Новости культуры и искусства

Море продюсеров

Рубрика: Кино и ТВ
Метки: | |
Пятница, 10 декабря 2010 г.
Просмотров: 1020

Каждый фестиваль состоит из формальной и неформальной частей, и чем более концептуальная первая и более душевная вторая, тем успешнее можно считать запад. Международный кинофестиваль продюсерского кино России и Украины «Кино-Ялта», который в таком формате проводится во второй раз, а к этому два года назывался Неделей украинско-русского кино, кроме познавательной функции — ознакомления курортников с новинками национальных кинематографов, — исполнил и свою диагностическую роль. Он показал, что общих проблем у украинского и русского кинематографа нет никаких — наш работает над выведением продюсеров за методом in vitro, а их серьезно собирается делить первые деньги, которые замаячили от проката своих собственных, русских картин.

Продюсер — это...

Продюсерское кино — это кино для зрителей, поэтому им и бюллетени в руки. Ялтинские курортники и коренные крымчане в первую очередь смотрели кино — украинское и русское, а на выходе голосовали по пятибальной системе. Правда, зрительский успех в Ялте — тоже понятие относительно, ведь все кинопоказы были бесплатными, а голосовать бумажками, а не реальными деньгами всегда проще и не так ответственно.

А в это время в гостинице «Ялта» — на обедах и на пляже, на террасе гостиницы, в бассейне, в конференц-зале русские продюсеры и украинские режиссеры, государственные чиновники и продюсеры пытались найти общие точки пересечения. Задание не из простых. В 2002 году в России было снято 57 художественных фильмов, в 2003 — 75, на 2007—2010 годы прогнозируется довести количество национального кинопроизводства до 120—140 лент на год, потому что в мире принято говорить о национальном кинематографе как об общественном или культурном феномене только тогда, когда годовое количество картин достигает сотни. С данными продюсера Сергея Сельянова, часть русских фильмов в прокате сегодня составляет 7%, по прошлогодним данным Михаила Быстрого — 20%.

И как только объемы русского кинопроизводства зашкалят за 100 картин на год, киношники готовы пролоббировать введение квот на американское кино в русском прокате, а пока такие инициативы они считают преждевременными. В прошлом году в Украине были сняты две полнометражных игровых картины, а в прокате отечественное кино занимает, по оптимистичным данным заместителя министра культуры по вопросам кино Тимофея Кохана, 1%. Русские создатели закона освободили кинематографическую отрасль от НДС, а украинские трудовики большого экрана платят НДС пять раз — на всех этапах производства, и на такие безумные суммы налогов не хватит никаких продюсерских средств. Россияне сегодня могут говорить о прокатном успехе «Бумера», «Антикиллера», «Ночной стражи» (5,3 млн. $ за первую неделю проката), а что у нас? Механизму заставить кинотеатры взять в прокат отечественную ленту в государства или города нет, а отдавать хорошие сеансы не раскрученному и, давайте будем честными, слабому украинскому фильму владелец кинотеатра не станет ни за какие деньги. И пусть возвращение денег в русском кино пока еще так оптимистично выглядит только в разговорах русских продюсеров, реально Сергей Сельянов («Война», «Брат», «Брат-2», «Олигарх», «Кукушка», «Особенности национальной охоты») сказал, что если их ленты и не возвращают деньги сразу после премьеры, как это принято во всем мире, то, скажем, «Брат» приносит деньги его творцам до сих пор — от проката, видео, DVD.

