Новости культуры и искусства

Опера на народный манер

Рубрика: Музыка
Метки: |
Четверг, 9 декабря 2010 г.
Просмотров: 874

Непраздничные проблемы гуцульского юбиляра. О Государственном гуцульском ансамбле песни и танца есть информация еще в древних пожелтевших газетах за 1939 год. Сегодняшние СМИ и книжки пишут о ДГАПТ как о коллективе, с которым тесно «связанное становление и развитие на Прикарпатье профессионального искусства». Бравые франковцы объездили со своими песнями, танцами и музыкой почти всю Европу. Причем в залах Берлина, Варшавы, Рифма, Оттавы сидела не украинская диаспора, а тысячи коренных жителей, которые знают и любят «воспалительных и диких гуцулов». В этом году ансамблю «стукнет» шестьдесят. С чем известный коллектив встретит эту дату, с какими достижениями и проблемами? Гость нашей редакции — человек, который руководит ДГАПТом уже 32 года, — Петр Князевич.

— Хотелось бы быть исключением из правил и сказать, что когда наше государство отказалось от народного искусства и вообще от искусства, мы живем хорошо. Что имеем красивую зарплату и поем в свое удовлетворение. Особенно хотелось бы сказать это после победы с нашими, гуцульскими, мотивами Русланы на Евровидение. Но нами занимаются только иностранные государства, платят за дорогу, обеспечивают жильем и едой. В Украине в настоящий момент выступать невозможно.

Нет людей, которые хотели бы заниматься этим, организовывать какие-то концерты у себя в области, искать для них помещения, обеспечивать артистов необходимым, зарплата в двести гривен тоже потому не способствует. Бывают исключения, например, «губернатор» города Луганска Ефремов пригласил своих любимцев, блатняцкую группу «Лесоповал», ну и для колорита нас. Честно говоря, удивление было с обеих сторон. Я, например, никогда не думал, что луганчане никогда не слышали настоящие трембиты, не знают, что такое плес и какие они вообще — украинские танцы. А луганчане, когда наш ансамбль запел, начали подходить и спрашивать, откуда мы. Были удивлены: строи якобы украинские, но так красиво, профессионально, не так, как все, поем. Пришлось объяснять людям, что все это украинское, что песне эти записаны на Верховине от самых старых людей.

— На сегодня существуют много народных ансамблей, чем среди других выделяется ваш?

— Начну издалека. Когда-то Игната Хоткевича выслали на Гуцульщину. Он писал в своих воспоминаниях, что как открыл рота от удивления, то закрыл его через шесть лет, уже тогда, когда отбывал с Гуцульщины, — не мог полюбоваться краем, искусством и людьми. Оно там проявляется во всем. Знаете, каждый гуцул — это прекрасный музыкант, он обязательно играет на свирели, скрипке и цимбалах, из дерева сделает, что хотите, из глины, кожи. Так что это в природе, это в корни заложено, такая огромная художественная потуга. На Надднепрянщине славится народный украинский хор, у Молдовы прекрасная музыка... А гуцулы — то будто синтез всех искусств, это целое народное зрелище, как опера, только на народный манер. Наш ансамбль отличается тем, что у нас есть все виды искусства, и культивируются они на профессиональном уровне. Даже такой пустяк, как одел, играет важную роль, он интересен как отдельное явление. Мы возрождаем то, что уже давно потерялось, каждая нота, каждые мотивчик прорабатываются мастерами, которых иногда специально для этого приглашают. Мы находим такое богатство пения в давних песнях, что сами удивляемся. Вот, например, древние причитания. В них так много переливов, мелизмов, что люди, которые впервые это услышали, утверждают, что в них муравьи по коже бегают. Несколько лет назад я был у Закопаное на фольклорном фесте. Должен сказать, что в Европе очень берегут народное искусство, потому что в них оно, в отличие от нашего, почти все потеряно. Когда выступала наша группа, нам аплодировали стоя. Две недели тому назад мы вернулись из тура по Северной Польше. И скоро, шестого ноября, в Варшавской опере у нас будет сольный концерт с выходом на Евровиденье. Правительство Польши заинтересовалось тем, чтобы помочь нам выступить.

— Чем вызвано такое любопытство в Европе к народному украинскому искусству?

— Как я уже говорил, у них нет своих народных песен. То, которое сохранилось, его, к сожалению, очень мало. Европейцам поднадоела тяжелая музыка, они хотят чего-то новенького. И эту пустую нишу полностью могут заполнить наши коллективы. Это полностью подтверждает и победа Русланы, и то, что, например, еще за несколько лет до того нашему коллективу предложили выступать в Италии с оркестром из «Ла Скалы», а затем и в других странах на многих престижных сценах. Жаль только, что это не происходит так часто, как хотелось бы. Поэтому очень многие молодые людей из моего коллектива просто выехали за границу и теперь там поют наши песни. В основном, едут в Польшу в кабаки. Двое-трое человек постоянно выезжают во Францию, где они по очереди поют на Елисейских полях. Зарабатывают огромные деньги, но должны, как они сознаются, петь каждый день, если кто-то идет домой, его заступает другой, потому что место займут, потом уже не отвоюешь. И так с утра до ночи. Вот так и живем, вне политики, в том смысле, что о нас совсем забыли, но, конечно, не вне культурной жизни. Знаете, если бы нам один автобус, которым можно было бы вывозить семьдесят человек, например, во Францию, мы весь Париж поставили бы на голову. Однако пока еще это остается лишь неисполнимой мечтой...

Алина СТРИЖАК

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)