Новости культуры и искусства

Сокровища музея скрыты под семью замками

Рубрика: Изобразительное искусство -> История -> Человек и общество
Метки: | | |
Понедельник, 25 октября 2010 г.
Просмотров: 1312

Только 72 уникальных художественных произведения из коллекции «Градобанка» в настоящий момент экспонирует Национальный художественный музей, остальные из свыше 700 шедевров за семью замками держатся в хранилищах Нацбанка. И, похоже, надолго.

Несколько дней назад посетители Национального художественного музея Украины попали в необычный мир. Мир полотен, которые, считалось, надолго потерянные для зрителя. Академические рисунки Тараса Шевченко, что их Кобзарь писал, когда был учеником Академии искусств. Разомлевшие натурщики, разъяренные кентавры, улыбающийся Аполлон, мускулистый Геракл. Рядом с академическими рисунками — офорт, который уже немного «подкушало» время, поставил на нем свой желтый отпечаток. Но все равно еще хорошо видно старый, Шевченковский Киев.

Ходишь музейными залами, и тебя сбивает с ног вся эта красота. Иконы, произведения украинской и дореволюционной живописи: пейзажи и портреты Трутовского, Свитлицкого, Васильковского, Айвазовского, Муравей, Бенуа. Плюс классический авангад: Богомазов, Бурлюк. А собранием лучших произведений художников 1960—1990 лет — Криволапа, Сурка, Сильваши, — мог бы гордиться любой музей. Что уже говорить о живописных полотнах самых известных иностранцев!

Один кубинец Марио Корене с «Танцовщицей» и «Купальницей» что стоит! Как говорит директор Национального художественного музея Анатолий Мельник, Марио Корене до этого времени вообще не был представлен на украинском арт-рынка. Даже тогда, когда в Европе его картины имели большой спрос. А после смерти Марио пять лет тому назад самые богатые коллекционеры дерутся за полотна, что их нарисовал «мастер Корене». Уникальная выставка, которая открылась в Национальном художественном музее Украины, называется «Коллекция «Градобанка» и имеет семьдесят два раритета.

В действительности в коллекции, которую в свое время собрал «Градобанк», — свыше семисот произведений искусства. О градобанковских шедеврах не один раз писали журналисты. Искусствоведы и депутаты многократно привлекали к ним общественное внимание. Но все равно мы уже успели забыть коллекцию «Градобанка» — самое ценное собрание картин в Украине, где есть произведения мировых гениев. Графические работы богов изобразительного искусства Пикассо, Дали, Сезанна, Ренуара, Коро, Леже (этот перечень затаскивается на сотню всемирно-известных фамилий!). Лет десять тому назад они экспонировались и в Украине, и за рубежом. Музейное дело благодаря этому поднялось на достаточно высокий уровень. Но в настоящий момент... Вряд ли кто теперь помнит, что львиная доля коллекции лежит уже свыше семи лет в Государственном запаснике ценностей Национального банка Украины, и, как знать, выберется ли оттуда.

А начиналось все так. О художественных коллекциях финансовых учреждений, образованных после распада СССР, ходили легенды. Так быстро скупали разве что шедевры из Эрмитажа после Октябрьской революции. Впоследствии картины стали активом, хотя и непрофильным, многих украинских банков. Ведь в перспективе они могли дать прибыль. Кроме того, произведение известного художника является наилучшей визиткой банковской успеваемости. Коллекцию-визитку «Градобанка» демонстрировали тогда с большой помпой. Не было в Киеве улицы без бигборда с анонсом выставки.

Не проходило и месяца, а уже появлялась дежурная «информашка» в печати. Графические отпечатки Пикассо, Дали, Модильяни, Тулуз-Лотрек, Марио Корене; наилучшие работы звезд украинской художественной школы — от Шевченко к Богомазова, немного скульптуры. «Хоть одним глазом увидеть — и умирать можно», — полушутливо полусерьезно говорили седые музейники. И склоняли свои седые головы перед председателем «Градобанка» Виктором Жердицким. Тот, как утверждают его знакомые, был большим любителем искусства. Например, искусствовед Ирина Горбачева описывает его корреспонденту так: «Этот мужчина очень хорошо знает искусство. За красивую вещь он не жалел огромных денег. Жердицкий склоняется перед искусством и безгранично любит его. Даже теперь, через многие годы, когда столько грязей вылило на Виктора, я никогда не соглашусь с тем всем. Потому что немного я встречала таких честных, порядочных, умных и духовно богатых людей».

