Новости культуры и искусства

Молодой писатель Василий Карпюк

Рубрика: Литература
Метки: | |
Вторник, 25 декабря 2012 г.
Просмотров: 1289

писатель Василий Карпюк

Василий Карпюк - поэт, прозаик, публицист, блоггер, автор сборника избранных произведений «Хлам», поэтической книги «BRUSTURY» и ряда публикаций в периодике («Киевская Русь», «Буковинский журнал», «Украинская литературная газета» и др.

Лауреат литературных премий («Факел», «Гранослов», им. О. Гончара и др.), участник ряда творческих мероприятий («Фортмисия», «Поезд к Яремче», Литературный фестиваль в рамках Форума издателей во Львове и др.), организатор литературного фестиваля им. Т. Мельничука, инициатор создания художественной группировки «Люди с беременными головами», автор культурно-художественных программ на Ивано-Франковском областном радио, участник музыкально-литературного проекта «Оркестр Бобовата».

писатель Василий Карпюк

Василий, в прошлом году на Форуме издателей во Львове ты презентовал свою поэтическую книгу «BRUSTURY». Расскажи о работе над ней, кто занимался оформлением?

Если говорить о работе, то это все Стронговский. Именно он очень хорошо оформил обложку. И это вышло настолько необычно и неожиданно, что я не сразу понял идейность, которую дизайнер может и не закладывал, но уже я сам могу ее интерпретировать. Собственно, каждая хорошая художественная вещь дает реципиенту возможность творения. Также внутри книги имеем такие своеобразные коллажи-анонсы, которые дают понять тематику следующих текстов. Работой можно считать редактирование, что очень хорошо выполнил Ярослав Довган. Также работал верстальщик и еще кто-то в издательстве, которое сделало возможным вынести мои тексты на бумагу. Взамен я усилий никаких не докладывал, действительно, писал себе в удовольствие.

писатель Василий Карпюк

По существу, «BRUSTURY» - мой первый поэтический сборник как я себе представляю подобные вещи. Предыдущая книга «Хлам» - это такой репрезентативный вариант с несколькими рассказами, десятком стихов, романом в верлибрах «Снега безразличия» и фотографиями семейного архива. А здесь уже сугубо поэтические тексты, самый старый из которых датированный где-то 2006-м, а новый по времени написания - конец лета 2010-го, то есть после него появились еще более новые, но это будет уже в других книгах. А «BRUSTURY» тематически разделены на четыре части: социальная, интимная, гуцульская и философская лирики, хотя последнее прилагательное слишком громко, там присущи мои стихотворные рассуждения по тому или другому поводу и без них. А еще очень благодарный Степану Процюку, который написал послесловие и во многом посодействовал, как и Галина Петросаняк и Василий Герасимюк. Конечно, не только они, а также все остальные хорошие люди, потому что, в конечном итоге, все люди хорошие. То есть работа шла прекрасно и книга вышла хорошая, несмотря на то, что она моя (улыбка).

Твоя поэзия очень неравная, и это, по-видимому, все-таки комплимент. Здесь и трагичность, и стеб в одном флаконе.

Действительно, так есть, и я это осознаю, и все написано мной. Правда, в разное время. Думаю, для молодых авторов это привычная вещь, ведь разница в мировоззрении восемнадцатилетнего и двадцатитрехлетнего имеют намного больше отличий, чем в пятьдесят и шестьдесят лет, а я писал как раз между двумя первыми датами. В конечном итоге, не все тексты, которые вошли в «BRUSTURY» кажутся мне хорошими, как литературные произведения, просто многие из них важны для меня по другим причинам. Как минимум, каждый из тех стихов имеет какое-то ощущение, которое возможно и может передаться читателю.

Станиславский феномен еще жив?

Даже не знаю, давно с ним не виделся (улыбка). Хотя очень приятно читать авторов, которые к нему принадлежат. Также эти авторы периодически издают книги, а это дает основания считать, что они пишут, а если пишут - то живут. Исходя из этого, станиславский феномен также жив. В то же время, этот вопрос не ко мне. На сегодня я действительно живу преимущественно в Ивано-Франковске, но люблю шутить, что в этом городе я только работаю, а живу в Брустурах. И порою печально, что живу только два дня в неделю, то есть выходные. То что создали представители станиславского феномена - очень важно и веско, в частности и для меня, но никакой тяглости поколений относительно них не чувствую. Если бы я поехал где-то за границу, для меня была бы самой важной Украина. Пока я здесь, для меня важнее Брустуры. А жить можно где угодно. Сейчас для меня более важные люди, в Ивано-Франковску есть несколько таких людей, но достаточно им куда-то поехать, то меня уже ничего не держит. Их мало, но они правдивы, потому важны.

Музыкальный проект «Оркестр Бобовата» - явление уникальное в современном украинском литературном пространстве. Получается, что Василий Карпюк еще и поет?

Это трудно назвать пением, но можно и так. С другой стороны, мы не исполняем чьих-то песен, которые являются такими априори и их можно отнести к определенному стилю. Я и не называю наш коллектив вместе, а скорее музыкально-литературным проектом. То, что мы делаем - это композиции. И стиль необычный - интеллектуальный этно-глюк. Интеллектуальность заключается в том, что в своем творчестве используем стихи известных украинских поэтов, в частности Василия Голобородька, Николая Холодного, Ярослава Павуляка, Богданы Матияш, Тараса Григорчука и др.

Этно - потому что играем на таких инструментах, как дримба, свирель, скрипка, бубен, калимба, джембо. Правда, есть гитара и клавиши. А глюк - это оправдание того, что мы все-таки осмелились выйти на сцену. И, очевидно, недаром это сделали, потому что стали победителями областного отбора в «Красную руту» в жанре «Другая музыка». Неоднократно выступали в Ивано-Франковске, имели отдельный концерт на Форуме издателей во Львове. Специфика «Оркестра Бобовата» еще и в том, что трое из нас - Богдан Ославский, Таня Запорожец и я - прежде всего литераторы, и только Марьяна Яремак и Катя Романив, которые присоединились к нам позже, сейчас получают музыкальное образование. Но в первую очередь нам важно общение, даже придумали такое определение для людей, с которыми приятно находиться на одной территории, - «бобоватость», это своеобразная «бактерия дружбы», то есть «бобоватых» намного больше, чем участников нашего коллектива. А музыкальная деятельность - только производное и также приятное.

А как относительно твоего амплуа литературного критика?

Обычно, мне стыдно за свое письмо в этом амплуа. Имею в виду уровень. То, что я не имею аналитического мышления и не являюсь литературным критиком - это однозначно, но не значит, что не понимаю, каким этот жанр должен быть, поэтому предпочитаю считать свои тексты о чьих-то книгах публицистикой или эсеистикой. Если бы были лучшие времена (улыбка), то я бы этим не занимался, а так придется немного подрабатывать. С другой стороны, я не пишу на заказ и, по большей части, сам выбираю, о какой книге написать, а тогда выкладываю свои мнения, которые возникали в процессе чтения. Они не всегда четкие и конкретные, а все же, пересматривая рецензии других авторов на те же книги, что перед тем о них писал я, замечаю, что основные смыслы пересекаются. Значит, это не так уж и безнадежно.

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)