Новости культуры и искусства

Трипольский синдром

Рубрика: Изобразительное искусство -> История
Метки: | |
Среда, 19 января 2011 г.
Просмотров: 4468

Один из трех украинских миллиардеров и совладелец коллекции старожитностей «Платар» Сергей Тарута считает необходимым принять закон о коллекциях и коллекционерах и поддерживает идею художественного «Арсенала»

Около 2000 предметов из керамики возрастом свыше 6 тысяч лет экспонируются в зале «Хлибня» в Национальном заповеднике «София Киевская». Выставка предметов трипольской культуры «На заре мировых цивилизаций.

скифское золото

Трипольская культура в Украине» из коллекции «Платар» посвящена памяти одного из основателей коллекции Сергея Платонова, который умер в феврале 2005 года. На открытии многочисленные научные работники, коллекционеры и журналисты, среди которых был и второй коллекционер тандема Платонов-Тарута, председатель правления корпорации «Индустриальный союз Донбасса» Сергей Тарута, ожидали и любителя Триполье Виктора Ющенко. От семьи Ющенкив прибыл старший брат — Петр Андреевич, Президент на открытие не приехал, а журналист «Украины молодой» не смогла отказать себе в удовлетворении пообщаться с одним из трех украинских миллиардеров( по версии американского журнала «Форбс») господином Тарутой.

Выставка с точки зрения музейщиков — неправильная. Потому что эти 2000 экспонатов размещены в двух небольших залах так густо, так плотно, так щедро, что антропоморфная и зооморфная пластика прикасается боками и ногами, а столовая и культовая посуда стоит носик к носику. Экспозиционные витрины — неожиданно современные, удобные, с правильным освещением — стоят по периметру первого зала и посередине. На первый взгляд, поражают размеры и цвета экспонатов — тепле охристые, порисованные черными и коричневыми орнаментами пузатые зерновики, добродушные, приветливые миски с пиктограммами, кратеры, парные культовые сосуды, которые, возможно, наши предки-трипольцы использовали в качестве барабаны. Когда освоишься внутри этого уютного хлебопашеского материального мира, в одиночку начинает открываться индивидуальность конкретных вещей. Сначала форма. Вряд ли найдешь среди этого керамического братства — склеенного аккуратно и отреставрированного к новизне, с «живыми» косметическими швами, паутинами трещинок и маленькими просветами между кусочками — два подобных экземпляра. Эта кружечка похожа на бяшу, эти два небольшие парные — на волов, соседний сосуд — с «хвостом», «рюшами» и на ножках, трипольцы обязательно старались предоставить посуде человеческих или животных черт. Амфоры с небольшими ручками, кубки с ушками, сосуды с выпуклостями и вогнутыми фрагментами. Следующее открытие — орнаменты, рисунки, кодов каких-то тайных знаний или актуального искусства четвертого тысячелетия до Рождества Христова? К слову, символика трипольцев насчитывает до 300 знаков и блоков. Известный историк и археолог Михаил Видейко, который является главным консультантом коллекции «Платар», он же писал текст экскурсии к этой выставке, показывает очень уникальные экземпляры — большой зерновик с нарисованной пальмой. Очень типичное дерево для наших краев! На ни одном из сосудов не найдешь и намеку на пальму, а здесь — пожалуйста. Или мини-модель храма — всего в мире они найдены до 30, в коллекции «Платар» — 12. На одном из храмов нарисован традиционный китайский символ — инь-янь, для сторонников теории трипольской цивилизации — это свидетельство уникальности этой культуры, которая была на территории современной Украины еще к зарождению цивилизации шумеров и древнего Египта, для противников — еще одно доказательство в подтверждение того, что цивилизация началась с востока. Дальше Михаил Юриевич, по пути давая интервью на телекамеры, ведет нас к вазе-ковчегу с изображениями животных на внутреннем боку. Глиняные головы с портретными чертами — это скульптурная галерея Героев Триполье или ученические упражнения какого-то Бенвенуто Челлини их дней? В истории всегда так: вопросов больше, чем ответов. Во втором зале гончарная галерея ведет к экспозиции, которая называется «Внутренний вид трипольского жилья». Там около печи с колосками в руках стоит трипольская женщина в сотканной на примитивном ткацком станке сорочке с узнаваемым трипольским орнаментом (его попробовала осмыслить в современном контексте наша самая известная дизайнерша Лилия Пустовит в одной из своих коллекций), в другом углу сидит мужчина, около печи — наполненные зерном зерновики, посуда, рядом на витрине — образцы медных топоров того времени. Семейная идиллия времен зарождения земледельческой цивилизации.

