Новости культуры и искусства

Отчет перед сыном

Рубрика: Изобразительное искусство
Метки:
Четверг, 23 сентября 2010 г.
Просмотров: 1187

Художник Сергей Якутович представил выставку в галерее искусств Киево-Могилянки перед презентацией выставки «Вибраnе nезавершеnий проект», приуроченной к представлению художника Сергея Якутовича на получение Шевченковской премии, было какое-то университетское сборище. В выставочном зале так и остались столы с разлитым на них пивом, вином и недоеденными конфетами. Напуганные работницы галереи, наступая журналистам на пяти, заменяли пустые банки из-под пива на полных, а прореженные коробки конфет — на только что раскрытых.

Похоже, организаторы рассчитывали на большее количество гостей. Но среди тех,кто пожаловал, были настоящие ценители искусства Сергея Георгиевича Якутовича, кстати, сына известного и выдающегося художника, лауреата Шевченковской премии Георгия Якутовича. Например, кинорежиссеры Юрий Илленко и Роман Балаян. Между приветствиями Сергея Георгиевича из 50-летием автор фильма «Молитва за гетмана Мазепы» воскликнул: «С этими картинами можно прожить всю жизнь, и каждого дня тебе будет открываться что-то новое!». Собственно, хоть Илленко и является лицом заинтересованным (Якутович был художником на «Молитве», все росписи, мозаики на киношных стенах дома Мазепы, дворца Петра — дело его кисти), но не согласиться с Юрием Герасимовичем нельзя. Заметно, что автор — большой эрудит, хорошо знает историю. Это позволяет Якутовичу не просто отобразить ее, показать гербы городов и сел Украины или воспроизвести свои воспоминания об Испании, но и предложить свой взгляд на прошлое. И высказаться о картине. Посарказничать. Интересно, что над многими произведениями Якутович делает надписи. Около картины, где у Мазепы на голове вместо шляпы трилика Горгона — Петр и, а вокруг — перессоренная старшина, Якутович написал: «Для меня Мазепа — не герой, не мот, не деятель, хотя все это есть и было... Это горе от ума... Нежность, воспитанность и достоинство.» Есть и другие высказывания: «И страх придумал кто-то, кто никогда не знал страха, а гордость — кто никогда не знал гордости» или «Каждый умрет только тот смертью, которую придумал сам» (почти дословно — Борис Гребенщиков). Сам Якутович посреди своих картин, писаных черной гуашью, одетый в черное, в очках в бесцветной оправе, похожий на мистификатора, на алхимика среди своих учеников. «То, что я показываю в настоящий момент, — говорит он, — не наработка, не отчет. Даже не итог того, что я сделал за 50 лет. Это то, что я хотел бы показать своему сыну.

Потому что считаю: что бы ты не делал и как бы ты не жил, если у тебя есть ребенок, когда ты творишь, должен видеть перед собой ее глаза. Наше поколение, те, кто слушал «Битлов», мы не стары, не зануды. Мы можем показать, как ни нужно и как возможно. Проблема в том, как показывать».

Заместитель редактора издательства «София» Максим Добровольский — друг юности Якутовича. Так мне удалось узнать, которым был Мастер, когда еще был учеником.

«Расхристанным, — говорит Добровольский. — Мы познакомились на дне рождения у общего знакомого, то я подумал: «Ну и расхристанный, ну и косматый». Сергей носил длинные волосы. Он, хиппи, слушал «Битлз» и был творческим человеком». Сергей добавляет: «Но мне было неинтересно выходить в люди. Я никогда не был местным художником, не рисовал красные лозунги. В 1983 году в Берлине получил гран-при на выставке-конкурсе «За мир». Я нарисовал, как невозможно жить в СССР. После того стал невыездным. А затем, по перестройке, все вдруг увидели, что я интересный человек». Максим Добровольский делящийся впечатлениями: «Изменился ли Сергей? Просто его унаследованное умение стало трагическим. Сергей получил премию на Берлинале, золотые медали Академии искусств. Он уже Метр. В настоящий момент его язык настолько выразителен, что ее не могут отрицать никакие масс-медиа. А это — важнейшее».

Некоторые графические работы Сергея Якутовича, вывешенные в галереи, еще не прописанные до конца, нарисованные карандашом. Это уже будет делаться после трех недель выставки, после «шевченковской» суматохи, после того, как автор закончит иллюстрировать учебник по истории, и если никто из издателей, особенно Василий Шкляр, опять не подбросит Шекспира, Ницше, Гоголя, Дюма или Достоевского. Собственно, все это, как говорит Якутович, незавершенный проект. Жизнь длится.

Алина СТРИЖАК

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)