Новости культуры и искусства

Помни свое имя

Рубрика: Литература -> История
Метки: |
Среда, 26 сентября 2012 г.
Просмотров: 1074

Жди меня

Уникальный следопыт возвращает людям их родных и близких. По-видимому, немногие не смотрели поисковые телевизионные передачи «Жди меня» и «Ключевой момент», которые стали чрезвычайно популярными.

Они помогают найти друг друга людям, которые из тех или других причин потерялись в этой жизни и уже потеряли надежду на встречу. Трудно переоценить в таком случае огромную работу команд телевизионщиков и их помощников, которая всегда предшествует такому «воссоединению». Между тем в Тернополе вот уже больше, как полвека такую же работу — но фактически без техники, помощников и средств — проводит один человек, следопыт-краевед Ефрем Гасай. Деятельность его можно, без сомнений, назвать уникальной.

Фанатичный захват начался с детских воспоминаний

Волею случая именно в селе Токи Подволочиского района Тернопольской области, где 67 лет тому назад родился Ефрем Гасай, располагался штаб Первого украинского фронта Большой Отечественной. Яркие детские воспоминания о военных, которые искренне общались с мальчиком, и стали толчком до того, что еще школьником Ефрем решил разыскать тех, кто освобождал родное село и односельчан, которые пропали без вести на дорогах Второй мировой войны. Даже первые поиски оказались успешными, всего же он потом помог разыскать родные могилы более чем пятистам семьям фронтовиков. Кстати, и известной журналистке Украинского государственного радио Емми Бабчук, которая через многие годы после войны наконец узнала, где могила ее отца.

А «невоенный», так сказать, этап поисковой работы Ефрема Гасая начался с армии. Вместе с ним служил Николай Шейкин, они подружились, и когда Ефрем узнал, что тот с детства воспитывался в детдоме и не имеет никаких связей хоть с какой-то родней, решил что-нибудь помочь. Ничего не говоря парню, он, ориентируясь лишь на несколько воспоминаний сироты из раннего детства, рассылал и рассылал письма за всеми возможными адресами, и таки разыскал родную тетю приятеля. Радости было! А после демобилизации поисковая работа постепенно настолько захватила Ефрема Гасая, что стала его фанатичным захватом на всю жизнь, тесно переплелиись с работой краеведа и журналиста. 17 лет он, например, проработал старшим научным сотрудником Тернопольского краеведческого музея, занимаясь именно периодом Великой Отечественной войны, и собрал там уникальную коллекцию «маршальских» экспонатов — оригинальные документы и личные вещи аж четырех маршалов прежнего Советского Союзу (Жукова, Конева, Гречиха и Москаленко ). Ради них не поленился в свое время разыскать семьи знаменитых военных и лично их посетить. Поисковая работа вообще дала возможность познакомиться и пообщаться со многими известными людьми, в частности писателями. А вот — пример того, как история интересного исследования могла начаться вроде бы со случайно подмеченного пустяка. Как-то в одном из стихотворений Андрея Малишка нашел упоминание о селе Скорики. Такое было и в родном Подволочискому районе, и когда Ефрем Гасай «потянул за ниточку», то собрал массу ценной исторической информации . В тех же Скориках, оказывается, выпускалась (аж пятью языками!) фронтовая газета «За честь Родины», военными корреспондентами которой было немало известных литераторов того времени, в том числе и Андрей Малишко.

«Тернополь. Следопыту-краеведу Ефрему Гасаю»

Сотни писем из разных уголков страны и зарубежья поступали к областному центру по такому неполному адресу, и вряд ли хоть один из них потерялся. Благодаря многочисленным публикациям Ефрема Александровича в прессе он давно стал здесь небезызвестным человеком, к тому же почтальоны повсюду стали его надежными помощниками.

«Вы сделали для нас большое добро... Мама уже даже потеряла надежду, а здесь благодаря вашей помощи случилось, можно сказать, чудо! Столько лет мы искали семью через разные инстанции, но все было безрезультатно, и если бы не вы, все бы так и осталось. Пусть Бог даст вам здоровье.

Г. Дацив, село Викоти Самбирского района Львовской области».

«Искренне вас благодарим! Не все люди такие хорошие и хотят помочь, как вы. Сколько мы искали детей, платили, но никто не мог найти...

Иван Мисюра, Канада».

«Дуся — это моя родная сестра, которая когда-то пропала в Германии, и так и не вернулась. Я очень рад, что вы нашли нас, потому что так ничего бы и не знал о сестре. Теперь написал к ней письмо в Аргентину. Таких людей, как вы, которые бескорыстно делают людям добро, мало...

Владимир Шумченко, станица Багаевская Ростовской области, Россия».

«Благодарю за ваше беспокойство из розыска моих близких. Я уже даже не надеялся. Конечно, я несколько раз начинал розыск, но все было безрезультатно. Теперь наконец могу посетить родных в Украине...

Игорь Семчук, Берлин».

