Новости культуры и искусства

На «дуде-козе» заиграли бы, если бы... умение от предков берегли

Рубрика: Музыка
Метки:
Вторник, 30 ноября 2010 г.
Просмотров: 1475

Тезис о весьма богатом народном музыкальном инструментарии Украины давно потерял связь с реальностью. Более того — с прошлым ее тоже мало что совмещает. Однако вывод с того патетически реального «возрождаемся как нация» кажется слишком уже прозаичной. Как бы то ни было, но «симпатий» у этой мысли достаточно. И, по-видимому, на то есть свои основания.

Инструменты, которые принялись именно на украинской почве, — например, скрипка — приобрели в мировом коловороте новые особенности выполнения. И доныне во многом они еще не исследованы. Взвесим хотя бы на виртуозную игру электроскрипки под «мозолистыми» рученьками Ванессы Мэй...

Параллельно вспоминая и чье-то шутливое «все народы пошли из Украины, а вся музыка приплыла Днепровскими водами», помалу не удивляешь научным работникам, когда те перегрызают горла, борясь за дежурную диссертацию и титул профессора, и продолжают разводить фигли-мигли вокруг настоящей национальности Иисуса Христа. Немного погодя так называемые «ученые» открывают нам скрытые истины — мессия в действительности был не евреем, а украинцем! Набожные бабки с того всего только вытаращивают глаза и обильно крестятся.

Умные дяди и тети остаются при своем. А мы, извиняйте, не при чем. Ввиду слов профессора Даля относительно чрезвычайно древней культуры Карпат (поговаривают, этот регион значительно переплюнул закопанную в возрастах культуру Китая и даже Египта), украинцы чуть ли не побратимы с шотландцами и ирландцами! Ведь 811 год ощутимо таки прошелся по нам аскольдовцами. Мало того, сами итальянцы и французы, угадайте, кому своим происхождением благодарят?! Через десяток-второй серьезных научных исследований вообще будут говорить, что украинцы — праматерь человечества. Как бы то ни было, а плюшкинское естество украинца не удивит даже тогда, когда кто-то рискнет забросить, что волынка могла бы быть зарожденной именно в Украине.

Есть гипотеза, что еще первобытные люди, копая землю в Карпатах, находили «звуковые трубки», которые в действительности были ничем другим, как остатками от флейты Господина (в настоящее время инструмент известен как ребро. — Авт.) — дочерью греческого свистка. Только впоследствии она стала матерью всех духовых инструментов. Следовательно, как видим, свисток, точнее, его свист, и дал развитие большинству «волшебных музыкальных шкатулок». Однако, возвращаясь к нашим баранам, то есть волынки, отметим: настоящей родиной инструмента является Индия... Словом, и играем, и танцуем. А почему бы и нет? Было бы умение и возможность. Однако для самих украинцев собственно традиционные музыкальные инструменты, как ни странно, малоизвестные. Редко кто знает: кобзу, тот заблудший музоний (внимание, наследство именно татарских нашествий) много возрастов считают музыкальным символом Украины. «Что, серьезно?» — переспросят удивленно. Так и хочется перекоситься по-миномазайловски: «Серьезно, Улю, серьезно!»

В нашем мире все не уверенно, а в первую очередь — история

Редко кто может уверенно назвать время появления этого музыкального инструмента. Говорят знатоки: волынка пела еще о событиях IX и даже VIII веков. Сначала она была инструментом пастухов, а впоследствии, в Древнем Риме, зазвучала в театре и даже в военном оркестре. В какой бок не дули бы ветры истории, в Украину это приспособление дошло значительно позже. «Нет ничего странного в том, — завел со мной разговор мастер народных инструментов Дмитрий Деминчук, — что и нашими землями ширилось пение волынки. Зародившись в Индом, волынка перешла Иран и остановилась на Балканах. Впоследствии промелькнула Югославию, Корсику, Францию, Италию, а через Ла-Манш попала в Ирландию и Шотландию. Инструмент удачно ширился, изредка останавливаясь исключительно там, где были мастера и исполнители. А украинские земли такие плодородны... на таланты». В свое время волынка входила в состав оркестра войска Запорожского. Казацкие реестровые документы свидетельствуют о сравнительно высшую заработную плату волынкарей в многогранном сегменте полковых музык. Конечно, все это ввиду сложности игры. «Вспоминаю, — продолжает господин Дмитрий, — пятнадцать лет тому назад прибился ко мне работник археологического музея с трубочкой на шесть отверстий. ( Дмитрий Деминчук еще и реставратором практикует. — Авт.). Говорит, нашел в Берестечку на раскопках казацких могил. Все сомневался в вариантах: горн, суремка?.. Когда я померил длину, сразу сказал, что это остатки от той волынки, которая до нашего времени в Карпатах сохранилась». А мастеров же маловато. Самому старшему карпатцу, по словам нашего собеседника, Василию Михайлюку в 1968-ом было 92 года. Второй — Майотос из села Ростоки Путильского району Черновицкой области. Переняв опыт, ширил знание и практику Черновицкой областью. Третье поколение мастеров остановилось в семье Михаила Тафийчука — поселок Верхняя Ясиня Верховинского района, что на Ивано-Франковщине. Имея по несколько десятков коз, хозяева только тем и занимались, что выпасали летом этот скот, конечно, привлекая и соседские за символическую оплату. А уже зимой, резав коз на мясо, шкуры дубили на мехи для волынок, или, как у них заведено называть, дуд. Однако время все изменяет. Теперь украинская волынка звучит разве в западноукраинских областях. Видно, когда песня родилась в колыбели, там ей и написано умереть?!

