Новости культуры и искусства

Неповторимые краски живой души в работах Татьяны Галькун

Рубрика: Изобразительное искусство
Метки: |
Понедельник, 2 июня 2014 г.
Просмотров: 1161

Татьяна Галькун

Татьяна Галькун - талантливый живописец, народный художник Украины, профессор кафедры изобразительного искусства Волынского национального университета имени Леси Украинки.

Создала свыше 600 тематических картин, портретов, пейзажей и натюрмортов, большинство из них сохраняются в отечественных картинных галереях, общественных и государственных организациях, частных коллекциях. Участница 19 зарубежных, 26 республиканских, 74 региональных и областных, 15 персональных выставок, 12 международных плэнеров. Дипломант многих выставок и конкурсов.

Татьяна Галькун

Продолжательница рода Белокуров

Красивая, небольшого роста женщина с глубокими мудрыми глазами, которые излучают невероятное тепло и доброту - такие мои штрихи к портрету талантливой художницы Татьяны Галькун. Любуюсь ее манерой общения, доброжелательной улыбкой и задумываюсь, откуда у сельской девушки, которая босиком ходила по морозу, эта неподдельная внутренняя воспитанность?

Татьянf Галькун

Но вскоре понимаю, что это в первую очередь - гены. Ее бабушка Параска, по папиной линии, походит из знаменитого рода, который дал мировой, украинской культуре самобытную малярку Екатерину Билокур. А ее брат Терен Билокур был известным на Черкащине иконописцем, иконы которого хранятся в Уманском музее. Татьяна недавно в небольшой хате на Черкащине, которая была его мастерской, увидела специальный камень, которым мастер растирал краски с желтками, придерживаясь прежних технологий. У бабушки, которая умерла несколько месяцев назад, Параска сохранила три иконы Билокура. Поэтому вполне понятно откуда у Татьяны Галькун, которая родилась в отдаленном от райцентра селе Ропотуха на Черкащине, с детства теплилось желание стать художником, а не артисткой или певицей.

Татьянf Галькун

Она, кстати, имела такой голос, что приходилось выбирать между Киевским художественным институтом (теперь академия) и консерваторией. Еще малым ребенком, подводя глиной завалинку, пыталась что-то нарисовать возле печи. Бабка рисунки смывала, но не бранила. Самые светлые воспоминания детства связаны именно с солнечным жилищем бабки Секлеты и дедушки Евлампия. В целом ее детство трудно назвать счастливым, потому что было оно убогим, маме пришлось стать главной кормилицей семьи из пяти человек. Папа прошел всю войну, а подорвался на мине, обрабатывая поле, поэтому получил в придачу к костылям маленькую колхозную пенсию. После обмена денег, это представляло всего пятнадцать карбованцев. Дети не носили хорошую одежу, не имели надлежащего питания, но особенно не сокрушались потому что понимали, что им не хуже всех жить, в послевоенном селе было много вдов которым было еще труднее.

Поэтому когда Татьяна заходила в горницу к бабушке и дедушке, душа пела, чувствовала какую-то особенную благодать. В этой сельской хате был невероятно большой позитив, ей хотелось жить и создавать. Родственники малую не баловали, заставляли пасты гусей и корову, девочка, как и другая детвора, пыталась убегать от работы. Эти споры теперь кажутся смешными.

Татьянf Галькун

Последняя воля матери

Корову держали на две семьи, но она от родителей убегала к деду, потому что он любил скотину, клал ей полную кормушку сочной травы когда та возвращалась из паши. Животное бежало три километра к старому хозяину, девочка со слезами за ней, чтобы перенять и вернуть.

Татьяна Дмитриевна с трепетом вспоминает последнюю волю мамы, которая попросила отца отвезти ее в Киев в художественную школу, «чтобы имела в будущем более легкую работу». Потому что она у сорок лет умирала от непосильного труда, а девочка было еще меньшей и более хрупкой. Как-то, приехав с мельницы, женщина подняла мешок, который весил чуть ли не столько же как она сама и сильно заболела. Месяц кричала от нестерпимой боли, кушать ничего не могла. Потом, подвязав полотенцем болезненный живот, продолжала понемножку хозяйничать. Только через год папа повез ее в столицу. Врачи советовали немедленно делать операцию, на которую она так и не решилась.