Это — отрывки лишь из небольшой малости писем-благодарностей за обновленные семейные связки, за встречи с родными и близкими, которых люди годами надеялись увидеть уже разве что в снах. А сколько кропотливых и в самом деле бескорыстных работ предшествовало таким встречам! Что особенно поражает, то это то, что во многих случаях Ефрем Александрович не ожидал, что кто-то будет просить его кого-то найти. Он постоянно слушал радиопередачи и внимательно следил за газетами, где есть соответствующие рубрики (временами поиски длились годами, он уже почти без надежды прекращал их, но впоследствии начинал опять). За эти более чем полвека разработал целую методику поиска, которая помогала найти человека, имея самую мизерную информацию.

— Если оттолкнуться можно было лишь от ранних детских воспоминаний, — говорит Ефрем Александрович, — то расспрашивал о наименьших пустяках. И как дом выглядел, и что ели, и что как называли, и о все буквально. Ведь за тем, например, где обиды висели, хлевом или сараем называли хозяйственное здание, углем или дровами жгли, можно было сориентироваться, в каком приблизительно регионе все происходило. Такой же подсказкой служили диалектические слова и высказывания.

Потом он рассылал письма-запросы в самые разнообразные учреждения, обращался за помощью к работникам почты, «задавал» поиск в то же время и за украинским, и за русским вариантом фамилии. Человеческая натура достаточно сложна, поэтому не раз, чтобы получить нужную информацию, Ношусь приходилось своего рода перевоплощаться, писать письма от чужого имени, а в личных разговорах с людьми быть в то же время и дипломатом, и психологом, и чуть ли не пастырем душ. В своей небольшой двухкомнатной квартире он собрал огромный поисковый архив, имея «техническим средством» разве печатную машинку. В этом же жилище всегда получали бесплатные крышу над головой и пищу сотни людей, которые приезжали в Тернополь на встречу с родными или навестить их могилы. И немало историй, которые предшествовали этим встречам, могло бы послужить темой для захватывающего литературного или кинопроизведению ( кстати, помощью тернопольского следопыта пользовались и сотрудники упомянутой в начале этого материала телепередачи «Ключевой момент», а также «Без табу»). Впрочем, не менее захватывающими являются документальные очерки самого Ефрема Гасая, собранные в двух изданных им книгах. В «Возвращенных именах» рассказывается исключительно о долях тернопольцев, репрессированных и уничтоженных большевистским режимом (это — отдельная весомая тема поисково-исследовательской работы автора). А книга «Не устану искать» включает еще и достаточно большой раздел, посвященный уже объединению развеянных по миру семей, счастливым встречам родных и близких через многие годы. В настоящий момент готовится к печати и третья книга поисковых историй, среди которых, — немало «сиротских», к которым мой герой относится с особенной душевной щемящей болью.

Очень трудно искать... матерей

«Потому что часто намного более легко найти их самих, чем потом ключ к их сердцу», — говорит Ефрем Гасай, который на протяжении последних лет помог разыскать родных более чем семидесяти воспитанникам детских домов. Вот лишь одна такая история, что ее рассказывает сам Ефрем Александрович:

— Когда этого двадцатилетнего юноши привел ко мне интернатский приятель, которому я уже раньше помог в таком же вопросе, в его глазах светилась совсем детская надежда на чудо. Олега Иванюка (фамилию не хочу называть из понятных причин) иметь еще младенцем оставила в одном из киевских роддомов. Оттуда мальчик попал в тернопольский детдом «Малыш», следовательно в Коропецкую школу-интернат на Тернопольщине, по окончании которой его направили в профтехучилище. Парень оказался смышленым, да и на наставников, видно, повезли, поэтому и неплохую строительную профессию освоил, и к высшему учебному заведению удалось вступить. Беспомощным себя в жизни, словом, не чувствовал, но очень уже хотелось ему найти мать. Готов был все забыть и простить, только, чтобы была у него наконец мама. Отказать я не смог, поэтому взялся за поиски. Удалось узнать, что Олегова мама работала в свое время на железнодорожном вокзале одного из райцентров Киевщины, а родом была из Винничины. Еще немного времени, и я уже знал название села, но здесь начиналось чуть ли не самое сложное. Грех молодости она могла скрыть от всех, иметь в настоящий момент счастливую семью и панически бояться того, чтобы окружающие узнали, что когда-то она покинула на произвол судьбы родной ребенок. Могла быть и просто морально не готовая впустить вдруг в свою настроенную жизнь чужого, хоть по крови и родного, взрослого парня. А я не имел права ни ее жизни вдруг сломать, ни парню душа изувечить. Чтобы не было в селе разных кривотолков, попросил туда позвонить по телефону жену — мою незаменимую помощницу в таких делах.