Еще одного знакомого Виктора Жердицкого, искусствовед Эдуард Димшиць, который потом играет огромную роль в этой истории, вот что говорит о голове «Градобанка»: «Его захват изобразительным искусством появился тогда, когда он пришел в «Градобанк». Жердицкий постоянно вертелся в высших кругах. А там же не только бизнесмены, но и известные искусствоведы, коллекционеры. Часто попадал на выставки, бывал у знакомых, видел их коллекции. Впоследствии картины так привлекли Виктора, что он сам решил их собирать». Поэтому никто не удивился, когда председатель «Градобанка» захотел создать коллекцию при своем банке. Жердицкий уже имел реноме богатого ценителя. Это была вторая половина 1991-го. Заключить коллекцию Жердицкий попросил специалиста, кандидата искусствоведческих наук Эдуарда Димшиця.

С Эдуардом Александровичем мы встретились в его новой квартире в центре Киева. Как и сам хозяин, все в его доме — изысканное и гармоничное. Вот только ни одной картины. «Их буду вешать последними, — объяснил Эдуард Александрович, — когда не нужно будет перетягивать мебель с места на место и когда в комнате уже не будет ремонтной пыли. Картины — как последний штрих, и от него зависит вид дома». Я почему-то подумала, если Димшиць так трепетно относится к тем полотнам, которые собирается разместить дома, то какими же дорогими этому мужчине были картины мировых гениев из коллекции «Градобанка», и как ему больно будет в настоящий момент о них говорить. «Да, мне действительно нелегко, — сознался Эдуард Александрович, — потому что каждая картина была для меня родной, я сам искал ее у других коллекционеров, картину к картине, автора к автору... Но мне еще тяжелее потому, что в настоящий момент почти вся коллекция уже семь лет лежит в запасниках Нацбанка. Фактически, она исчезла. То, что я ее десять лет заключал, то, может, и не так важно. А вот то, что ее в настоящий момент никто не может увидеть... Когда шел судебный процесс над Виктором Жердицким и когда картины передавали в собственность Нацбанка, я вообще никому не давал интервью. Но теперь, когда прошло так много времени, а никто ничего не сделал для того, чтобы освободить коллекцию из-под замка, я решил не прятаться от журналистов. И вы будете первыми, кому я рассказываю, как было в действительности. Можете включать диктофон».

Следовательно, сначала Эдуард Александрович решил собирать только профессиональных украинских художников конца 80-х — началу 90-х годов ХХ века. «Их картины, — говорит господин Эдуард, — имели огромный спрос в Европе. Много этих картин вывезло за границу, в украинские коллекции почти ничего не попало. И я знал: придет время, искусствоведы захотят заполнить эти белые пятна». Но в процессе Димшиць заинтересовался украинским авангардом. Коллекционеры достаточно часто предлагали ему раритеты, Богомазова или Петрицкого. Эдуард Александрович посоветовался с председателем «Градобанка». И в коллекцию влились авангардисты. Так минул год.

Уже тогда собралась немаленькая коллекция, которую не стыдно было выставить в музее. Так и сделали. А после выставок случилось неожиданное. Буквально ежедневно к «Градобанку» приезжали коллекционеры, не только из Украины, но и из-за границы, предлагали купить что-то из их коллекции. Однажды к «Градобанку» пожаловали поляки. Их родственник долго жил во Франции. Он был зажиточным и любил искусство. Поэтому скупал графические работы художников «французской школы» — Сальвадора Дали, Пабло Пикассо, Поля Сезанна, Амадео Модильяни. Старый коллекционер упокоился, а потомки решили продать коллекцию в «Градобанк». Отказаться от работ, авторы которых в нашей стране к этому еще не были представлены, Димшиць не мог. Так в коллекции «Градобанка» появилась классика раритета.

Академические рисунки Тараса Шевченко и его офорт «В Киеве» тоже были в частных коллекциях. Как и украшение коллекции — два живописных полотна Марио Корене, одного из самых выдающихся художников Кубы. «Женщина на острове» — произведение наивысшего творческого расцвета Корене. А «Женщина, которая идет», хотя и написана не в наилучшие времена художника, тоже очень ценная. И с каждым днем до коллекции прибывали все новые раритеты. В 1996 году коллекция разрослась, она имела уже более чем 800 прекрасных произведений и на том, похоже, счет заканчиваться не должен был. Но финансовые дела «Градобанка» стали плохими. Жердицкий задолжал Нацбанку значительную часть средств. Нацбанк требовал уплаты долга. Тогда и появилась у Жердицкого идея разделить картины. Часть отдать на уплату, а часть оставить себе как возможное ядро будущей коллекции. Будто предчувствовал: работы, которые отдаст в Нацбанк, уже не вернутся. Следовательно, «Женщина на острове» и «Женщина, которая идет» Марио Корене стали украшением той небольшой коллекции картин конца ХІХ, — началу ХХІ века, которую оставил себе Жердицкий и которая не вошла к спискам, поданным в Нацбанк. Львиную же долю сборные Жердицкий официально передал под заведение Нацбанка.