Татьянf Галькун

В те времена диагноз «рак» звучал как приговор, поэтому полагалась на судьбу, которая была у нее весьма незавидной. Мама уже была трудно больной и ей наделили гектар свеклы. Таня с сестренкой прямо со школы с портфелями шли на колхозное поле помогать. Дети стягивали на кучки корнеплоды, а мама уже обречена, сидя на холоде, их чистила. Потом им надо было нагружать свеклу на машину. Мама знала, что дояркой быть получше, но дочка маловата и для этого груза. Надо было вставать в четыре утра, а завершать рабочий день потом в полночь, да и доили коров вручную, о доильных аппаратах никто и предположения не имел.

Три года мама медленно угасала, худела и отошла к Богу. Поэтому детство Тани тяжело назвать беззаботным. Все же она умелая аккумулировала позитивные моменты, тянулся как будто цветочек к солнцу.

«Ребенок от земли может написать такой натюрморт»

Учась в художественной школе имени Тараса Шевченко в столице, Татьяна Галькун приезжала, к дедушке с бабушкой. Те спрашивали много ли на каникулы дали заданий, девушка отвечала, что надо выполнить около ста работ - пятьдесят рисунков и столько же живописей, потому что будет из них делать композицию. Бабка Секлета усвоила всю премудрую терминологию. Как-то на престольный праздник собрались в хате родственники, через приоткрытые двери Таня увидела как бабушка важно показывает зарисовки и добавляет, что это должна быть композиция. И, вспомнив объяснение внучки, объясняет, что этого должно быть определенное действо, картина. А когда те переспрашивали, уточнила: «Вот видите Яша здесь сидит, а на картине будет стоять».

На четвертом курсе Киевского художественного института она написала портрет дедушки и бабушки, которые заменили родителей, и натюрморт «Бабушкино окно», на котором в стареньких чугунках, в которых продырявилось донышко, растут вазоны калачики. Эта работа в 1972 году была на выставке «Живописная Украина», ее хотели купить за приличные деньги, но она не продала. Впоследствии, когда с мужем приехали на Волынь, жили очень бедно, не имели даже посуды, ей предложили за эту картину сумму, которой хватило бы на половину машины «Волга», она не согласилась расстаться с частицей детства. Именно, увидев это полотно, Татьяна Яблонская сказала: «Только ребенок от земли может написать такой натюрморт». Эта работа ей очень дорога, на ней самый светлый уголок детства. Хотя она планировала за первую проданную работу поставить памятники родителям. Это она сделала немножко впоследствии, продав свою вторую работу «В родной хате».

Детство без пестований

Теперь детей чрезмерно ласкают, а они это мало ценят. Ее мама обняла и поцеловал Татьяну Галькун уже перед смертью. Материнская любовь была своеобразной - большой и жертвенной, но без лишних сентиментов. Какую-то нежность от родителей девочка не чувствовала, разве бабушка мягко звала: «Таня иди пить молоко, потому что уже совсем похудела». Ее чаще били чем жалели. Брат Володя был маленьким, Люсю трогать не удобно, потому что девушка, поэтому за все шалости доставалось Татьяне. Хотя она теперь понимает, что страдала от чрезмерного любопытства. И рассказала, как ей не удалось увидеть как снимали фату с невесты. Когда-то на сельских свадьбах молодая традиционно наряжалась в венок с лентами, а здесь село облетела новость, что юноша берет девушку из города и она должна одеть фату. А в селе был обычай, что о 12 ночи две свахи вылезали на скамью срывали молодой венок, покрывали голову терновым платком, и она уже молодая женщина. Невеста пыталась со всех сил удержать венок, а они сорвать. Как это происходило с венком Таня видела, а вот как будет с фатой не представляла, и не порвут ли свахи тоненькое белое кружево. Она не удержалась и поздней осенью направилась за четыре километра, под самый лес на свадьбу, на которую ее семью никто не приглашал.

День был коротким, темнота укрыла село, а малой дома не было. Родители кинулись ее искать, но она как будто сквозь землю провалилась. Когда обошли все соседские подворья заглядывали в ставки и колодцы, отец на костылях поковылял на свадьбу и не увидел там Тани. За вторым разом сквозь оконное стекло увидел за столом беглянку. Его взгляд был таким грозным, что Татьяна его ощутила через окно. Уже дорогой обратно отец пытался наказать непослушную дочку, доставая костылем по ягодицам. Дома пониклая от горя мать из печи велела всыпать малой как подобает. Когда отец уже порол ее ремнем дала отбой, чтобы тот отбил печенок. Так сурово воспитывали сельских детей. Ведь жизнь крестьян, была не из легких, ее небольшая худощавая мамочка имела чувствительную душу, чудесный голос прекрасно пела, и было ей не до веселья, изнурительный ежедневный труд забирал все силы.

