Новости культуры и искусства

Сколько мы полотенец полотняных вышили, сколько в будущее послали тех полотняных писем

Рубрика: Рукоделие -> Изобразительное искусство -> Человек и общество
Метки: | |
Суббота, 16 октября 2010 г.
Просмотров: 1567

Кто видел мультик про Кротиковые штаны из известного чешского «советского» сериала о кротике, тот может себе приблизительно представить...процесс создания традиционного украинского полотенца. Пусть вас не шокирует сравнение из массовой культуры, технология изготовления ткани что на кротиковые штаны, что на полотенце или наметку в давние времена была одинаковой.

Для современного человека, который аутентичные украинские полотенца видит по большей части в этнографических музеях, трудно даже представить, каким длинным был путь от стебля конопля или льну к художественному шедевру, нарисованному нитками на полотне. А в Украине полотенце было в каждом доме, даже в самой бедной, к тому же в «промышленных масштабах». «Напрядать и наткать нужно было на всю семью, да еще и налоги оплатить полотном, полотенцами и ряднами.

Поэтому и сидели женщины за прялкой, с куделью и веретеном в руке с осени до весны. На время пряли по семь-десять часов: одну мычку — через час, за пять часов — починок, за пять вечеров — кудель» — читаем в книге «Украинские полотенца», известного этнографа Лидии Орел. Нужно было знать, когда и как посеять лен, вырастить его, выбрать, смолотить, вымочить, выбить, намыкати мычки, напрядать нити и наткать полотна. И пока не появились «крамные нити», нужно было нити еще и красить — в шелухе лука, коре дуба, отварах ветвей и ягод бузины, брусники, отваре шишек ольхи, цветов календул, гречневой чешуи.

А затем, когда материалу наготовили, можно было и творчеством заниматься — ткать полотенце или вышивать, выбрать узор — в Украине зафиксировано свыше 150 техник вышивания и свыше 20 техник ткачества. Но и назначение полотенца в украинском быту было разным, на каждую оказию свой: образник, великодник, будничный, святочный, утиральный, подвенечный, на обнос, на скот, на крестины, жалобный, обетный, плечевой, посудный, хлебник, стольный, повивайло, от болезни и тому подобное. Сколько обрядов было повязано с полотенцем, сколько магических ритуалов, и как жаль, что это знание потеряно, что в сегодняшней жизни полотенце играет роль лишь сувенира, и то в лучшем случае.

Раньше, когда полотенца были в каждом сельском доме, когда еще наши мамы умели вышивать подзорники, наволочки, полотенца, сорочки и картины, «прогрессивные» крестьяне начали вытеснять из своего интерьера старомодные вышитые вещи. Появились магазинные скатерти и шторы, пледы и салфетки, иконы стыдливо спрятали под стекло, в закоулок ли буфета, а о «образниках» забыли совсем. Традиционную культуру сделали непрестижной, все бытовой фольк высмеяли и выбросили на мусорник истории. Аж вдруг в самом конце второго тысячелетия оказалось, что промышленного товара в мире — перепроизводство, что акрил и нейлон — хорошие штуки, но безразличные к тебе и чужие, дизайнеры ежесезонно выплескивают на рынок такое количество идей, что от них туманится голова, погоня за новым, новым, новым вдруг перестает тревожить, и посреди большого города, в этом глобалистском Вавилоне так хочется чего-то настоящего, старого, искусственного. И вышитое полотенце неожиданно опять становится бесценным, он пережил не одну моду и переживет следующие, главное, чтобы сохранилось ремесло. Сегодня среди украинской интеллигенции коллекционирования старых полотенец — не редкость, а первые коллекции полотенец начинают появляться еще в ХІХ веке. Огромные коллекции украинских старожитностей сохраняются в санкт-петербургских музеях — свыше 30 000 экспонатов, в музеях Америки и Канады.

Кажется, все понятно — традиционное украинское полотенце опять актуально. В подтверждение этого издательство «Кальвария» и выпустило историко-культурное исследование известного этнографа-фольклориста Лидии Орел «Украинские полотенца». Это первый опыт «Кальварии» в подарочной, альбомной отрасли, но не последний, на 2004 год запланировано еще несколько книжек в этом формате. Я прочитала книжку на одному дыханию, и, когда обменивалась впечатлениями со своей знакомой, она спросила: ты прониклась? Что-то генетическое шелохнулось? Говорю я: «Более того, мне захотелось вышить хоть одно полотенце в своей жизни». Кстати, альбом может помочь и такому желанию, потому что, кроме экскурса в историю полотенца, рассказа о региональных особенностях, языке и семантике, кроме огромного количества фотографий, здесь есть небольшой словарь народных названий, связанных с изготовлением и использованием полотенец, и образцы швов для полотенец, техник ткачества, основных элементов орнаментов.

То, что полотенце несет энергетику того человека, которая его вышивала, — это уже сегодня общее место, всем очевидное. И вот исконное, патриархальное со временем просыпается и во мне — хочется вышить полотенце своему пятилетнему сыну, и вложить у него всю силу своей любви, оставить оберег. После артистов остаются видеозаписи, после певцов — голос на пленке, а после мамы — полотенце...

Е. Гуцало. Из поэмы «Материзна».

Валентина КЛИМЕНКО

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)