Чем богатые, с того и грустим

Однако самым давним и в то же время самым распространенным инструментом в нынешней Украине считают гусли. Цимбалы тоже были популярными. И, как вспоминают старожилы, именно они входили в состав традиционной в Борисфеновому крае тройственной музыки. В списке наших инструментов хватает красивых слов. Немногие их вообще слышали, не говоря уже и о знании их значений. Действительно: бас, басоля, козобас, кувички, окарини, свирели, бугай, лира, торбан, трембита, рожки, коза-дуда... — все это звучит достаточно мило. Однако антифанам старожитностей народных мало чем пригодиться. Поэтому, чтобы хоть немного пролить светло на отдельных из них, в частности на «козу-дуду», мы решили обратиться к мастеру народных инструментов Дмитрию Деминчука. «Дуда, коза, баран, мех — все это названия одного и того же народного музыкального инструмента, который известен многим народам мира, — рассказывает господин Дмитрий. — И наиболее распространено его название — волынка. Из выдубленной кожи козы, овцы или теленка делают сплошной мех, который служит резервуаром для воздуха. В одно из отверстий меха вставляют трубку, через которую музыкант вдувает воздух. Вторая трубка — игровая. В ней, кроме пищиков, есть шесть отверстий для изменения высоты звука. Третья трубка с басовым пищиком обеспечивает бурдонный, то есть постоянный, звук. Наполнив мех воздухом, музыкант нажимает на него локтем и посылает воздух в игровую и бурдонную трубки, чем вызывает визгливое звучание пищиков. В этот момент музыкант может даже пропеть один куплет песни, одновременно сопровождая пение собственной игрой...» Сам мастер давно мечтал, чтобы аппликатурную систему, свойственную всей сопилчаной семье, перенять на волынку, которая выполнена по бйорнською системе. Вскоре такая возможность и выпала — Дмитрий Деминчук объединил эти системы, предоставив волынке способность воспроизводить звучание сестринских инструментов разных народностей. «Теперь на «козе-дуде» можно идеально выполнять не только шотландские и ирландские мотивы, но и виртуозные украинские произведения. Все украинские преподаватели за рубежом берут за основу только систему свирели. Ведь, завладев ею, в принципе, можно играть на всех духовых народных инструментах». Поэтому что не говорите, а в Деминчуковой волынке «ртов» немало!.. И хоть немного в Украине специалистов, и, правду говорят, главное — не количество, а качество, их действительно профессиональные качества. Например, Олесь Журавчак, аспирант Киевского университета культуры, лауреат международных конкурсов, в настоящее время уже выкладывает класс свирели в том же ВУЗЕ. Если оглядываться в далекий 1970 год, на то время музыкальной школы из класса свирели вообще нигде не было. Первый появился во Львове. Однако в настоящее время существует уже целая плеяда педагогов-сподвижников во Львове. Среди них — профессор Корчинский, лауреат международных конкурсов. Да и дочка его, Божена, которая теперь закончила аспирантуру и начала собственную преподавательскую практику. В Ровно, при музыкальном училище, также есть класс свирели — преподаватель Матвиев. В Луцке выкладывает Михаил Фокшей. Трускавец, например, славится школой Николая Маркиевича. В Дрогобыче выкладывает Василий Петрованчук. Коломыю воспевает мастер-исполнитель Михаил Тимофеев. А Киев поддерживает своим преподаванием заслуженный артист Украины Юрий Гвоздь. В настоящее время он имеет собственную студию при Государственной капелле бандуристов Украины. Словом, что не говорите, важнейшее — не протрусить знания об аппликатурной системе, ведь это — основа.