Гильдия продюсеров России существует 6 лет, но только в этом году, когда в кинобизнесе запахло наконец деньгами, было решено реформировать гильдию, установить правила игры на рынке, структуризировать его и сделать прогнозируемым. Опять же запах денег заставил пересмотреть и законодательство из авторского права, этой проблеме был посвящен отдельный «круглый стол». Скажем, если раньше режиссер не считался автором фильма, авторское право на свою работу имели только сценарист и композитор, то в настоящий момент, за русскими законами, режиссер считается не просто исполнителем, а автором. И данные законы реально работают в судах. Начальника управления кино Министерства культуры и искусств Украины Николая Мазяра интересовал вопрос авторских прав в условиях, когда государство выступает главным продюсером. Его русская коллега ответила, что их министерство на 5 лет делегирует свои права продюсеру, и в течение этого времени он должен перечислять министерству деньги в соответствии с долей государственного взноса. И главное задание министерства культуры — вернуть в течение нескольких лет деньги, тратящие на производство фильма. В Украине же все фильмы, сделанные за госзаказом, или на 90% на государственные деньги, и все права тоже принадлежат государству в лице Министерства. Поэтому они и лежат на полках и в фондах, потому их никто не продвигает, не тиражирует, не заботится, чтобы это кино вышло на видео или DVD. Поэтому и удивилась моя соседка по номеру, известный режиссер-аниматор Наталья Марченкова, когда, включив телевизор, увидела на одном из русских каналов свой фильм. Потому что права — в Министерства культуры.

Что у России — госзаказа, в Украине — продюсерское кино

В конкурсе фестиваля было представлено 7 картин, их отбирали по данным по прокатным собраниям журнала «Кинобизнес». 4 из 7 лент сделанные при поддержке Министерства культуры, а одна — при содействии Министерства по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций, то есть государственных структур. А это значит, что на практике русские продюсеры не так уже и чураются бюджетных денег, как пафосно рассказывают за кружкой пива, по словам одного из самых успешных московских продюсеров Сергея Сельянова, «государственные деньги развращают только «уродов». Из украинских — трех конкурсных и одного внеконкурсного — фильмов, «Железная сотня» (режиссер и сопродюсер Олесь Янчук) и «Кровные узы» (продюсер Николай Княжицкий) — сугубо продюсерские проекты, а «Троянский спас» (реж. Александр Денисенко) и «Золотая лихорадка» (реж. Михаил Беликов) — на 90% снятые за государственное средство, правда, почему-то в фестивальном каталоге этого не было отмечено.

Художественный шок после пересмотра конкурсных картин был сильным. Во-первых, посмотрев «Антикиллер-2», «72 метра», «Егерь», «Игры бабочек», я ясно осознала, что это кино чужой, другой страны, которую я не знаю и с которой себя не идентифицирую. Я и до сих пор не могу понять: чеченский синдром — это тотальная проблема общества или конъюнктурная фабула? Во-вторых, так как украинский кинематограф помешался на гетманских сутках, так россияне полюбили тему Большой Отечественной — «Водитель для Веры», «Неприсутственное задание», «Свои» и тому подобное, любимый жанр — военно-патриотический боевик. В-третьих, смешно говорить о наших «Троянский спас» и «Золотую лихорадку» как зрительское кино. Как вы себе представляете этого зрителя, так и хотелось мне спросить у режиссеров. Народная комедия «Троянский спас» все время стремилась попасть в стилистику Кустурици, это будто должно было бы ее как-то оградить от нападок на придурковатость и кич, но экранизацию анекдотов о кумовьях и Любовь Богдан в главной роли вряд ли кто-то может выдержать два часа. И «Золотая лихорадка», интересная формально, — кинокритике и киноведам, посетителей кинотеатров не сможет привлечь даже фигурами Степанова, Линецкого и дизайнера Дианы Дорожкиной. Более давно, что фильм Олеся Янчука «Железная сотня», который рассказывает о борьбе УПА в 1944—1947 годах на территории Восточной Польши, был наиболее зрительским. В основе фильма лежит история, которую можно досмотреть до конца. Со всеми обмолвками «Железная сотня» имеет четкую зрительскую аудиторию, людей, которые хотят иметь представление о своей истории в художественной обертке, в конечном итоге русское кино в настоящий момент занимается художественной коррекцией истории, разве не так? Так вот, в зрелом обществе такой фильм считался бы госзаказом — понятно почему, а у нас он продюсерский, а госзаказ — это «Троянский спас». Недаром «Железную сотню» отметили и зрители, причем лауреатский список полон парадоксов. Гран-при фестиваля — статуэтку «И, что бежит по волнам» и 10000 долларов на пленку нового проекта получили продюсеры фильма «72 метра» Анатолий Максимов и Константин Ернст, первую премию — «Железная сотня», вторую — русская картина «Егерь». Первая и вторая премия — это взаимозачет России и Украины, государственная поддержка премьерных показов украинского фильма у России и русской в Украине, приблизительно 5 премьер в городах-милионниках. И выходит, что Россия будет поддерживать фильм о бойцах УПА, а Украина будет продвигать картину о русской подводной лодке, в которой ощутимый такой антиукраинский душок. Чудные дела твои, Господи...