Представилась она прежней подругой Галины (назовем Олегову мать так), и мы узнали, что и вместе с мужчиной живет в райцентре, а детей у них нет. Тогда составили мы с женой «хитрого» письма — тоже будто от подруги, которая, в частности, рассказывала, что имеет очень красивого и хорошего сына, которого родила двадцать лет тому назад там-то и такого-то числа, указав все Олегу данные . Следовательно приглашала в Тернополь, давая адрес и телефон (конечно, то был наш домашний). Чем все закончится, мы не знали, потому слишком Олега ничем не обнадеживали. Но вскоре позвонил по телефону мужчина той же Галины. Сказал, что жена рядом, но не может говорить, потому что слезы душат. Но главное, что они «разгадали» того письма, чрезвычайно совету, что парень нашелся, и немедленно выезжают в Тернополь.

Незнакомая женщина, которая вышла из вагона, только что увидев парня, кинулась к нему с криком: «Это мой сын!» Как к родному, сразу отнесся к Олегу и ее муж, который не скрывал счастье, что в них, бездетных супругов, почти чудом появился сын. Отец, так обрадовался, что пол дня гулял с сыном по городу и не мог отойти и на минуту, а потом зашли в оптику, так как у парня плохое зрение, и отец купил ему очки. Купить хорошие дизайнерские очки можно на сайте o4ki.org, основная задача очков - защищать и беречь глаза. а также они могут стать прекрасным аксессуаром и дополнением к одежде и стилю.

Оказалось, что двадцать лет тому назад Галина оставила мальчика в отчаянии, обманутая и покинутая его отцом. Немного опомнившись, начала искать его, но ей сказали, что ребенка усыновила хорошая семья, и дороги назад уже нет. Теперь все стали счастливыми. Конечно же, что и я, потому что посодействовал потому, чтобы на одного сироту стало в мире меньше.

К сожалению, не все «сиротские истории» Ефрема Гасая заканчивались так счастливо, бывало и наоборот. Когда, например, с большими трудностями найденная, живая, здоровая и полностью успешная мать категорически отвечала, что ничего не хочет знать, а сироте, мол, пусть скажут, что и она, и все родные по ее линии трагически погибли. «Что же, Бог вам судья, но мне очень вас жалко», — только и мог отвечать на подобное Ефрем Александрович. Но значительно больше результатов поиска было все-таки радостными. Вот и очень смугловатому юноше, плодовые пылкой студенческой любви украинки и африканца, удалось найти маму. Но на этом Ефрем Гасай не успокоился — помогает парню еще и отца в далеком Конго искать, ведь случилось так, что тот даже не знает, что в Украине у него является взрослым сыном. Между тем к Ефрему Александровича обращается за помощью все более сирот, так как рассказывают друг другу о искателя-«волшебника».

В настоящий момент Ефрем Гасай работает ведущим редактором областной редакции «Книги памяти», продолжая совмещать официальную работу с захватом всей своей жизни. Аж здесь, совсем недавно, у него появилась возможность пользоваться компьютером и, соответственно, интернетом, поэтому поиски можно будет усовершенствовать. Существенно мешают работать проблемы, каких лет надцать... поэтому не существовало. Значительно подорожали, например, почтовые услуги, особенно относительно дальнего зарубежья, платными стали и услуги многих архивов. Один столичный было такой счет выставил, что пришлось отказаться от получения очень нужных результатов.

Что же касается материальной помощи...

— Однажды пятьдесят гривен от профсоюзов таки получил. Еще имею кучу разных сувениров, что их надарили люди из благодарности и, думаю, является всегда желаемым гостем во многих уголках Украины, близкого и даже далекого зарубежья. А сам «выбивать» у кого-то какие-то средства никогда не пробовал, потому что не имел надежды на их получение. Могли бы в ответ спросить: «А вас что, кто-то принуждает теми поисками заниматься?» — и были бы правые. «Меня действительно никто не принуждал и часто даже не просил, я просто живу этим и чувствую себя действительно очень счастливым от каждой удачной находки и от того, что становятся счастливее другие. Что же касается расходов, то моя жена уже давно с этим смирилась. Я всегда шучу, что, мол, не пью и не сваю, поэтому деньги, которые бы мог тратить на это, имею полное моральное право тратить на свои поиски».

Не получил пока еще Ефрем Гасай за свой многолетний бескорыстный труд и ни одной награды, хоть многие уверены, что он заслуживает не одну, тем более, что есть или не единственным таким следопытом в Украине. Впрочем он этим вовсе не проникается. Его, как всегда, волнуют прежде всего новые поиски. Совсем недавно вот разыскал братьев и сестер тернопольца Александра Кина, их волнующую встречу как раз показывали в телевизионном «Ключевом моменте». А теперь исследует родословную и разыскивает хоть кого-то из родных прежнего начальника штаба Галицкой армии и армии УНР, генерала-хорунжего Евгения Мышковского. «В 1920-ом году он умер здесь от тяжелых ран и похороненный на тернопольском кладбище, — говорит Ефрем Александрович. — Странно, что за все это время могилой не интересовался никто из родных. Так не должно быть!» И можно не сомневаться — Носись найдет родных славного генерала.

Светлана МИЧКО

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)