Как «козу» украсишь, так она и замекает

Если когда-то к изготовлению дуды относились не так уже и придирчиво, в настоящее время именно внешнему ее виду уделяют больше всего внимания. А для того, чтобы в совершенстве сделать сам инструмент, временами и половины жизни не хватит. Хоть нашему мастеру до сегодняшнего дня, как он скромно сознался, удалось полностью привести толком аж два. Скоро минет полгода, как Дмитрий Деминчук совершенствует игровую трубку, чтобы максимально приблизить ее звучание к шотландской и ирландской сестрам. «Ну, просто заело, — делящийся господин Дмитрий, — ужасно хочу заиграть по-шотландски действительно на шотландском! — и улыбается. — Я пытаюсь украшать каждую деталь своего инструмента. Прибегаю к резьбе по дереву и рогу, чеканка по металлу. А вот кожный мех ради эффекта чаще всего делаю именно белого цвета, украшаю торочкой, кистями, а кое-где и металлическими погремушками. Однако самой главной в инструменте является скульптурная головка козы. Собственно, отсюда и название «коза-дуда». Что не говорите, а музыка и магия — понятия синонимические. Владение словом и умения составлять музыку, равно как и владение музыкальными инструментами, издавна приравнивалось к магии. Опасно было загрызаться с музыкантом, потому что тот мог наложить проклятие или выполнить песню-проклён. Поговаривают, что сама королева Елизавета и ужасно боялась силы ирландских волынкарей, а потому приказывала их вешать, прививая клеймо воров и преступников. От культурного наследия самой давней кельтской нации не должно было остаться ни литературы, ни языки, ни музыки. Однако барды Средневековья, невзирая на кровавые преследования, продолжали удивлять Ирландию своим искусством. Позже их навыки усовершенствовали немецкие менезингеры и французские трубадуры. По традиции, каждый волынкар обязан уметь сыграть три мелодии: «песню, которая заставит заплакать, песню, которая заставит рассмеяться, и песню, которая окунает в сон». Только тогда он признавался мастером. «Действительно, техника игры на волынке, а тем более на ее украинском варианте, — непростая, — рассказывает Дмитрий Флорович. — Учиться этому нужно не год и не два. Часто недостаточно даже десятилетие. Ведь пение волынки несет и своеобразное исцеление. Это что-то вроде шаманского ритуала изгнания духов. —, Чтобы красиво заиграть, нужно немало практиковать. Помню, как однажды потянул волынку в кофейне. Одна бабка аж подскочила, наделала визгу, тогда как все другие восприняли достаточно нормально. Значит, что-то в ней было плохо... А еще я всегда ношу с собой головку чеснока. Пусть это и считают суевериями, я в эту силу верю. Что-то выше над нами есть. И эта вера мне помогает». Но и действительно, зная то, что музыка льется из воздуха, можно держать связь с духами. Хорошими или злыми — избирает музыкант. И, чтобы не показаться голословной, наведу слова Джимми Хендрикса, лучшего гитариста всех времен и народов. Уже перед смертью господин Хендрикс открывался налево и направо: людей таки можно гипнотизировать музыкой. А когда еще и находишь у них уязвимое место, есть шанс поместить в их подсознание все, что пожелаем. Дмитрий Деминчук о таком никоим образом не мечтает. Он лишь хочет сохранить и передать старые украинские традиции. А еще мастер ужасно проникается культурной экспансией представителей Запада. Конечно, немало представителей жизненно необходимой подачки выплывает на небосклоне. Все они будто настроенные только положительно — возродить украинское искусство. Не одиночные случаи и из волынкарством. «Как-то услышал по радио, что один человек согласен спонсировать развитие волынкарского искусства в Украине, — продолжает мастер, — в принципе, мы согласны — пусть. Вот только не нужно нам навязывать шотландский вариант. Не нужно нам того, которое случилось с Москвой и Санкт-Петербургом, которые практически заполонили шотландские и ирландские юбки. У нас же есть свои традиции».

«Но разве наши люди будут воспринимать волынкаря в национальном украинском», — спрашиваю. «А почему же нет, — удивляется мастер, — одел с западноукраинским мотивом — достаточно удачный вариант. Вот и пример — знаменитый виртуоз, народный артист Украины Василий Попадюк или Евгений Бобровников, его предшественник. Словом, было бы желание».