Для оценки стоимости картин Генпрокуратура сзывала специальную комиссию. К ней входили искусствоведы Ирина и Дмитрий Горбачеви, глава Национальной комиссии по вопросам возвращения в Украину культурных ценностей Александр Федорук и искусствовед Галина Нечипорка. Уже тогда в соответствии с ценами украинского внутреннего рынка и, переданная Нацбанку, львиная доля картин стоила 8 млн. долларов. Заведение сделано. Но через несколько месяцев председателя «Градобанка» арестовывают. И только через полгода позволяют выйти. Опять под заведение. Генпрокуратура предлагает Жердицкому заложить картины, которые остались. Вот так наложили арест на всю коллекцию. Жердицкий вышел на волю. Даже стал народным депутатом. А спустя некоторое время его опять арестовали. В этот раз в Ганновере. Немецкие решетки оказались крепче украинских. А что картин господин Виктор уже не имел, то и выйти под заведение и до сих пор не может. И, соответственно, защитить свою коллекцию.

А после ареста владельца что только с ней не делали! Значительную часть, которая перешла к Нацбанку, пытались распродать, передать в пожизненное владение Нацбанка, отдать в Национальный художественный музей. Относительно распродажи, то Верховная Рада постановила: продавать нельзя. Но пока депутаты решали, куда же те картины сбыть, коллекция перекочевала в троещинские хранилища Нацбанка, а некоторые картины поразвешивали в коридорах Нацбанка на Институтской. Два года они висели в тех коридорах. Пока о том не узнали депутаты-коммунисты. Голова подкомитета по вопросам охраны историко-культурного наследия Комитета по вопросам культуры и духовности Валерия Заклунна поставила вопрос ребром: сколько картин могут быть в запасниках, и не зажирно ли, если на них будут смотреть только банкиры? И подала свой законопроект «О передаче коллекции изобразительного искусства АО «Градобанк» в государственную собственность». То есть в Национальный художественный музей Украины, где картины будут показывать всем. Заклунну поддержали 307 депутатов. И уже киевский музей готовил помещение для ценной гостьи, когда Президент Леонид Кучма наложил вето на новый закон. И опять запаковал коллекцию к нацбанковским запасникам. То был 2003 год.

На сегодня о той значительной части картин депутаты вспоминают, но, похоже, не всерьез. На выставке маленькой частицы общей сборные в Национальном художественном музее депутаты Николай Жулинский и Лесь Танюк в один голос сказали: «Хорошо, что часть картин уже перешла к Национальному музею. Будем все делать, чтобы вся коллекция была соединена». Каким образом они это будут делать, народные депутаты не сказали. Очевидно, потому, что знают, насколько это трудно. Народный депутат Валерия Заклунная говорит, что все возможно для коллекции сделала, потому или стоит до того возвращаться, если на предыдущий закон наложено вето? «Подадим мы еще один законопроект, — говорит Валерия Заклунная, — и еще раз его провалят...»

На официальный запрос в президентскую Администрацию, почему на Закон «О передаче коллекции «Градобанка» в государственную собственность» наложено вето и кто дает такие указания Кучме в отрасли культуры, ПА не ответила. В Нацбанке на запрос относительно последующей судьбы коллекции все-таки дали ответ: «Если в бюджет в следующем году, — сообщает Управление связей с общественностью и СМИ, — будет вписан пункт, чтобы на коллекцию «Градобанка» выделили определенные средства, мы будем ее показывать на выставках. Сергей Тигипко работает над соответствующим законопроектом. Когда этот законопроект подадут в Верховную Раду, не знаем. Но пока окончательно дело не решится, коллекцию экспонировать не будут». Между тем проблема коллекции «Градобанка» на этом не заканчивается. Помните, независимые эксперты оценили коллекцию в $8 млн. на нашем внутреннем рынке? В действительности на внешнем рынке, где-то во Франции или США, утверждают в один голос ведущие украинские искусствоведы, эти картины можно было бы продать намного дороже. Скажем, знаменитый «Голубь мира» Пикассо в Европе вырвали бы с руками за 200 тыс. зеленых, а не за 50 тыс., которые ему дали много лет тому назад. В 50 тыс. долларов оценили академические рисунки Тараса Шевченко и его офорт «В Киеве». «Вполне вероятно, — говорит Эдуард Димшиць, — они стоят намного дороже. Потому что такие раритеты впервые оценивали наши специалисты». За полотно Айвазовского украинцы дали 20 тыс. долларов. «Но теперь, — определенный Эдуард Александрович, — когда в Европе спрос на Айвазовского все более растет, за него можно получить и 120 тысяч». Коллекция дорожает с каждым днем. Сегодня она стоит уже в десятки раз больше, чем несколько лет назад. Нам дали подсмотреть только кусочек рая. Но настоящие шедевры — там, в хранилищах Нацбанка. Кому это выгодно? Существует несколько версий. За первой — в сохранении такой коллекции был заинтересованный Виктор Ющенко, прежний председатель Нацбанка. Но премьерское отвлекло Ющенко от шедевров.

