

Простая девочка с Бережан, которая в юности ночными поездами ездила на премьеры львовского Театра Курбаса, знает рецепт осуществления мечты: «Надо бояться бездействия, а не поступков». И еще: «Лучше допускать ошибки, чем ничего не делать ». Ее считают одной из самых влиятельных женщин Украины, хотя живет и работает Мирослава Гонгадзе в Вашингтоне.

Ее слушают и к ней прислушиваются все — от коллег-журналистов и правозащитников до влиятельных политиков. Информировать, а не интерпретировать — одно из условий ее успеха в профессии. Мирославе посчастливилось с учителями и наставниками, но она не любит и не хочет прятаться в их тени. Мирослава Гонгадзе — selfmade.

Мирослава Гонгадзе

В американской столице она среди прочего выполняет две функции: лоббирует «украинское» среди чиновников, политиков, студентов и коллег, а еще — пропагандирует западные ценности и принципы среди самих украинцев. И, похоже, успешная украинка Мирослава Гонгадзе знает, что делает.

— Мирослава, расскажите, пожалуйста, нам о своем роде, откуда он походит?

Все мои предки, которых я помню, а это бабушки, дедушки и прабабки — все были крестьянами. Хорошо помню моего любимого деда Николая, папиного папу, Николая Петришина. Его жена умерла, а он остался с малой дочкой на руках. Тогда моя бабушка Екатерина ждала своего новобрачного с Франции, но не дождалась. Мой дед ее замуж взял. Перед войной, в 1939-ом, их переселили из-под польской границы на восток, остановились на хуторе под Бережанами. Там и остались жить: без сточной воды, света, газа и других выгод цивилизации. На хуторе родили и вырастили четверо детей. Одним из них есть мой папа Владимир. Бабка рассказывала, что потом война пришли «советы» и опять хотели дальше их на восток гнать. Но она легла на пол, накрыла детей и сказала: «Стреляйте, дальше не поеду»! Так они чудом остались живые. Имели много земли, скота, коней. Когда колхозы начались, у них забрали все. Но на хозяйство, чтобы выжить, оставили.

Мирослава Гонгадзе

Мама с села Нараев, что рядом с папиным хутором. До войны это был даже городок, но во время войны всех евреев истребили, городок опустел, стал селом. Дед Михаил молчаливый был, хмурый, войну в Берлин прошел, вся грудь в медалях была. Но от ранения ноги он так и не вылечился, всю жизнь хромал. Моя мама Ольга родилась уже после войны в 49-ом, через 16 лет после своей сестры.

— Мирослава, а в чем нашли себя ваши родители?

Мои родители оба инженеры. Оба хорошо знают математику. Оба имеют феноменальную память. Любимое занятие моей мамы — решать нумерологические кроссворды. Она даже английский язык выучила, без любой подготовки — пока проживала со мной в Вашингтоне. Писала лучше, чем я, английской. Когда шла в супермаркет, то подсчитывала стоимость покупок в голове и знала до цента, сколько должна заплатить на кассе. Папа «Слово о полку Игоревым» наизусть декламировал, в детстве учил меня Шевченку, я до сих пор «Сон» с его слов помню.

Мирослава Гонгадзе

Я вырастала в большой семье, самая старшая среди детей. У меня есть младшая на два года сестра Галина и младший на 10 лет брат Николай. На большие праздники — Рождество, Пасху — мы все собирались то в одних, то в других дедушек и бабушек. Огромный стол, колядки, пение, очень по-дружески и тепло было. Сейчас я чувствую, что моим детям не хватает этого, ведь мы здесь сами только втроем и семью видим очень редко.

— А почему вы решили стать юристом, а не пошли «следами» родителей?

К такому решению меня мама подтолкнула. Как человек практический она хотела, чтобы я имела надежную профессию. Зато я как лицо творческое мечтала о театральном, журналистике, в крайнем случае — об историческом факультете. Я все детство провела на сцене. Декламировать стихи, петь, танцевать, исполнять роли — то была моя стихия. Но театр или кино для девочки с Бережан были недосягаемыми. По крайней мере, в моем воображении. Поэтому, взвесив свои шансы, я послушалась родителей. Думала себе, что действительно — получу престижную профессию, а тогда уже творчеством займусь. В конечном итоге так и вышло. Только творчеством стала журналистика.

Мирослава Гонгадзе

Об этом я также в детстве мечтала. Мы же всегда смотрели новости, родители выписывали целую кучу газет и журналов, а я не пропускала ни одной воскресной «Международной Панорамы». Смотрела, мечтала путешествовать по миру, рассказывать о жизни в других странах. Теперь я счастлива, что получила юридическую профессию. Это научило меня логично и конструктивно думать. В то же время мои творческие таланты помогают достучаться до человеческих сердец. Поэтому я твердо верю и учу этому своих детей — мечты сбываются тогда, когда чего-то очень хочешь и тяжело для этого работаешь. Нужна только отвага и вера. Нет ничего недосягаемого, когда мы открыты миру и верим в свою победу.

— А чем занималась девочка с Бережан, когда стала студенткой?