www. «Бушовые ножки». com. ua

То, что музыкальная промышленность Украины искусственна, давно никто не сомневается. В конечном итоге, судите сами. Киевский завод духовых музыкальных инструментов, который раньше выпускал комплекты духовых инструментов: трубы, кларнеты, флейты — чуть ли не для всего прежнего Советского Союзу, согнулся. Лишь изредка его хватает, чтобы выпустить партию-вторую деревянных окон и дверей. А поговаривают, что находятся уникумы и выпускают на своей базе даже гробы! Что же, в принципе, тоже своеобразный бизнес. Теперь разве Житомир изредка отзывается баянами, Переяслав-Хмельницкий — уцелевшими гитарами, а Львов, как и Чернигов, шумит одиночными бандурами, изготовленными разве что на заказ тех, кто чувствует в себе далекий отзвон предков. «Все мои ученики в выходные дни стоят на Андреевском подъеме — торгуют свирелями и некоторыми другими инструментами. Вот если бы мы жилы в наименьшей, но развитой стране, было бы более легко». Действительно, в таких странах, как Бельгия и Швейцария, невзирая на малую площадь, цена на ум и ловкость рук не спадает. Хотя бы относительно музыки. При учебных заведениях, например, есть лаборатории тех музыкальных инструментов, какие заводы не выпускают. Там с молодежью занимаются мастера, чем, собственно, и подсобляют всей стране. А у нас этого, к сожалению, не практикуют. Конечно, можно было бы пойти через Министерство культуры, Академию искусств или Университет культуры, чтобы, скажем, при университете Драгоманова что-то похожее открыть. «Но если бы же базу начальную получить, — жалуется Дмитрий Деминчук, — несколько лет назад у нас даже ансамбль собственный был из пяти людей. Ездили с выступлениями в Испанию, Швецию... Например, Олег Донич, талантливый исполнитель на народных духовых инструментах, в этом году заканчивает музыкальную учебу в Румынии. Он играет не только на свирелях. Может и на кларнете или, скажем, флейте Господина. Неоднократно юноша занимал высокие места на конкурсах музыкальных исполнителей. Ужасно хочет вернуться в Украину, но что его здесь будет ожидать? После такого высокого образования играть на Крещатике «на шляпу» он не будет, а профессиональные выступления редко кого интересуют...»

«Козья» сказка украинского мастера

Поэтому, живя реальностью, Дмитрий Деминчук выводит в мир чудо-козу разве на большие праздники действительно государственной важности. Или, скажем, на встечу посольства Ирландии в Украине — как дополнительный вариант выгулять свою обездоленную бородатую подругу. Главы радуются — настоящий ирландец, ведь волынка и клетчатая юбка говорят сами за себя... Однако мастеру досадно — люди не прислушиваются к мотиву. Редко кто на улице узнает в нем действительно наше, украинское. «Одного хочу, — делящийся мастер самым заветным — чтобы мы совместными усилиями таки сохранили инструменты, которые перешли в наследство от предков. Хотя и последующему их развитию буду только радоваться».

Одновременно плакать и смеяться хочется, как выпадет встретить двадцати ирландцев. Все они смогут заиграть родную музыку или пропеть родную песню. Не говорю уже о танцах — традиционные рил (reel) и джигу (jig). Действительно, ирландский народ — органическая часть своей культуры. Это люди, которые живут музыкой. А что у нас, и это — самая певучая нация?! Когда «украинец», прибившись на съемки «Караоке на площади», вспомнит хотя бы один куплет материнской песни, это уже равносильное подвигу. Словом, живем, пишем свою историю...

А между тем ирландцы выбрались из трясины — сбросили шкуры путешествующих сказочников, поэтов и музыкантов. В настоящее время их фолк стал настоящей работой для настоящих профессионалов. Возникло много новых стилей, например фолк-панк или панк-фолк. У них отразились настроения завсегдатаев дублинских баров, но уже не только языком народных песен, но и языком современной молодежи: панков и детей легендарного поколения «людей за проводом».

А украинцы все ищут меценатов. Просят хороших людей из-за горбов помочь навести порядок в собственном доме. А, казалось бы, нужно немного — просто открыть детскую школу мастеров. Легко им удивляться своей колокольне, будто и все же есть, а культура предков, извините, в жо... Трембита, самый экзотический карпатский инструмент, будет жить разве в легендах, потому что мастера вымирают, а молодые не появляются. Да и духовые инструменты... «Нет, ой нет, — причитает Дмитрий Деминчук, — заинтересованных сохранить свою национальную культуру. У меня взрослые ученики — мастера и исполнители. Но если бы исполнительская практика пошла учебными заведениями, это было бы проще и более действенно. Неплохо было бы при Институте культуры сделать что-то наподобие факультатива.... Ведь когда-то там настоящий оркестр украинских народных инструментов действовал». Конечно, можно возлагаться и на исполнительскую традицию Государственного оркестра народных инструментов под руководством Виктора Гуцала, в котором есть почти все украинские экзотичные инструменты. Однако и тот теряет последнее. Поддаваясь модерным веяниям, он все чаще исполняет произведения неоклассиков или сопровождает пение известных певцов. Чтобы поднять и свой уровень. Чистая автентика, к сожалению, отходит далеко в сторону. То неужели украинцы стесняются глубинного? Если нет, то почему же чураются истории своих предков?

Поделитесь в соцсетях:

Комментариев: 1

  1. 2011-06-05 в 16:20:31 | PoottaxNalp

    вельмі цікава, дзякуй

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)