Эти сравнительные характеристики в любом случае не следует воспринимать как традиционную форму национального мазохизма. Да, сегодня кино в Украине и России — в разных весовых категориях, причем для этого существуют непробиваемые объективные причины. Да, мы привезли на фестиваль не блокбастеры. Да, у нас маловато идей, денег. Но главное — четко сформулировать для себя главную цель, или, если хотите, задание своего участия в этом фестивале. Не привлечь же, в конце концов, внимание к русской Ялтинской киностудии ехали за государственное средство почти 30 участников кинофестиваля с украинской стороны. Заместитель министра культуры из кино Тимофей Кохан так прокомментировал позитивный, «учебный» бок «Кино-Ялты»: «Что нового я взял для себя? Во-первых, законодательная база, государственная поддержка кинематографа, этот опыт для нас очень важен. Во-вторых, сопродукця, то есть у нас практически не отработанная схема общих проектов — Министерство культуры-телеканал. Мы долго мучались с юристами телеканала «1+1», потому что просто не знали, каким образом соединить интересы, производственную базу. Предоставление бюджетных средств Федеральным агентством из культуры России проходит как грант, у нас все это идет через казначейское обслуживание».

Что такое Ялта без киностудии? Алушта

Как написал в русском журнале «PROкат'» генеральный продюсер «Кино-Ялты» Сергей Аршинов, «фестиваль продюсерского кино «Кино-Ялта» был задуман как запад, призванный привлечь дополнительное внимание к обновленной Ялтинской киностудии. По моему мнению, цели достигнуто. Но внимания никогда не бывает много». Ялтинская киностудия, которая в этом году отмечает 85-летний юбилей, вот уже 5 лет как русское ЗАО, и, по словам генерального директора студии и в то же время президента фестиваля Валерия Пендраковского, в прошлом году киностудия стала рентабельной. 2 миллиона долларов — миллион на техническую оснастку и миллион на инфраструктуру, вложенных русским инвестором, начали работать — годовой оборот студии за 2003 год составил 1млн. 200 тысяч долларов. За 5 лет «новой жизни» на студии сняты 34 картины. А теперь на Поликуровском холме, прекрасных натурных площадках, где можно снимать и тропики, и Италию, и горы, и скалы, построенные 24 декорации к российско-украинской картине «И, что бежит по волнам», который снимает Валерий Пендраковский. Это самый масштабный проект из времен советского кинематографа. Чего стоит лишь декорация гриновского города Лес на 1,2 гектаров поликуровского холма. В каменном осколке города являются аптекой и трактиром, темными подворотнями и узкими подъемами, сводами и арками, базаром. Идти мостовой внутри настоящей, не фанерной, недешевой декорации — это фантастическая химера. Валерий Пендраковский говорит, что на «Мосфильме» такая декорация обошлась бы проекту в 700—800 тысяч долларов, тогда как в Ялте она стоила всего 150 тысяч. А поскольку она сможет послужить лет из 10, то на аренде каменного города можно эти деньги и отбить, вот только режиссер категорически отказывается сдавать Лес в лизинг, пока не смонтирует «Ту, которая бежит». За городом Лес стоит помост с жуткой виселицей, от которой инстинктивно хочется держаться подальше, за виселицей — легкий бассейн с четырьмя вышками с водосборами. 8 тонн воды, которые выливаются из бочек на вышках, имитируют 10-бальные штормы, которые крутят, языков щепами, макетами кораблей. Когда-то Ялтинская киностудия специализировалась на морских и комбинированных съемках, Валерий Пендраковский хотел бы возобновить эту традицию. На «Той, которая бежит по волнам» и будет отработанная технология. Группа два с половиной месяца снимала на настоящих кораблях, но аренда корабля стоит 2,5 тысяч долларов за день, поэтому художники сделали два макета — «Морскую звезду» и «И, что бежит по волнам», кадры со штормом из бочек и деревянными парусниками монтажеры потом порежут на 3—4-секундные «лоскутки», чтобы мы с вами на большом экране не смогли отличить море от бассейна.

