Новости культуры и искусства

«Работал больше, чем жил...»

Рубрика: Музыка
Четверг, 23 сентября 2010 г.
Просмотров: 1631

9 декабря будет 140 лет от дня рождения Бориса Гринченко

«О Гринченко говорили, что он больше работал, чем жил, — рассказывает Валентина Сушко, завотделом Харьковского исторического музея (где в настоящее время экспонируется выставка, посвященная этому выдающемуся слобожанцу). — За 47 лет он успел стать и одним из самых выдающихся украинских литераторов ХІХ века, педагогом и издателем. Во всем Гринченко помогала жена Мария Николаевна. Над четырехтомным «Словарем украинского языка», называемым теперь «словарем Гринченко», они работали вдвоем, по 10-11 часов в сутки возводя предыдущие записи в единственное собрание лексического фонда». Борис Гринченко был самым последовательным и наиболее умалчиваемым при советском времени педагогом. Он создал известные, в настоящее время хрестоматийные, произведения для детей — «Колокольчик», «Олеся», «Арбузы». 

Написал ряд статей об образовании: «Какая теперь народная школа на Украине», «Народные учителя и украинская школа». Упорядочил учебники — читалку «Родное слово» и «Украинскую грамматику к науке чтения и писания», о которой рассказывал: «Я сам написал всю грамматику печатными буквами да и учил по ней чтение и писание своего ребенка и чужих детей, чтобы родным языком отзывалась к их наука». Специально для этой книжки написал небольшие рассказы, направленные на воспитание чуткости, честности, умения ценить труд и учебу. Впрочем, в первый раз учебник вышел печатью только в 1907 году после официального признания царским правительством «малорусского наречия».

Помимо остального, Гринченко возглавлял Всеукраинский учительский союз. С 1902 года проживал в Киеве, редактировал первую украинскую ежедневную газету  «Общественное мнение» (впоследствии «Совет»), а с 1906 года — журнал «Новое общество». Руководил киевским обществом «Просветительство». Доносил до украинского люда в родном языке произведения мировой литературы, в частности Джорджа Байрона, Шиллера, Виктора Гюго, Генрика Ибсена, Мориса Метерлинка. До сих пор непревзойденным считается его перевод «Лесного царя» Йоганна-Вольфганга гете. Организовал первое в Украине народное издательство (правда, в одном лице — самого Бориса Дмитриевича) и напечатал около 50 просветительских книжек.

«В семье в Гринченков никогда не говорили по-вкраинскому», — писал он в автобиографии. И мать (россиянка Поликсения Литарева), и отец (дворянин, отставной штабс-капитан Дмитрий Гринченко) пристально следили, чтобы их дети воспитывались «по-пански». Борис был, очевидно, исключением в семье. Украинскую выучил от крестьян и, прочитал в 13 лет «Кобзаря» Шевченко. Стал, как впоследствии отмечал, «тем, чем... есть». Из пятого класса Харьковской реальной гимназии юноши исключили за связь с кружком революционных народников, конкретнее — за чтение «подозрительной» литературы. Отбыв полтора месяца в тюрьме, 15-летний Гринченко приобрел по жизни чахотки и лишения права на учебу в вузе. Работал чиновником, учился самостоятельно и в 1881 году при Харьковском учебном округе сдал экзамен на звание народного учителя, переосмыслив свои революционные взгляды.

Свыше 10 лет учительствовал в разных селах Харьковщины, Катеринославщины и Луганщины (в частности, в частной школе Христины Алчевской в селе Алексеевка поблизости Алчевска). Общаясь с родителями своих воспитанников, сделал выводы, что необразованный и несознательный люд не сможет воспользоваться последствиями революции, даже когда она и случится. Поэтому решил направить свои усилия на то, чтобы «нести светло в темные дома» — пробуждать в людях желание социальных и бытовых изменений, готовить их к восприятию широкого мира вне пределов их домов, к осознанию целостности и единства украинства. Иван Франко писал, что Гринченко принадлежал к «беспокойным, вихревым» натурам, которые «бросаются во все стороны, заполняют пробелы, латают, поднимают сваленное, валят то, которое поставлено некстати, строят новое, ищут способов поднять к работе больше рук».

Наилучшей ученицей Гринченко была его единственная дочка Настя, которая в 22 года стала сформированной писательницей и намного активнее, чем отец, революционеркой. в 1910 году Борис Дмитриевич лечился в Италии, где застала его весть об аресте и заключении дочки, и вскоре — о ее смерти... Того же года ушел из жизни и Гринченко (похороненный на Байковом кладбище), а жена Мария еще длинные, как на одиночество, годы выдавала в память дочки книги, хранила и упорядочивала архивы своего мужа.

Ярослава МУЗИЧЕНКО

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)