Новости культуры и искусства

Интервью начальника кино

Рубрика: Кино и ТВ
Метки: |
Вторник, 26 октября 2010 г.
Просмотров: 714

Заместитель министра культуры по вопросам международного сотрудничества и кинематографии Тимофей Кохан считает, что кино должно быть много — хорошего и разного, что фестивальные фильмы должны привозить призы из фестивалей.

Проще сказать, что кино в Украине закончилось в ХХ веке, что современное — слабое и непутевое, пенсионеры уже не могут, а молодые еще не умеют снимать кино, и пойти в навороченный кинотеатр «Украина» на американскую лирическую комедию. Что большинство и делает.

Но есть в государстве люди, которым платят деньги за то, чтобы они, невзирая ни на что, на пожарище, ни в условиях какой государственной культурной доктрины развивали кино. До 2003 года 7 лет подряд киноотраслью в Министерстве культуры и искусств руководила Анна Павловна Чмиль, ее аппетитно «съела» группа товарищей-кинематографистов, на ее место пришел кандидат искусствоведения с дипломом режиссера кино и телевидения КДИТМ им. Карпенка-Карого, с известной в кинематографических кругах фамилией — Тимофей Кохан.

Тимофей Григорьевич говорит, что пока он руководил в этом же Министерстве управлением международного сотрудничества и протокола, его все время называли преемником Чмиль, так оно и вышло, потому что «государственный чиновник — есть государственный чиновник: дали поручение — выполняй». При этом Тимофей Григорьевич в министерстве еще курирует вопрос международного сотрудничества и зарубежных связей, культуры этносов Украины и украинской диаспоры.

Заместитель министра культуры по вопросам кинематографии сознался, что в его домашней видеотеке есть и боевики, и классика, и современная классика, а последний фильм, от которого он получил невероятное наслаждение и как кинематографист, и как зритель, — «Нашествие варваров» Дэне Аркана. Купил кассету да и посмотрел дома, потому что для похода в кинотеатр времени хронически не хватает.

Господин Кохан не перестает удивляться, что в регионах почти нет информации о реальном состоянии дел в столице: правда ли, спрашивают в зама на выезде, что киностудию Довженко купили немцы, что на ее месте уже супермаркет? «А сколько интервью вы дали, Тимофею Григорьевичу журналистам?» — поинтересовалась я. «О кино? И не знаю, не любят меня почему-то журналисты». Следовательно, мы попробовали заполнить вакуум официальной информации и узнать, в каком направлении теперь двигается отечественный кинопроцесс.

Календарно- постановочный план — Библия для киноманов

— Тимофей Григорьевич, недавно вы собирали кинодеятелей и готовили свои предложения, требования, пожелания, которые министр культуры должен представить Премьер-министру. Через то что в украинском кинематографе сложилась непростая ситуация взаимного недоразумения и раздражения, дошли ли вы к какой-то общей мысли и что будете просить у Виктора Януковича?

Встреча министра культуры Юрия Петровича Богуцкого с кинематографистами длилась свыше трех часов и проходила на чудо спокойно. Ну, вы понимаете, творческие люди являются творческими людьми. По объективным или субъективным причинам основная общественность наших кинохудожников выпала из культурного процесса Украины. Это связано в первую очередь с экономической ситуацией в стране. При всем уважении к другим видам искусства кино — это сложный производственный процесс, во времена Советского Союзу в процессе кинопроизводства было задействовано свыше 60 специальностей. Не хочется сравнивать кино с заводом, но изготовление одной картины — это полный технологический процесс: от чертежа, деталей к ОТК. Когда начались экономические неурядицы, кино получило наибольший удар. В настоящий момент ситуация немножко стабилизировалась — в 2003 году впервые те небольшие средства, которые бросили на кино, были профинансированы в полном объеме.

Один из самых главных вопросов, которые нужно решить на уровне государства, — это законодательство. Я в настоящий момент не буду комментировать те законы, которые были приняты, у меня тоже есть свои замечания к программе развития кино. Но когда начинаются крики, говорю я: уважаемые господа кинематографисты, вы же сами это визировали. Уже год в Верховной Раде лежит неплохой закон о 5 процентах, которые должны давать бизнесмены от показа иностранных фильмов в кинотеатрах, от видеопроката, от Сd на развитие национального кинематографа.

— Еще закон о меценатстве.

— Теоретически так. Но на сегодняшний момент наибольший наш меценат — это государство.

— Государство должно выступать хотя бы гарантом.

