Новости культуры и искусства

На уровне обитания

Рубрика: Музыка
Метки: |
Понедельник, 6 декабря 2010 г.
Просмотров: 1177

Светлана Глеба поет «Песни по ту сторону людей». Для людей, для себя, для своих учеников. Первое, что можно услышать после ее концертов, — это захваченные возгласы: «Она вовсе не похожа на вокалистку!».

Слушатель прав: ужгородская певица Светлана Глеба не имеет ничего общего зi привычным для рядового меломана образом упитанной примадонны с резонатором в голове вместо мозгового вещества. Это чрезвычайно требовательный к себе, вдумчивый музыкант с безукоризненным вкусом и прирожденным артистизмом, который в последнее время все активнее овладевает сферой современной музыки — сложным, временами непредсказуемым измерением, где ужгородское сопрано чувствует себя на удивление свободно и в настоящий момент, практически, не имеют в Украине себе ровных. Ее выступления — всегда событие, которое остается в памяти эталоном художественного качества. На недавнем концерте в Киеве после выполнения ею и Киевским камерным оркестром Романа Кофмана «Песен по ту сторону людей» львовского композитора Юрия Ланюка на тексты Пауля Целана вердикт публики был единодушным: наконец в Украине появилась вокалистка, состоятельная петь современную музыку на европейском уровне.

— Над «Песнями по ту сторону людей» мне пришлось работать в достаточно жестких условиях: произведение было написано специально для этого концерта и я имела лишь месяц на его изучение, — сознается Светлана. — Были определенные трудности с произношением и артикуляцией — мне впервые пришлось петь немецкой. Но я пыталась не потерять очертания первых впечатлений при чтении текста и максимально его одухотворить. Композитору Юрию Ланюку свойственное уникальное своеобразие звучания оркестра (ведь он сам прекрасный виолончелист). Он — очень деликатный, интеллигентный человек, что в творческих кругах, согласитесь, большая редкость. И в его музыке это чувствуется, хотя образный мир композитора — намного более сложная сфера. Он, как актер, не может постоянно жить одной ролью. Это произведение — достаточно смелый шаг с его стороны, и, думаю, он удался.

— Не в последнюю очередь благодаря Вам...

— Когда произведение хорошее — его будут слушать. Не была бы я, был бы кто-то другой. Отрадно, что выполнение современной музыки в столице становится все более профессиональным. Время играет свою роль, и, думаю, что за семь-восемь последних лет успело окрепнуть поколения музыкантов, для которых современная музыка не есть первооткрытием. Когда ты растешь в этом, соответственно, легче воспринимаешь, а затем лучше передаешь.

— Как вы начинали?

— Собственно, первый шаг до познания авангардного искусства у меня состоялся, напротив, именно с помощью исполнения. Однажды во время учебы во Львовской консерватории преподавательница из гармонии принесла нам на урок партитуру произведения Леонида Грабовского «When», и уже из первого прослушивания я четко представила, как мне самой хотелось бы его пропеть. Вскоре мы познакомились с Иваном Небесным, художественным руководителем ансамбля «Кластер», который тогда именно готовился к выполнению этого произведения и искал солистку. Я очень счастлива, что оказалась в этом коллективе единомышленников, где творческий интерес, желание что-то делать всегда является общими. Мы сами искали, сами пробовали... Начинать было сложно, потому что современные гармонии для вокалиста (а у меня нет абсолютного слуха, только относительный) — это большие интонационные сложности. Тяжелый труд, но и интересная. Ведь современная музыка — это состояние: психологический, внутренний. Очень важно найти его. Возможно, ошибиться где-то в интонационном плане, но в этом — нельзя, хотя всегда есть риск не доиграть или переиграть.

— Что помогает в поисках этого состояния?

— Возможно, интуиция... Говорят, что человек видит в другом человеке то, что она хочет видеть. В музыке так же. Когда исполняешь произведение, важно самому чувствовать, что ты в нем хочешь показать. Плохое видишь — ты его так и показываешь, хорошо — соответственно, так и воспринимается произведение.

— Выходит, исполнитель должен быть соавтором музыки?