Моя студенческая жизнь даже и студенческой трудно назвать. Со второго курса начала работать. Сначала во Львовской государственной администрации юридическим консультантом, потом в газете «Post-Поступ», потом в политическом блоке «Новая Волна», где возглавляла пресс-службу. Работала очень много. Экзамены сдавала «на ходу»

Вспоминаю, как мы во время выборов были наблюдателями на участке в каком-то из сел на Львовщине. Наш кандидат Тарас Стецков одержал победу. Вернулись домой в 6 утра, а в 8 — экзамен по гражданскому праву. Пошла, сдала на четверку, еще плевалась, потому что считала, что знаю на пятерку. Моя студенческая жизнь пришлась на начало девяностых. Львов тогда кипел политической и творческой жизнью. Спали мало, от перформанса театрального до перформанса политического или музыкального — все перемешивалось, времени ни на что не хватало! А когда познакомилась с Георгием, то жизнь вообще превратилась в кратер вулкана.

Чтобы вы понимали, каким был Львов. На мое 21-летие на вечеринке в нашей хате пела рок-группа «Мертвый петух». Отовсюду собралась куча народа, танцевали посреди хаты, даже стол пришлось перевернуть ножками кверху и поставить на диван — другого места просто не было! Часто у нас не было денег, не было чего кушать, но всегда был грузинский коньяк и вино. То выкручивалась так — пойду на базар, куплю то, что дешевле всего, из того, что можно найти (капусту какую-то, например), насобираю на огороде яблок, натру это все, залью майонезом — и на стол! Смешно было, потому что гости выхваляли, рецепт записывали. Такие посиделки у нас были почти каждодневно: гитара, тосты, философские беседы. Время от времени на крыше, где была еще одна маленькая комната, у нас проживали по очереди то Юра Прохасько, то Гена Глибовицкий с Ириной Якубяк, то Андрей Шкрабюк, то еще какие-то художники. Одним словом, мы спешили жить.

— А какие места во Львове были любимыми для вашей среды?

Мы не пропускала ни одного представления Театра Леся Курбаса, ходила на все события театрального фестиваля — это было мое увлечение. Прежде чем поступить во Львовский университет, должна была два года учиться в техникуме в Черновцах — набирала стаж. Так вот, на представления Львовского молодежного театра (первое название Львовского академического театра имени Леся Курбаса) ездила ночным поездом из Черновцов. Закончилось представление, и я опять — на поезд, и в Черновцы. А уже когда во Львов переехала, то Молодежный стал нашей Меккой.

Все было тогда новым. Молодая страна, первая любовь, юность. Это как в Вакарчука — моя маленькая независимость. Это была моя личная маленькая независимость и большая независимость нации, которая только что появилась, и немногие понимали, что с этим всем делать. Мы создавали себя и эту страну так, как подсказывала нам интуиция.

— А пойти в журналистику — это тоже было интуитивное решение? Посоветовал ли кто-то?

Я всегда знала, что каким-то образом буду связана с журналистикой. Юрист из меня вышел такой себе — не имею терпения к деталям. Меня интересует большая картина мира. Однако юридическое образование помогает мне структурно и логично мыслить, это облегчает труд, проще угадывать суть процессов.

…Начала пробовать себя в журналистике, печататься в «Продвижении» уже с Георгием. Сначала редактировала его статьи. Точнее так: он диктовал украинско-русским, а я уже доводила его мысли к толку. Так длилось год или два, пока он не выучил украинский язык. Тогда он начал писать сам, а я стала достаточно смелой, чтобы и свои материалы публиковать.

— А какие принципы и в журналистике, и в жизни вы тогда переняли у Георгия? Чего он вас научил, а чего — вы его?

Георгий любил людей, он сочувствовал, помогал, делился, он был очень искренним душой. Он жил сегодня, он жил каждым моментом — не вчера, и не завтра, а теперь. Этому я пыталась учиться у него. Он был очень открыт к людям — часто во вред себе, и здесь я пыталась его сдержать от каких-то неосмотрительных шагов щедрости.

Что же касается профессии, то ни он, ни я не были журналистами по образованию. Это было для обоих призванием, и мы учились реализовывать его вдвоем. Когда мы познакомились, Гия работал учителем английского языка, а я — юридическим консультантом в государственной администрации. Думаю, именно творчество нас и соединило. Георгий был таким себе генератором идей, я оформляла их в реалистичные проекты. Что же касается советов, Гия всегда говорил, никогда не отступай назад, не оглядывайся, даже маленький шаг вперед — это победа.

— Мирослава, а какие у вас планы на будущее? Планируете ли вы возвращаться в Украину? При каких обстоятельствах это может произойти?

Вы знаете, я хотя и проживаю в США, однако информационно и эмоционально никогда Украину не покидала. Мои дети и благо Украины — это две вещи, которые меня тревожат и ради которых я живу ежедневно. Относительно возвращения — увидим. Я буду жить и работать там, где буду чувствовать свою полезность. Моя первая ответственность — мои дочки. Выпущу их в мир, и если увижу, что смогу быть полезной в Украине — вернусь.

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)