Художник должен нести добро

Лучшие воспоминания детства связывает с жизнью в дедушкиной хате. Этот свет она сумела пронести сквозь годы, он проглядывается в ее картинах. Глядя на ее картины, сердце наполняется любовью к жизни. Она и теперь не рисует, когда настроение нейтральное. Хотя на всегда отметила в памяти совет большой украинской художницы Татьяны Яблонской, которая советовала работать ежедневно. Даже когда нет творческого настроения, что-то дорабатывает, делает эскизы, чтобы когда придет вдохновение, иметь отличную творческую форму, технику, наработку. Но когда в душе загорается желание создавать, не смотрит на краски, не задумывается над цветами, которые кладет на полотно, ей кажется что Господь водит ее рукой. Она убеждена, что художник должен аккумулировать хорошую энергетику, должен нести добро, даже врагу прощать все обиды. А еще она любит создавать на одиночестве, когда есть внутреннее равновесие. Рождение ее картин начинается с хорошего настроения, а когда завершает работу у нее как будто крылья вырастают. Тогда она не просто идет домой с мастерской, а несется над бытом, будничностью. Все несогласие кажется мелким и малозначимым, верит что она является частицей гармоничной природы. Именно эти ощущения держат на плаву истинных художников.

«Я прежде всего благодарная родительским генам и бабушке с дедушкой, которые заменили родителей, пока училась на художника, и своим учителям. Мне выпало счастье учиться в художественной школе у жены большого художника Георгия Якутовича, которая оформляла детские книги. Она научили гармонии цвета. С ним дружили много выдающихся современников, в частности, Параджанов», - рассказывала художница. С седьмого по 11 класс она была вхожа в семью Якутовича, имела возможность общаться с поистине творческими людьми. А когда поступала в академию жила в мастерской большого мастера, имела возможность убедиться, что большие люди в то же время очень простые. Когда она поступала в художественную академию Якутович делился малярными секретами, рассказывал ей о важных композиционных штрихах. Еще навчаютьсь в художественной школе, ей выпал случай несколько дней жить дома у Татьяны Яблонской. Таня порезала ногу и дочка Татьяны Ниловны Оля, которая училась также в художественной школе, предложила пожить у них пока нога не заживет.

Одно время большие педагоги помогли ей творчески сформироваться, делились своим умением, теперь она также не жалеет своего опыта, передавая его студентам. Она преподает и преподает. У нее 12 студентов и за каждого болеет как за собственного ребенка, за каждого борется. Потому что знает все дети имеют Божью искру, ее надо развивать. Она бывает очень требовательной, но и бывает по-матерински доброй к старательным.

Но не самым совершенным произведением ли народной художницы является дочка Юля, которая вобрала от родителей разные таланты. Она была полуфиналисткой известного проекта «Украина имеет талант», имеет тонкое ощущение музыки, чудесно играет на фортепиано, прекрасная драматическая актриса, а еще недавно поразила родных и столичный бомонд собственным драматическим проектом. Юлия написала биографическую пьесу «Мне Бог явился в образе желтого зайца» и вместе со своими творческими побратимом театра «Созвездие» воплотила его на сцене.

Это свидетельство того, что Татьяна Дмитриевна прекрасно себя реализовывает как жена, мама, педагог и художник. Ее серия из ста изысканных работ с символично-философским названием «Исчезающе полесье», частично выствлялись на триеннале «Живопис-93» в Киеве, персональной выставке в городе Холм (Польша), коллективной выставке в Минске, хранится в фонде Президента Украины, штаб-квартире ЮНЕСКО, Министерстве культуры и Министерстве образования Украины. О весомом вкладе Татьяны Галькун в отечественное искусство рассказывается в энциклопедических изданиях «Художники Украины», «Занятие живописью Украины», «Женщины Украины», «Энциклопедия современной Украины», монографиях «Художники Прикарпатья», «Волынь на сломе веков; история края», 1969-2000рр.)», телефильмах «Радость полета» и «Портрет из воображения». Она поистине большая женщина, ведь, чтобы так тонко почувствовать красоту нашей неповторимой природы, увидеть неповторимость каждого полевого цветочка надо иметь особенное сердце. Она не просто народный художник, но и народный дипломат, что живописными полотнами рассказывает миру о красоте нашего края.

*****

Для творческих и целенаправленных людей открылась художественная школа для детей киев, где дети могут научиться живописи, графики, скульптуры и композиции. Художественная школа kolostudio проводит уроки рисования и мастер-классы для детей; взрослых же учит рисовать карандашом, создавать академический рисунок и графику, обучает основным аспектам живописи маслом, акварелью и гуашью, а также предлагает научиться создавать скульптуру.

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)