Новости культуры и искусства

Право Украины на собственную историю

Рубрика: Литература -> История
Метки: | |
Пятница, 18 ноября 2011 г.
Просмотров: 1143

Тарас Шевченко

Около Монашеской горы продают матрешек и портреты Шевченко в рамках, на которых лаком для ногтей написано: «Канев». Эта безвкусица полностью логическое последствие тех «усилий», которые приложило наше государство к «осмыслению» украинцами своего гениального поэта.

Хотя почему лишь поэта? Он также был на удивление талантливым художником, академиком гравюры. Наконец, кем он был, каждый должен для себя выяснять сам. Несомненным является лишь тот факт, что такое масштабное явление как Тарас Шевченко отдаляется от нас. Потому что как может быть иначе, когда на двадцатом году независимости мы не имеем ни полного академического собрания его произведений, ни альбомов и каталога малярного наследства, ни библиографии. Научные студии по большей части остаются в диссертационном формате, то есть доступными, в отличие от монографий, для небольшого круга «посвященных». Кое-где кажется что государство в течение всех этих лет хотело совсем другого - исказить» художника.

Конечно, его всегда стремились пихнуть в какие-то рамки. Кем ему только не приходилось быть - и «революционером-демократом», и просто «демократом», и «отцом нации», и «пророком», и «интернационалистом», и «националистом», - этот перечень можно еще долго продолжать. Другими словами, его стремились отгородить стеной официоза. Однако, если задуматься, в народном сознании всегда существовал другой Шевченко - Поэт. И здесь кроется один из наибольших секретов. Согласитесь: быть поэтом для всех - то есть автором одинаково близким и понятным и для людей с основательным образованием, и для обычных крестьян, - это уже феноменально.

Стремясь понять истоки этого явления, попробуем подать свою версию, которая, - никоим образом не претендуя ни на всеизвестность, ни на аксиоматичность, - выдается нам одним из подходов к пониманию творчества Тараса Шевченко.

В монографии «Шевченко миф Украины» Оксана Забужко среди другого определяет его поэзию как текст, призванный защитить украинское понимание православия: «осуществленная Шевченко «украинизация» христианского мифа. Последовательно диссидентская относительно так активно ненавистное нашим поэтом «византийство», выполняла функцию весьма близкую к реформационной, а именно, духовно выделяла украинское православие, утверждая сакральность украинского мира в обход официальной русской церкви».

Поэтому попробуем, оттолкнувшись от этого тезиса, выяснить кое-что о реформации и влиянии, официальной церкви и «украинском православии» в контексте нашей традиции.

Как известно, предел XVI - XVII веков обозначилась обострением религиозных споров. Спор между католицизмом, который ассоциировался с польской властью, и православием, соотнесенным собственно с порабощенным населением Украины и Беларуси, в литературе вылился в «войну трактатов». Следовательно в ту пору понимания Православной Церкви отождествляется на этих поприщах с понятием Отчизны.

1610 году в Свободных появляется первая «культовая» для украинцев книга - «Тренос» Мелетия Смотрицкого. Влияние этого текста на тогдашнее общество невозможно переоценить, за представленную «Треносом» Божью правду призывали пролить кровь, его экземпляры завещали класть с собой в могилу. И это невзирая на суровое наказание за его хранение и приказ уничтожать все найденные экземпляры, изданные Сигизмундом III. С тех пор для украинцев поэт начинает быть чем-то большим, чем просто поэт, а литература – начала весить больше, чем просто литература; в ее рамках. И в первую очередь в поэзии, появляется явление, которое известно как Богдан Крис очерчивает как «полемичное сознание», которое давало возможность, как говорят, без лишних слов соединять автора с его аудиторией.

К чему я веду? А теперь поразмышляем, на чем держится, например, понимание текста Тараса Шевченко - из «Гайдамаков»:

Шумела Украина

Долго шумела

Долго, долго кровь степями

Текла и краснела.

И день, и ночь шум, пушки;

Земля стонет, гнется;

Грустно, страшно, а вспомнишь -

Сердце улыбнется.

В действительности нам не надо много говорить, что бы понять, что же хотел сказать поэт - не реками крови «упивается» автор, а отстаивает право Украины иметь собственную историю. Однако всем, кто находится вне контекста этой истории, сложно, даже невозможно понять авторского напора. Вот и является то «полемичное сознание», которое возобновляет поэт. Ведь секуляризация литературы на грани XVIII - ХIХ веков и поиск, в прямом и переносном смысле, нового языка на определенное время вытеснят это явление. С новой силой оно возродится именно у Шевченко, ему удастся взбудоражить то, что было «на дне», - или, другими словами, «коллективное безсознательное» украинцев. Вот лишь образ униженной Православной Церкви, исходя из новых реалий, заслонит образ обездоленной Украины. Однако и здесь не все так просто.

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)