— Здесь тоже интересно. Вот все говорят: продюсерская система. Я двумя руками за продюсерскую систему, но кто-то должен нести ответственность. Потому что у нас дают средства, снимает художник кино, но потом это кино оказывается никому не нужным, кроме него самого. Что делать? Я, конечно, могу собрать несколько критиков и сказать: вы не понимаете, это не просто гениально, это очень гениально, и только через 100 лет вы постигнете, какой это шедевр. Но есть еще зрители, которые скажут, что это не то, что они ожидали. Тогда режиссер говорит: это творческая неудача. Так нельзя. Разошлись мысли относительно целесообразности или нецелесообразности совета из кинематографии, здесь хотели, чтобы была позиция Союза и кинематографистов. В данном случае мы договорились, что рассмотрим конкретные предложения и уже с отработанной общей мыслью Юрий Петрович пойдет к Премьеру.

— Вы сказали о финансовой стабильности, она реально «замаячила» на киногоризонте, ведь в прошлом году кинематографисты писали письма Президенту, Премьеру, Председателю ВР, потому что финансирование прекратилось на 3 месяца?

— В прошлом году, я уже говорил, все предусмотренные государством средства были перечислены. В этом году (здесь дерева нет, буду стучать по ДСП) состоянием на марта тот лимит, который у нас есть, тоже пока еще выполняется нормально. Я сознателен того, что киношный бюджет, который дают в настоящий момент на год, — это две мощных картины, например у нас говорят, «как будто в Москве». Почему-то дальше Москву мы не видим. Давайте еще говорить, что «в Москве всегда было хороший», в Москве всегда были апельсины, «Мосфильм», и тогда сравнивать с киностудией Довженко нельзя было — это абсолютно разные студии и за уровнем технического оборудования, и за базисом. Столица была столицей, туда шло все лучше всего, госзаказом руководили они, фильмы принимали и категории давали они, основной худсовет был там, а не здесь.

Стабильное финансирование дает нам возможность делать чрезвычайно важную вещь — планирование. Календарно-постановочный план всегда был библией киношников. Это была диаграмма жизни картины, съемочных дней для артистов, что очень важно. Это в настоящий момент гонорар один, а раньше каждого съемочного дня платили отдельно, и потому вторые режиссеры пытались тем актерам, которых они очень любили, найти один-два лишние съемочные дни. Народный артист СССР, правда, тогда их было не очень много, имел ставку 56 рублей на день...

У нас была установка: все плохо, украинское кино погибает, полный упадок. Давайте откровенно, если чиновник высокого ранга все время слышит, что где-то плохо, а у нас проблем хватает во всех отраслях, что он подумает? Если плохо, пусть уже валится, чтобы только не морочили голову. И мы не могли, честно говоря, похвастаться какими-то достижениями в последнее время, какие бы привлекли внимание, скажем, Министерства финансов. Я говорил со своими коллегами в «денежных» министерствах, говорят они: да, ну хорошо, а что вы сделали? Под что вам давать деньги? Тогда начинаешь рассказывать, что государственный заказ в кино не может приносить прибыли, ну нет в европейской практике такого, кино неприбыльно. Я разговаривал с министром культуры Польши, он сверхсовременный человек, молодой, и два раза в правительстве Польши, еще к министерскому креслу, занимался проблемами кино. Говорит он: то, что делает государство, она не должна из этого получать прибыль, она на то настроена, чтобы развивать, давать возможность творить.

— Но прежний министр культуры РФ Михаил Швидкой недавно сказал русскому информационному агентству, что в прошлом году русская культура начала приносить прибыли.

— Культура будет приносить то, что у нее будут вкладывать. Нам не нужно изобретать велосипед, все уже придумано к нам. Кому мешали школы эстетичного воспитания? Они есть в настоящий момент, но государство не в состоянии их удерживать в полном объеме, потому они плате. Потом, вспомните, были кинолекции, кинопоказы в школах, детей приучали к культуре. Я не за то, чтобы они смотрели утром до вечера только украинское кино. Кстати, мы не делаем еще и векового анализа, не делаем поправку на время.

Но люди возвращаются в кинотеатры. У нас практически нет европейского кино, это правда, идет американское. Но это везде так. И это басни, что вся Франция смотрит французское кино, были мы во Франции, все это мы знаем. И не нужно говорить, что Голливуд — это только плохое. Я думаю, что «Крестный отец» — это не так плохо.

Фестивальный фильм имеет что-то из фестивалей привозить

— Оппоненты Анна Павловны Чмиль «били» ее за то, что она сделала ставку на авторское, фестивальное кино, говорили, что нужные массовые картины, прокатные, зрительские. Какому кино вы отдаете преимущество?

