Новости культуры и искусства

«...Столько печали в этом нашем романе!», или Реабилитация Оноре где Бальзака

Рубрика: Литература
Метки: |
Вторник, 30 ноября 2010 г.
Просмотров: 981

Согласитесь, что отважиться на написание книжки о любви Оноре где Бальзака и Эвелины Ганской — решение для современного писателя весьма непростое. Попробуйте сказать новое слово в такой исследованной-переисследованной сфере, как биография французского классика, где самой лишь полной библиографии отечественных и заграничных публикаций из темы наберется несколько томов. А есть и дополнительные трудности, ведь отношения писателя с его Северной Зарей (так он называл любимую женщину) не раз становились объектом художественного воссоздания под пэром опытных писателей — можно вспомнить и «Ошибку Оноре где Бальзака» Натана Рыбака, и «Бальзака» Стефана Цвейга, и обстоятельное жизнеописание «Прометей, или Жизнь Бальзака» Андре Моруа.

Хотя — это уже как посмотреть... Допускаю, что повесть-есей Геннадия Шкляра «Северная Заря Бальзака», выданная в конце прошлого года винницким издательством «Тирас», рождалась как раз в полемичном противопоставлении двум первым произведениям — на то существует не одно прямое указание в тексте. Автор не согласился с откровенно заангажированным толкованием образа Эвелины Ганской, предложенным в романе Рыбака, где она появлялась типичной помощницей-самодуркою из Северной Украины, а брак писателя с ней расценивался как «ошибка». Не согласился он и с концепцией Цвейга, который в своем неприятии личности Ганской в сущности солидаризировался с Рыбаком.

В конечном итоге, у Шкляра были все основания с учетом многочисленных новых фактов предложить художественно документальную реабилитацию этой необычной женщины, а заодно и Оноре, который в данном случае ошибку не допустил. Поэтому в центр повести автор ставит образ Эвелины Ганской, к замужеству — Ржевуской.

Родилась она в богатой польской семье в местечке Погребище на нынешней Винниччине (название местной железнодорожной станции — Ржевуска — до сих пор хранит память об этой известной в ту пору семье). Ее отец, Адам Ржевуский, был высокообразованным авторитетным человеком — переписывался с Вольтером, исполнял обязанности предводителя дворянства Киевской губернии, позже стал сенатором. Лучшие на ту пору образование и воспитание получили и его дети: Генрик стал известным польским писателем, Алина вышла замуж за брата композитора Монюшка, а Каролина (за мужчиной Собанска) имела репутацию одной из первых красавиц Одессы, у нее влюблялся даже Пушкин.

Сама Эвелина, кроме польского, украинского и русского, знала французский, немецкий, английский языки. Во время нахождения в гостях у сестер она составляла ей серьезную конкуренцию в высшем свете приморского города. А вот с замужеством Эвелине не слишком повезли. Расточительный отец постепенно беднел, потому постарался выдать ее за богатого помещика из села Верхивня Сквирского уезду, на двадцать два года старшего от невесты. В Верхивне, вдали от столичного блеска, она и поселилась с мужчиной. Там родила ему пяти детей, оттуда написала первые письма к славному французскому писателю, которым зачитывалась Россия.

Но это только преамбула действительно романтичной истории, которая длилась шестнадцать лет, — с первой сугубо «эпистолярной» взаимной влюбленностью и секретной передачей писем через гувернантку, с не менее романтичным потайным знакомством в швейцарском Невшатели и с истинно женскими хитростями, с помощью которых она ввела Бальзака в дом и познакомила с мужчиной. Наконец, с взаимными временными влюбленностями обоих «на стороне» и настойчивой прагматичностью Эвелины Ганской после смерти мужчины добиться разрешения на брак с французом и сохранить хоть бы часть богатства после крайне невыгодного завещания.

И только после обустройства всех дел она выходит замуж из Оноре, хорошо зная, что он неизлечимо больной и что жить ему осталось недолго.

Это была история настоящей любви, со страстью и невымышленными противоречиями характеров, самопожертвованием и верностью. Даже кажется, что 120 страниц — слишком мало для основанной на документах и письмах сказа. Но для нее было бы мало и двести страниц, и триста, потому что о почти хрестоматийной истории сказано много нового и по-новому.

Виктор МЕЛЬНИК

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)