Новости культуры и искусства

Суперутопия Игоря Козловского

Рубрика: Литература
Метки: |
Суббота, 16 октября 2010 г.
Просмотров: 1060

Прошлогодний лауреат конкурса «Коронация слова» Игорь Козловский написал очень парадоксальный роман. Противоречий в этой книге больше, чем может себе представить читатель, настроенный на кровавое чтиво под названием «Теория терроризма». Впрочем кавычки в названии можно удвоить, потому что никакой терроризм в течение сюжетных коллизий не состоялся. Не было совершено ни одного убийства, насилия или сексуального домогательства. Не было совершено даже самого секса. В этом антижанровом ракурсе роман приобрел извращенный шарм.

Главный герой произведения Степан Любий, наш земляк, который мигрировал в Германию, захватил в заложники пяти VIPов, которые приехали в Гамбург на конференцию. Степана достал мировой антигуманизм, и он решил перевоспитывать представителей, по его мнению, наиболее оккупационных наций: американца, англичанина, француза, немца и россиянина. «Террорист» заклеил им рты, связал конечности и взялся за просветительский аутотренинг. В течение нескольких дней он осуществлял перед заложниками лекции по вымышленной им «Декларации прав народа». Время от времени пил пиво и сгущенку. По окончании курса отпустил несчастных домой, запихнувши им к карманам денежную компенсацию. Конец.

Трудно представить себе более виртуозное издевательство над читателем. Мало того, что его надежды так беспардонно обламывают, а его вниманием так по-варварски злоупотребляют, под конец роману ему, то есть читателю, предлагают почувствовать себя полным идиотом, признать это и смириться. Ты — идиот, уважаемый, потому что не можешь воспринимать нормальных человеческих отношений, а хочешь, чтобы все всем перегрызли горла, желаешь смерти хоть кому-то из тех мнимых бизнесменов или, на крайний случай, шизанутому террористу вместо того, чтобы пожелать им многая лета. Ты способен на убийство (пусть и мнимое) лишь потому, что не получил свою читательскую сатисфакцию. Значит ты — идиот.

От такого с собой поведение читатель продуцирует не менее парадоксальные эмоции. Например, начинает сомневаться в своем адекватном восприятии произведения и тупо берется перечитывать роман. Оставив это безнадежное занятие, он, возможно, долго и скучно рассуждает. В конечном итоге его охватывает ощущение бессмыслицы и он на все плюет. Но сам факт мышления или плюет, даже одноразового, удостоверяет определенную не типичность книги.

Автор роману утверждает, что он решил провести четкий предел между терроризмом и святым делом — борьбой за независимость народа. Впрочем, акт кровопролития, без которого не обходится ни одна борьба, он обходит десятыми дорогами. Угадывается даже какая-то личная табуированность на темах насилия, от чего главный герой в глазах нашей негуманной современности приобретает вид раннего шизофреника, а его идеи с самого начала становятся утопиями. «Сдвинутым персонажам присущая вера в утопии, — убежденный Игорь Козловский, — потому полностью нормально, что место моего Степана разве что в психушке. Однако большинство гомо-советикусов способно поверить в его идеалы, как до сих пор верила маразмам Томаса Мора в изложении «вождя пролетариата». Озадачивают в романе также частые цитаты из Библии. Кажется, именно здесь заложенная развязка проблемы авторской раздвоенности. Автор, кажется, настолько четко осознает для себя абсолют библейского текста как жизненного кредо, что не способный назло даже на письме. «Библия для меня не просто книга, — сознается Игорь. — Это Слово Божье, данное человеку, который наивно думает, что всю мудрость мира охватила, чтобы она опомнилась и приняла спасение. Только последний идиот в настоящее время способен сказать, что он не верит у Бога. А я вам скажу, что и демоны верят, но трясутся».

И последний парадокс. Тема свободы, вернее ее отсутствию, описанная с харизматичной ретивостью. Автор проникается проблемой этнических или языковых дискриминаций уже вне текста. Это угадывается на уровне читательской интуиции. Наверно, все описанные проблемы касаются и нашей страны. Точнее, прежде всего, нашей. Однако Игорь Козловский думает иначе: «Проблема нарушения свобод других наций не является горячей темой для нашего общества. К сожалению, у украинцев полностью отсутствует имперское мышление. «На фига нам Тузла?»— говорят на Крещатике, тогда как вся Кубань наша». Где-то между строками угадывается невысказанный призыв к действию. Но, к действию без крови и зла. Супергуманно. Гиперутопично.

Елена КВАСНИЙ.

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)