— Что такое фестивальное кино? Есть авторское кино, оно начиналось с французской «новой волны», и тот же Трюффо снимал и авторское кино, и детективы. Чарли Чаплин, между прочим, — это тоже авторское кино. Я пошел другим путем: «больше песен, хороших и разных». Хоть у меня будет миллион оппонентов, но я все же запущу Андрея Жолдака в этом году, и я думаю, что это будет экспериментальный фильм. Будет фестивальным — ну слава богу, фестивальный фильм имеет что-то из фестивалей привозить. Фильм Степана Коваля «Шел трамвай девятый номер» — это не фестивальное кино, это просто хорошая, хорошая история. А те фильмы, какие мы называли фестивальными, что-то я не вспоминаю, чтобы они привезли хоть один приз из фестивалей. В этом году мы запускаем «Татарский триптих» Александра Муратова за рассказами Коцюбинского, который финансирует государство. Мне уже начинают кое-что закидывать по этому поводу, но я считаю, мы должны сделать этот фильм для крымскотатарского народа и для нас самих, и никто не убедит меня в противоположном. Вы не думайте, что крымские татары — это только те, которые сидят в Крыму, бедненькие. Это мощная нация с очень сильной культурой. Летом запускается Олесь Янчук с фильмом «Владыка Андрей» об Андрее Шептицкого. Мне очень импонирует Янчук как режиссер и как продюсер, это и человек, который вместо того, чтобы плакать, работает. В Янчука — 60 процентов государственного финансирования, 40 процентов дает Конгрессовый комитет украинцев Америки, это очень большая сумма. Из интересных полнометражных проектов еще будет детская сказка «Как Меланка судьбу искала», какую будет снимать Юрий Одинокий.

В этом году будем возобновлять работу творческого объединения «Дебют», четыре дебюта запустим на киностудии имени Довженко, на «Анимафильмы», два дебюта — в Кинематеке и два — на Одесской киностудии, чтобы на эту «Молодость» мы хоть что-то представили. Причем два дебюта — на Довженко, на Одесской киностудии — будут полнометражны.

Я пытаюсь максимально привлечь внебюджетные средства. О проекте Янчука я уже говорил, еще будут две общие телесериалы с «1+1» — четырехсерийных телевизионный фильм Андрея Дончика и двухсерийный фильм Гали Шигаевой — тепла, романтичная история к Рождеству. И ничего страшного в этом нет, потому что телефильмы на сегодняшний день — это наилучший способ показать, что есть украинское кино, есть марка киностудии Довженко, есть Министерство культуры, есть наши актеры и режиссеры.

Новые «метлы» на Одесской и киностудии им. Довженко

— Прокомментируйте постфактум историю с Одесской киностудией (напомню, что в конце 2003 года сотрудники Одесской киностудии протестировали против назначения нового директора. — Авт.).

— Насколько я знаю, «протестанты» вошли в комиссию по рассмотрению наболевших вопросов киностудии. По крайней мере там идет работа. Не может так быть, чтобы все были довольны, всегда есть революционер, которого что-то не устраивает. Я знаю что многих не устраивает то, что Кохан здесь. Поверьте мне, если завтра здесь будет кто-то другой, проблемы останутся те же. В каждого свой подход, потому очень сложно найти какую-то золотую середину, художник только тогда и художник, когда он протестует, это его образ жизни. Представьте себе Леся Подервъянского, который бы ходил в галстуке строем или утром до вечера сидел бы в этом кресле. На Одесской киностудии не все так тихо и гладко, там есть вопрос. Есть люди, которых не удовлетворяет директор, но я всегда говорю: пусть человек сделает хоть что-то, будем судить ее по делам. И если не хватает у нас ума, то, может, есть еще над нами кто-то более умен — исправят ситуацию. Но пока студия работает, картины будут запускаться, новая директорша ищет деньги. Человек имеет где-то себя проявить. Как тот же Виктор Приходько.

— Кстати, о Приходьке...

— Он пришел, когда студия погибала, и это все признают. Он пришел из телевидения, специфика которого требует очень быстрой реакции и определенной агрессии. Приходько начал активно за все браться, а здесь, знаете, как старые колеса — они скрипят. Начинают об этой выпивке говорить. Ну не в выпивке дело, это анекдот. Такое впечатление, что вся студия пьяная лежала, переживает ли вся студия так, что им не дают выпить сто грамм, но все равно: как это так? Это производство, и почему-то говорят, что киношники без алкоголя не могут кино снимать. Ложь, всегда на площадке режиссер с директором боролись, чтобы не пилы, и киношники меньше пилы, чем другие люди искусства — не будем называть отрасль. И когда говорят, что киношники приезжали на съемки, как какая-то банда Махна, то это неправда, меня это всегда раздражает и обижает. Но, действительно, Приходько — новый человек, он пришел из другого мира, и действия его сверхактивны. Теоретически он все делает правильно.