Ялтинская киностудия большую часть своей истории посвятила русскому кинематографу — она была филиалом «Мосфильму», потом филиалом киностудии имени Горького, здесь снималась советская классика — «Собака на сене», «Человек-амфибия», «Кавказская пленница», «Дама с собачкой», «Деть капитана Гранта», «Пираты ХХ века», «Асса», «Остров сокровищ», «Человек из бульвара Капуцинов», новый претендент на «Оскара» «Водитель для Веры» и многих других картин. Теперь студия вернулась к русским рукам не по историческим, географическим или политическим причинам, она стала южной базой русского кинематографа, прекрасной натурной площадкой и шансом дешевого производства благодаря исключительно финансовым причинам и обычно традиционно крымским предотвращением перед Москвой. Кроме ландшафтного рая, здесь от начала были хорошие стартовые условия для расторопного менеджера-хозяйственника: подведенные коммуникации, павильоны, дополнительные инвестиции в советский долгострой — 9-этажный комплекс, который начинали строить для киношников за СССР, и у студии будет свой новый, современный технически офисный центр. Валерий Пендраковский говорит о выкупе 14 гектаров земли под киностудией, и «гуд бай», Украина. Легально это сделать в нынешнем правовом поле невозможно, но хитрая аренда на 99 лет — почему бы и нет? На Ялтинской киностудии снимал первую «Роксолану» Борис Нибееридзе, последними украинскими кинематографистами, чья нога ступала на Поликуровский холм, были Олесь Санин и молодые режиссеры из проекта «Любовь — это...». В составе фестивальной делегации как турист, правда, последним побывал Олесь Янчук, приценивался к декорациям, к услугам, спрашивал об условиях в гостинице и тому подобное. Вот такой пирожок с Ялтинской киностудией, которую пиарит Международный фестиваль «Кино-Ялта».

Разное

Вы хотели о звезд, уважаемые читатели? Они тоже были на фестивале, но не в промышленных масштабах. Самой главной звездой с украинской стороны был актер Олег Драч, он был касательным к фестивалю не только потому, что вел церемонии открытия и закрытия, но и потому, что снялся в двух фильмах, показанных в Ялте, — конкурсному «Железная сотня», и внеконкурсному — «Берег» из проекта «Любовь — это...». По краю фестивальной орбиты прошли Валерий Чегляев и Евгений Паперный, которые рассказывали зрителям, как классно озвучивать мультфильмы. «Знакомые лица» из России были представлены Дмитрием Харатьяном, звездами сериалов — Анной Большовой («Остановка по требованию») и Ириной Лачиной («Леди-бомж», «Леди-босс»), Виктором Проскуриным, который был членом счетной комиссии от России, и классическим красавцем советского кино Владимиром Кореневым с женой и внуком Егором. В статусе VIPа находился на фестивале композитор Максим Дунаевский, его даже поселили отдельно в гостиницу «Ореанда», правда, оттуда он убегал на дружественные посиделки «под патронатом» пива «Оболонь», на которых, кстати, много пел и подзабытый кумир 80-х Павел Смиян. Но если честно, то неинтересная, закулисная часть киноиндустрии для нас сегодня более важна, чем парадно фасадная, потому что от того, какие фундаменты кино будут заложены в настоящий момент, будет зависеть, что мы с вами будем смотреть через 10 лет, свое или чужое, качественное или примитивное.

P.S. Если фильм имеет успех, это бизнес. Если не имеет успеха, это искусство. Это профессиональная продюсерская шутка. Главное — без крайностей.

Валентина КЛИМЕНКО

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)