Новости культуры и искусства

ОУН и УПА в годы Великой Отечественной войны

Рубрика: История -> Человек и общество
Метки:
Среда, 9 мая 2012 г.
Просмотров: 1382

ОУН и УПА

Для чего разводят мосты. Какую бы страницу войны не обсуждали ученые, журналисты, общественность, так или иначе выныривает тема, связанная с ОУН и УПА.

"Черный передел" в отношении людей к проблеме украинского самостоятельного движения возник не сегодня и не вчера, а еще в годы войны. Это движение не появилось ниоткуда, не было принесено на чьих-то штыках, а стало реальным проявлением стремления украинцев к независимости и суверенной государственности. То, что он длительное время был изолирован от Большой Украины и локализован на западноукраинских землях в составе Польши, в дальнейшем создавало ему реноме сугубо внутреннее галицкое явление, а некоторые явно заимствованные (и очень тогда модные в Европе) идеи радикального национализма существенно подпортили его репутацию.

Генераллисимус Александр Васильевич Суворов

В 20-60-ые годы вооруженные формы национально-освободительного движения появлялись во многих уголках планеты и в этом смысле украинское самостоятельное движение не было уникальным. Кстати, он охватывал не только радикальное крыло ОУН, но и другие общественно-политические силы, которые не разделяли крайних взглядов некоторых лидеров Организации.

Краеугольным камнем обвинений в адрес ОУН остается его сотрудничество с немцами. Тот факт, что Советский Союз сотрудничал с нацистской Германией на протяжении длительного времени во многих сферах, в том числе и военной, при этом опускается ("То, что разрешено Юпитеру"). Заостряя внимание исключительно на негативных страницах истории ОУН, ее идейные противники не желают признавать того, что давно признает весь мир, а именно: исторической легитимности этого и других национально-освободительных движений. Насилие и преступления? Так они имели место и виновные испытали наказания согласно существующему тогда законодательству. Но ОУН и УПА ни в одном международно-правовом акте (в том числе на Нюрнбергском процессе, где советская делегация могла провести такое решение без чрезмерных усилий) не были юридически квалифицированы как таковые, что делали преступления против человечества. Очевидно, не следует оправдывать немотивированное насилие и террористические акции обстоятельствами военного времени (но именно войной объясняют аналогичные действия все ее участники, которые исповедовали принципы, - "война спишет все" и "цель оправдывает средства"). Украинское самостоятельное движение имело значительную социальную базу (причем не только в западноукраинском регионе). Только через его вооруженные формирования в 40-50-ые годы прошло около 400 тыс. лиц.

Десятки тысяч участников борьбы за Украинское суверенное соборное государство (УССД) погибло в столкновении с немецкими и советскими спецслужбами и войсками. Сотни тысяч семей стали заложниками ситуации и были в заключении и депортированы в восточные районы СССР.

Незримый рубеж на длинные десятилетия раскроет украинское общество. Для жителей тех регионов, которые были эпицентром самостоятельного движения, это - не просто история, а часть их существования, мировоззрения и исторической памяти (причем не только с позитивным, но и негативным зарядом). С этим фактом следует считаться. Нужно время, чтобы с этим еще и смириться.

Опыт гражданского противостояния в крайних проявлениях (в США, Испании и других странах) убеждает: при отсутствии целеустремленных инспираций и манипуляций с общественным мнением восприятия острых проблем прошлого постепенно теряет конфликтогенный потенциал, что, в свою очередь, способствует консолидации общества. Там, где в раздувании противостояния на почве исторических событий паразитируют определенные политические силы, оно в латентных и открытых формах пролонгируется на длительный период.

Все прежние попытки примирения ветеранов УПА и Красной армии "сверху" завершались неудачами. Слишком глубокими оказались душевные и физические раны, взаимные обиды. Только время способно их утолить.

А жизнь и восприятие истории развиваются по собственным законам. Со временем острота восприятия "своих и чужих" исчезает. В советской литературе самодержавие, а потом - меньшевики, эсеры, белогвардейцы, атаманы трактовались как "классовые враги". Теперь эти явления спокойно изучаются, защищаются диссертации, создаются монографии и никто не поднимает шум по поводу этих трансформаций.

Наверное, так будет и с проблемой ОУН и УПА. Это - часть нашей истории, какой бы трагической она не была. И что-то в ней отбрасывать, демонизировать или излишне романтизировать - вредно для общества и государства. А то, что она "не совсем вписывается" в контекст Победы, - явление идеологического порядка. Изменяются идеологические наставления - изменяется отношение к людям, к целым пластам истории. Только не нужно искусственно убыстрять этот процесс. Рано или поздно разведенные мосты соединяются.

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)