Новости культуры и искусства

Поддать сомнениям американскую мечту?!

Рубрика: Кино и ТВ
Метки:
Суббота, 16 октября 2010 г.
Просмотров: 1236

Фильм экс-киевлянина Вадима Перельмана «Дом из песка и тумана» номинирован на «Оскара» в трех категориях

В Голливуд Вадим Перельман приехал из Канады, работает там уже 13 лет — занимался торговой рекламой, самоусовершенствовался, учился, много читал, отбрасывал десятки предлагаемых сценариев (давно уже имел своего агента), пока случайно не натолкнулся на роман современного французского писателя Андре Дюбуса «Дом из песка и тумана», за которым сделан фильм.

Это его первый художественный фильм, и первый случай в истории Голливуда, не учитывая Андрона Кончаловского, который, собственно, и не был иммигрантом, когда человек из постсоветского пространства ворвался в американскую киношную монополию звездой. Удивляешься: как же удалось эмигранту, который оставил Киев еще в 1977 году, впитать, сохранить, а теперь и реализовать славянскую ментальность, культуру, эстетику, духовность. К слову, Киев Вадим посетил лишь в этом году вместе с представителями телекомпании Си-Би-еС, которая готовит о нем передачу и хотела показать коммунальную квартиру, где он вырос.

Удар по иллюзии американской мечты

Известно, что Америка испокон веков привлекает жаждущих не только демократическими свободами, но и реальной возможностью при желании добиться благосостояния для себя и своей семьи. Вот материальное счастье и названо американской мечтой. Ее атрибутика: собственный дом, авто для каждого члена семьи, колледж для детей, приличная, то есть богатая пара для их бракосочетания. И чем все это престижнее, тем лучше. Всего можно достичь, но какой ценой? И фильм «Дом из песка и тумана» — о цене этой мечты.

...Берани — иммигрант из Ирана, где он в сочевичнике подполковника был приближенным к самому шаху — давно уже гражданин Америки. Приличная семья, наемная квартира с типично выставленными семейными фото, милая жена, которая может не работать, у дочки удачный брак, сын-тинэйджер, которому еще нужно дать «дегре». Все пока благополучно, «как у людей». Лишь труду своей Берани стесняется: он заключает асфальт на дорогах, а по вечерам «подрабатывает» в киоске. Тщеславный: утром садится в авто в шикарном костюме служащего, потом переодевается в робу, а после работы заходит в туалет какой-то гостиницы, смывает рабочую грязь, ныряет опять в приличный костюм, чтобы появиться дома в соответствующем виде. И это подчинено здешнему требованию: «казаться», а не «быть», никто не должен знать, что в действительности у тебя в душе или дома.

И вот как-то попадает герою на глаза объявления о продаже дома на береге океана — за треть цены. Вскоре он покупает его, поэтому становится владельцем еще одной составляющей местной мечты. Семья быстро оборудует дом и так же быстро возникает проблема: отстаивать, бороться за свою собственность, которая в Америке, как известно, священная. Дело в том, что дом выставлен на продажу налоговой службой за невыплату налога его владелицей. В один миг хозяйку дома — молодую женщину Кэти — выставили из собственного дома, который достался ей в наследство и за которую ее отец выплачивал всю жизнь (типичный путь всех мечтателей).

Кэти при поддержке внезапно влюбленного у нее полисмена и адвоката (здесь адвокат может придумать и защитить что угодно) начинает борьбу за возвращение своей собственности. Драматичная, фатальная борьба двух лагерей, людей в целом порядочных и симпатичных составляет сюжетный конфликт. Новый владелец прав юридически. Он стал типичным американцем, он знает законы, которые так часто конфликтуют с совестью, этикой, моралью, человеческими эмоциями. На поле боя за собственность — несколько трупов. Неописуемо жалко всех этих людей, которых воспринимаешь как реальных соседей, а не киношных героев.

Режиссер и собственно сценарист (официально сосценарист) Перельман вместе со своей творческой командой, в составе которой безукоризненно подобранные актеры, несравненный композитор Джеймс Хорнер (номинированный на «Оскар») и известный оператор Роджерс Дикинс создали давно невиданное в американском кино. Прежде всего правду, без тошнотворного «хеппи-энда».