— Есть композиторы, которые требуют, чтобы произведение исполнялось именно так, как они хотят, не давая возможности для творчества исполнителя, проявления его виденья, чувства. Это не всегда правильно, потому что после написания музыка может зажить совсем другими качествами и красками. Нужно лишь доверить это исполнителю, который через себя откроет в произведении что-то новое, а не закрывать музыку в клетку.

— Вы, в свою очередь, доверяете многим композиторам?

— Конечно, в начале, когда только начала интересоваться, петь, хотелось перепробовать все. В «Кластере» мы все доверяли вкусу нашего художественного руководителя, и основными приоритетами репертуарного отбора для нас были техническая, выразительность и динамическая музыки. Потом, когда воспиталось собственное отношение, свой вкус, стало уже более легко самостоятельно находить подход к новым произведениям, отличать зерна от половы. Здесь действительно очень важно, насколько ты доверяешь композитору, которого собираешься выполнять. И я очень благодарна Богу за то, что пока в моей жизни плохих знакомств не было.

Собственно, Киев я открыла благодаря композитору Владимиру Рунчаку, который пригласил меня петь его «Причитание» на одном из столичных фестов. Вокруг его творчества продолжаются много споров, но мне лично очень нравится такая музыка: сложная, правдивая, без украшений. Много роднит меня и с композитором Викторией Полевой. Когда-то на фестивале «Два дня и две ночи» в Одессе я впервые услышала ее «Постная невинность». Такой женственности, изысканности, приятного шарма в музыке я давно не чувствовала! Я сразу подошла к композиторше, попросила у нее ноты и пару месяцев потому выполнила этот цикл на киевских «Премьерах сезона».

— На этом же фестивали вы брали участие в концерте ужгородского камерного хора Cantus. Представлена им программа, которая охватила почти тысячелетнее пространство музыкальной культуры, не смогла пройти мимо внимания сторонников хорового искусства. Что вас связывает с этим коллективом?

— Начнем с того, что Емил Петрович Сокач, руководитель хора Cantus — мой преподаватель еще из Ужгородского музыкального училища. В настоящий момент я понимаю, как это важно, когда в определенный период твоего развития, жизни рядом с тобой есть человек, который может воспитать у тебя хорошие вкусы. В училище он был своего рода революционером — никто, кроме него, не брался за такие сложные и интересные программы. Он открыл для нас очень много нового, и все, что он делал в студенческом хоре, всегда было глубоко и самоотверженно. Собственно, камерный хор Cantus, ориентированный на выполнение как ренессанса, барокко, так и современных произведений, он создал в 1990 году под конкурс имени Беллы Бартока в Венгрии. До того это был просто ансамбль старинной музыки.

— Какое место хор занимает в вашей жизни?

— Говорят: «Тот, кто поет, — вдвое больше молящийся». Хоровое пение чрезвычайно приближено к духовной сфере. Это мне очень близкое: я с детства пела в самодеятельных коллективах, выросла на репетициях, концертах и не представляю своей жизни без хора и, в частности, без хора Cantus. У нас очень хорошие отношения. Я не хочу сказать, что они идеальны — как и в каждой семье, есть свои сложные периоды. Но большая честь хористам, что они проблемы решают, и делают это хорошо... За Сокачем как за руководителем очень интересно следить: он всегда идет впереди, открывает что-то новое и нас втягивает в этот процесс. И не по принципу «выучил-отпел» — это проходить на уровне обитания.

— По-видимому, так и нужно относиться к искусству...

— А как нужно верить? Ты просто веришь и все... В искусстве то же. Нужно любить его и не доводить это, а просто заниматься своим делом... На каждого из нас положена какая-то миссия. Даже если ты дворник и старательно подметаешь улицу — ты уже делаешь то, что, по-видимому, должен делать в этой жизни... Я очень люблю свой город. Люблю своих учеников в музыкальной школе, и, думаю, дети это чувствуют и делящиеся со мной тем самым. Люблю концертировать, хотя исполнительскую деятельность очень сложно совмещать с преподаванием, ведь на самопознание, подготовку сложных произведений тоже нужно много времени, сил и отдачи. Очень важно, чтобы голос тебя слушался так, как ты этого хочешь. Это далеко не легкая работа, а работать на двадцать-тридцать процентов я просто не умею...

Роман ЮСИПЕЙ

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)