Как утверждают другие источники, Ющенко коллекцией «Градобанка» не особенно заботился. По этой версии, нынешний председатель Национального банка Тигипко Сергей Леонидович лично заинтересован в капитале раритета. Ведь он не посодействовал потому, чтобы и в этом году внесли поправки в госбюджет относительно коллекции.

Существует и третья версия: в том, чтобы коллекция оставалась в запасниках, заинтересованные сразу несколько олигархов, в том числе и зять Леонида Кучмы — коллекционер Виктор Пинчук. Кстати, эта версия объясняет неожиданное президентское вето. За самыми скромными перерасчетом, за коллекцию можно выручить где-то $ 20 млн. Если картины будут лежать в запасниках и к ним не будут пускать ни искусствоведов, ни журналистов, никто не будет знать, это настоящий Модильяни, Дали, Пикассо или профессиональная подделка. Да и достаточно подозрительно выглядит: несколько лет назад сами музейники писали о коллекции, что она содержит 900 работ, а теперь — только 700. Очевидно, каждое из этих трех суждений имеет право на жизнь. И вряд ли кто-то из нас узнает, как оно было в действительности.

Теперь проводится реставрация тех работ, которые были переданы к Национальному художественному музею. Например, «Обручение святой Екатерины» неизвестного автора ХІV века, еще когда его покупали у частного коллекционера, было не в достаточно хорошем состоянии, нужна была реставрация. А еще же столько времен полотно провело в хранилище! Ничего плохого с ним в помещении, где поддерживается соответствующий температурный режим, случиться не могло. Но «подремонтировать» «Святую Екатерину» тоже никто не догадался. Такая судьба, кстати, постигла много полотен — «Летний день» Камиля Коро, «Пейзаж с руинами замка» Леопольда Мюнша и другие. Остается только надеяться, что картины, которые и до сих пор прячет скупой рыцарь — Национальный банк, когда-то-таки попадут в руки реставраторов, получат неотложную помощь. А Генпрокуратура наконец разберется, кто и почему замкнул теперь уже национальное приобретение от человеческих глаз.

Эдуард Димшиць: «Недавно Генпрокуратура передала в Национальный художественный музей Украины часть тех картин, которые были отобраны Жердицким в ядро будущей коллекции. Из 12 марта по 4 апреля они экспонируются в Национальном художественном музее. Я уже начал надеяться на соединение коллекции. Но — наложено вето. Что это значит? Ведь такие решения принимают сильные мира этого. Они мыслят в государственных масштабах. Я человек маленький и мыслю своими искусствоведческими масштабами. И вот у этого маленького человека возникают три вопроса. Не буду говорить, что обращаюсь к Президенту Украины. Давайте допустимо, я просто рассуждаю. Первое: если у Национального художественного музея нет средств и возможностей экспонировать коллекцию «Градобанка», почему параллельно из вето не было никаких шагов Президента относительно финансирования этого музея? Хотя бы достроить какой-то павильон на Институтской, чтобы такая ценность могла быть показана людям. А может, под вето Президент дал понять, что коллекция останется при Нацбанке и будет там экспонироваться? То возникает второй вопрос: почему параллельно из вето не возникла какая-то инструкция, хотя бы внутренняя разработка относительно осуществления этой экспозиции? Ведь такие вещи должны делаться параллельно. В обоих случаях я что-то не понимаю. И вижу, что решение этой проблеме не есть. Запретить, наверно, нетрудно. А вот найти решение намного тяжелее. Когда первое лицо государства что-то запрещает, всегда граждане ожидают с надеждой, что она предложит какой-то механизм конструктивного решения... Третий вариант: если Президент под вето не имел в виду ни первого, ни второго, то возникает логический вопрос: кто дает такие рекомендации Президенту в отрасли культуры, в результате которых произведения, которые пробыли взаперти семь лет, обречены и дальше оставаться взаперти неизвестно сколько? На ни один из трех вопросов я не имею ответа и до сих пор не понимаю, что имел в виду Президент под своим ветом. А мне хотелось бы понимать. Я думаю, хотелось бы понимать очень многим музейникам, тем людям, которые ходили на наши выставки».

Пять самых ценных работ

из коллекции «Градобанка».

Графические работы:

«Голубь мира». Пабло Пикассо.

«Ангел с полочками». Сальвадор Дали.

«Портрет». Амадео Модильяни.

«Наполеон». Луи Тулуз-Лотрек.

Живописное полотно:

«Женщина на острове». Марио Корене.

Алина СТРИЖАК

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)