— То есть вы его поддерживаете?

— Пока поддерживаю, потому что плохого он ничего не сделал.

— Однако он успел нажить врагов и в Союзе кинематографистов, и на студии. И главные обвинения — вы их, наверное, тоже знаете — что Приходько хочет переоборудовать киностудию для того, чтобы снимать здесь телесериалы, причем русские, и вообще он — человек Сивковича и хочет киностудию подмять под него.

— Если руководствоваться всем этим негативом, тогда нужно вообще не доверять Приходьку, все запрещать. В настоящий момент телесериалы и для производства, и для тех, кто их пригреет, — это уже бизнес. Я не удивлюсь, если завтра эти телесериалы развернутся, проигнорируют киностудию Довженко, Одесскую, Министерство культуры и пойдут себе. Не так сложно сегодня поставить 4-5 павильонов, где будут снимать телесериалы, люди из киностудии пойдут туда, потому что там деньги платят, и все будет нормально. А мы будем сидеть, ожидать и говорить, что кто-то там плохой нам не дает деньги. Нужно смотреть реально: в том объеме, в котором сегодня нужные средства на запуск фильмов, на переоборудование, государство не в состоянии профинансировать. Благодаря тому, что я запустил два проекта совместно с «1+1», у меня высвободились средства, которые я могу дать на дебют. Чем это плохо? Кому это мешает? Однако я знаю, что даю средства на телесериал, и там нет проблем ни с работниками, ни с планом, ни с техникой, и у меня на середину и на конец года будет два украинских проекта. Кто видел этих людей, которые покупают или уже выкупили павильоны студии Довженко? Поймите, что Приходько — это не какой-то князек удела, который наделал неизвестно что на киностудии, а мы завтра проснемся и увидим, что студия уже под флагом Российской Федерации, белорусов или узбеков.

— Виктор Приходько с прошлой осени работает директором киностудии им. Довженко. Какие вы можете отметить первые подвижки, первые шаги, успехи?

— Позитивные шаги — только то, что он очень жестко начал разбираться с арендаторами, потому что, извиняйте, из 90 арендаторов студии — только 3-4 более-менее имеют отношение к кино. «Фильмотехника», здесь вопросов нет, — это мощная организация, которая работает, и слава богу, телеканалы тоже там давно сидят, на сегодняшний день они не мешают. Когда будет стоять очередь из съемочных групп, тогда посмотрим. По крайней мере он борется в настоящий момент с остановкой строительства на киностудии Довженко жилых домов. Много говорили, но только Приходько подал обращение в КГГА о переименовывании метро из «Шулявской» на «Александра Довженко». Это немножко, но главное, что он начал будоражить. Пусть будут оппоненты, но в споре рождается истина. Сложно, люди не привыкли — кто-то там немножко работает, кто-то вообще не ходит на студию, кто-то приходит выпить чашку кофе. Сказать бы, что за 2-3 месяца с того времени, как работает Приходько, все изменилось и стало просто супер? Нет, я этого не вижу. Пока у меня сплошные проблемы, потому что все приходят, жалуются, пишут письма.

— Когда вы пришли на эту должность, говорили, что Кохан занимается международным отделом Министерства, а на кино он пришел временно. Если вы занимаетесь обеими отраслями, где копродукция с иностранными государствами?

— У нас будет копродукция с россиянами. Но это при условии, если не будут говорить, что я пришел временно. Потому что стоит мне было поехать на два дня в командировку, как пошли слухи, что Любимая освободили от должности заместителя министра по кино.

— Почему же вы не пользуетесь своим служебным положением «международника» в Минкульти, чтобы лоббировать интересы кино в направлении копродукции?

— Проталкиваем потихоньку. Можно много и красиво говорить, но лучше показать, что ты сделал. Дайте немножко времени — вы увидите. Конечно, я уже использую свое «международное положение» в интересах украинского кино и буду использовать.

— В мире все отраслевые проблемы решают через лоббистов. Пока еще я слышала разговоры о лоббистах только у книгоиздателей, почему бы кинематографистам не создать свое лобби в парламенте?

— Видите ли, чтобы работать с денежными министерствами, нужно им что-то показывать. Не дадут под Любимая деньги, за то, что он такой хороший. У нас идет нормальное сотрудничество, у нас неплохие отношения с некоторыми нашими депутатами от культуры. Но не они имеют по нас думать, мы должны дать им четкую программу и сказать: Лесю Степановичу, Павлу ли Николаевичу, Ивану ли Ярославовичу, вот мы вам даем, продвигайте, пожалуйста. Но у них там тоже хватает, а мы еще и себе — ну, сделайте за нас...

Валентина КЛИМЕНКО

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)