Новости культуры и искусства

Нелегкая профессия украинского переводчика

Рубрика: Литература
Метки: |
Вторник, 8 февраля 2011 г.
Просмотров: 1439

Анатоль Перепадя — почти легендарная фигура в украинского переводчика. Сегодня его считают выдающимся, как он себя называет, толкователем, а в советские времена он попал в черные списки, которые были посланы в разные украинские издательства, в результате чего ему запретили печататься. Поэтому такие классические произведения французской литературы, как «Гадюшник» Франсуа Мориака или «Пармский монастырь» Стендаля подписанные другим известным переводчиком — Дмитрием Паламарчуком, которому посчастливилось не попасть в те списки. Таким образом сработала солидарность между переводчиками. Возможно, благодаря и этому украинская школа перевода выжила в тоталитарные времена и считается в настоящее время одной из самых сильных в мире.

Анатоль Перепадя считает себя учеником Николая Лукаша. За свою переводческую деятельность в независимой Украине, в частности за перевод семитомной эпопеи Марселя Пруста «В поисках утраченного времени», он получил премию имени Григория Сковороды за наилучший украинский перевод произведений французских авторов, установленную министерством иностранных дел Франции.

Анатоль Перепадя также отмечен высокой наградой французского правительства и министерства культуры Франции в отрасли искусства и литературы, став в прошлом году Кавалером ордена искусств и литературы.

Как-то, работая над Прустом, Анатоль Перепадя сознался в разговоре со мной, что параллельно переводит «Гаргантюа и Пантагрюеля» Франсуа Рабле. Когда закончит эту работу, даже не намекал. И вот случилось. Недавно в Киеве презентовано это бессмертное произведение, первый полный перевод украинским языком роману, который состоит из 5 книг. Кстати, презентаций были две: одна в агентстве УНИАН, вторая — в ресторане «Пантагрюель». Вот какими словами начинается этот роман: «Страхолюдное житие большого Гаргантюа, отца Пантагрюеля, написанное во время должен оный магистром Альфребасом Нуаром, собирателем квинтэссенций. Книга обильно пантагрюелецвитная».

К «Гаргантюа и Пантагрюеля» Анатоль Перепадя, за собственным признанием, шел целая жизнь, а над переводом начал работать 20 лет тому назад, но это только одна книга. Потом ему пришлось ее фактически переписать, когда перевел еще четыре книги этой своеобразной энциклопедии смеха и оптимизма.

Объясняя, почему он работал над переводом Рабле параллельно с переводом Прустового «В поисках утраченого времени», но не только с этим, но и с другими произведениями, Анатоль Перепадя сказал, что это было для него такое «вдохновение»: «Когда я уставал, а там нужно было много делать, так отдыхал душой уже, потому что это мой автор, я чувствую его дух».

«Невзирая на то, что Рабле писал на старофранцузком языке, а это же супертяжелые тексты?» — поинтересовался автор этих строк.

«Да, невзирая. Конечно, нужно было часто обращаться к словарям. Ясно, что французский читатель ее не воспринимает, и придется переводить на современную французскую. Здесь, я сказал бы, парадокс: украинский читатель имеет преимущество над французским. Переводы на новофранцузьку, которые делают филологи (а в них как-то принято, что переводить должен обязательно университетник, сорбонщик, с титулами и так далее), но они не поэты. Здесь нужна больше интуиции»...

Анатоль Перепадя говорит, что был разочарован двумя переводами со старофранцузкого современным французским языком «Гаргантюа и Пантагрюеля», поскольку авторы тех переводов выступили скорее не переводчиками, а «цензорами и нормализаторами «дикой» раблезианськой францужчины, выдирая с мясом загонисты слова и изготовляя бледные копии, которые можно позволить и для детей».

А вот как в предисловии к переводу Анатоль Перепадя описал свою встречу с увековеченным в бронзе Рабле на его родине в местечке Шинон: «У переводчика на голове было бейсбольное кепи, а на голове его автора ученая рогачка. Бронзовый метр Франсуа облокачивался на пюпитр с развернутым своим бессмертным манускриптом, и гостю из Украины было приятно осознавать, что он не только сумел прочитать эти нетленные страницы из старофранцузкого, но и точно пересказать их жителям, не проходя ни титулы, ниже той запятой».

Анатоль Перепадя говорит, что хоть Рабле написал свою большую книгу 500 лет тому назад, но она современна, «так что могут завидовать теперь любые наши писатели, которые исповедуют там модернизм или постмодернизм. Это абсолютно модерный писатель».

К тексту роману переводчик прибавил словарик — «Словарик за образцом раблезианського глосария, заключенный для тех читателей, которые содержатся смеяться ко второй книге», ведь, за высказыванием одного литературоведа, язык в Рабле является не средством, а скорее самоцелью. Роман Рабле характеризуется множественностью синонимов, иногда синонимических рядов. Переводчик это воспринял как эпизод из одной сказки, в которой герой машет рукавом, и из этого рукава что-то вылетает. Так и из-под пера француза вырывается фейерверк синонимов. Интересно, что в словарике есть слово «гузиця», но это значит не то, что вы подумали, а «тупой конец иглы».

Остается прибавить, что роскошный в полиграфическом отношении двухтомник вышел во львовском издательстве «Кальвария».

Тарас МАРУСИК.

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)