Сам Вадим говорит на этот счет: «Мой самолет, мой фильм не выравнивается в финале и падает, врезается в землю: «Бах!» (здесь и дальше цитаты из интервью, которое он дал нью-йоркской русскоязычной радиостанции «Народная волна», кстати, основным владельцем которой вместе с газетой «Новое русское слово» стал недавно киевлянин Вадим Рабинович). И еще относительно своего понимания местного образа жизни, которая отразилась в фильме: «Американской мечты нет, американская мечта — туман. Дом-иллюзия... Когда смотришь на своих соседей, то возникает ощущение, что у кого-то жизнь, дом, машина лучше, чем у тебя... На этом и построена американская мечта: на завистях к соседу. Он добился, а ты — нет. И бежишь, подкатив штаны, подпрыгиваешь, пробуя схватить эту самую мечту. И никогда не достигаешь. Но энергия массового стремления к ней и двигает эту страну». И это правда.

А сила правды именно в фильме достигается его художественными добродетелями. Абсолютно реалистичные взаимоотношения между людьми, их страсти чередуются с иллюстрацией красноречивого естественного окружения. Туман густеет, тучи клубятся, океан рядом вздрагивает, потом вздымается горой в унисон бурным страстям людей вокруг маленькой на этом фоне дома-бунгало (еще раз подчеркиваю высокий операторский класс). Чувство тревоги у зрителя нарастает, а в конце фильм достигает шекспировского напряжения...

Вадим Перельман о себе

Родился в киевской Октябрьской больнице в 1964-ом, родители — инженеры. Папа погиб в автомобильной аварии, когда Вадиму было 9 лет. В коммуналке на 40 лиц жилы дружно. С 4-х годов и до этого времени — книголюб : «Я рос в сопровождении классических романов, читал много всю свою жизнь. Вот и сейчас закончил «Мастер и Маргарита» — это такое счастье! На очереди лежат 4 американских книги, французская». А когда полтора года назад в самолете начал читать роман «Дом из песка и тумана», то «я влюбился в книгу, рева, как ребенок». Настолько она была ему близкой духовно и эмоционально. В том числе и как иммигранту.

Когда Вадиму исполнилось 14, они с матерью осмелились на эмиграцию. Подтолкнул фатальное стечение обстоятельств: за 2 года из близких родственников умерло 5 лиц. Прибыли в Канаду, в Едмонтон с его сибирскими морозами. В 16 лет пошел из дома, потому что не употребился с отчимом (мать там вышла замуж). «Я же уже был тогда самостоятельным мужчиной». Началась независимая жизнь. Школу забросил. Еще с тремя пацанами жил в подвале, понемногу подрабатывали, а то и крали. На обитание. Пока двое из группки не попались. ...

Потом он все-таки поступил в университет в Едмонтоне, изучал математику и физику, которые ему всегда нравились, днем работал, и опять же много читал. А после поехал в киношколу в Торонто: «Мне там не понравилось. Я в своей жизни ни одной школы так и не закончил». Покинув и эту школу, открыл маленькую компанию и снимал, по его словам, «маленькие, захудалые клипы» о музыкальных группах на заказ. Для других режиссеров стал заниматься монтажом. Это понравилось, и хорошо все выходило. В 1990-ом выехал в Лос-Анджелес, где начал, как уже вспоминалось, заниматься рекламой, делать «коммершиалс», и таким образом учиться, учиться мастерству. И дождался своего времени-встрече с книгой Андре Дюбуса. Сначала автор отказал ему агентам у продажи прав на экранизацию. Тогда Вадим сам позвонил в Париж, пробеседовал два часа, сказав между прочим: «Я умру, но сделаю настоящий фильм». Дюбус ответил: «Я верю тебе, парень. Давай!».

Высший профессиональный пилотаж и интуицию проявил режиссер, отдав роль основного героя Бену Кингсли (имеет «Оскара» по роль Ганди, 1982), а роль его жены — неизвестной иранской театральной актрисе Шорех Агдашлу (оба выдвинуты на «Оскара-2004»). И роль Кэти могла так сыграть лишь Дженнифер Коннели.

Из художественно-эстетических вкусов Вадима: Высоцкого считает русским Шекспиром, любимый фильм — «Похитители велосипедов» Де Сика. Ужасно любит «Балладу о солдате», «Летят журавли», «Москва слезам не верит», «Иди и смотри», фильмы Сокурова. Тарковский для него очень холодный, из американских режиссеров ценит Хичкока, П.-Т. Андерсона, Роберта Олтмена.

«Русские фильмы я смотрю как произведения искусства, а американские — как развлечение. Я хочу, чтобы мои фильмы воспринимались как художественные произведения. И я этого достигну».

...Здесь, в Америке, единодушно именно так и оценили первое произведение нашего земляка Вадима Перельмана. А как в Киеве и вне его?

Нью-Йорк.

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)