По словам 29-летнего Николая Платонова, который вместе с отцом начинал собирать эту коллекцию в 1991 году и теперь продолжает его дело, коллекция старожитностей «Платар» в целом насчитывает свыше 8000 экспонатов и постоянно пополняется. «Главные приобретения касаются трипольской культуры, потому что это наш основной раздел, на котором держится вся коллекция. Величие трипольской культуры бесспорно, и мы, как люди со здравым смыслом, взяли ее за первооснову. За последние две недели мы приобрели 150 экспонатов — прекрасных, отреставрированных, и они уже представлены на выставке», — сказал в интервью Николай Платонов. Как и раньше, распределение обязанностей у коллекционеров-партнеров такой: Платонов работает над креативной частью, Тарута помогает финансово. Платонов-младший — экономист по специальности, к сожалению, не историк, говорит он, улыбаясь, коллекционирование для него как хобби.

«Платар» — это не только трипольская керамика, это и скифское золото, и античные украшения, чаши, амфоры, и римские фрагменты скульптур, светильники, амулетницы, византийские подвески, фрагменты материальной культуры Киевской Руси. Время от времени невероятно красивые и древние украшения из коллекции появляются на обложках журналов и на самых надежных женщинах нашего времени. Да, однажды старинные золотые аксессуары дали поносить Софии Ротару в клипе «Одна калина», во второй раз — одолжили первой леди Украины Екатерине Ющенко на церемонию инаугурации Президента. «Это позволяет популяризировать наши экспонаты на VIP-заходах. Эти два эпизода, какие вы назвали, самые яркие в публичной жизни нашей коллекции», — говорит Николай Платонов. А будни исторических драгоценностей проходят в хранилищах банке, где для них созданы все условия. «А если вашей жене захочется одеть какие-то старинные сережки или пектораль на частную вечеринку, это же какое искушение?» — спрашиваю у Николая, кивая на молодую привлекательную женщину, которая деликатно стоит в нескольких шагах от нас. «Но об этом никто не узнает, — резонно отвечает коллекционер во втором колене. — Только на домашний ужин, один на один».

— А в кино ваши экспонаты не снимались?

— Нет. Никто не обращался — мы же молодая коллекция, зарегистрировались лишь 2,5 годы тому назад, хотя собираем ее давно. Официальный штапм коллекции получили 2 года тому назад благодаря заместителю директора Национального музея истории Украины Ивану Григорьевичу Явтушенку, он на сегодня есть ее официальным хранителем.

— После того, как вы обнародовали свою коллекцию, в прессе было много негативных публикаций.

— Негативные публикации были или со стороны конкурентов, или от людей, которые на этом не понимаются.

— Конкурентов-коллекционеров?

— Не коллекционеров, а барыг. Сложно назвать человека, который вывозит за границу уникальные вещи с целью наживы, коллекционером. Не секрет, что прошлая власть не совсем понимала в таких вещах — и вместо того, чтобы хранить старожитности, поощрять коллекционеров и давать возможность строить музеи, они во всем нас притесняли. Мы обратились к Виктору Андреевича Ющенко с просьбой не передать, а продать через Фонд Госимущества помещения на Институтской, 3 для строительства частного музея мирового уровня. Мы готовы вкладывать у него деньги.

— Может ли серьезный коллекционер, не будучи под крылом власти, развивать свою коллекцию?

— По большому счету, может, но имеет ли это смысл? Смысл коллекции — в ее публичности, в нашем случае это популяризация истории своего народа. К сожалению, законодательная база у нас еще не идеальна.

В «неидеальной законодательной базе» как раз и кроется весь букет претензий к коллекции «Платар» (к другим тоже, но пока они находятся в домашнем подполье, до тех пор огражденные от пристального внимания стражей порядка). Легально добывать археологические ценности, которые толстым слоем залегают в украинских черноземах, «низ-зя». Старший научный сотрудник Института археологии Михаил Видейко говорит, что любителю за сбор черепков на поверхности почвы светит до 3 лет лишение свободы, профессиональному археологу — от 3 до 8. А пространству для «черной археологии» — сколько угодно, особенно с таким количеством строительств, котлованов, прокладкой новых дорог, особенно с таким ареалом трипольской цивилизации. Открытые Викентием Хвойкой в 1897 году вблизи поселка Триполье на Киевщине материальные остатки трипольской культуры, по словам М. Видейка, есть в 19 областях из 27. Если бы научные экспедиции нормально финансировались, можно было бы заключить не одну такую коллекцию. Николай Платонов говорит, что к нему новые экспонаты попадают от коллекционеров, из клуба коллекционеров, уже отреставрированные. Реставрация трипольского горшка, которую умеет сделать любой ловкий керамист, а то и студент-археолог, по крайней мере их этому учат, может стоить несколько сотен долларов, а отреставрирован трипольский горшок — больше тысячи у.е. Гуляет и ловкие подделки, но на всякую подделку есть хороший эксперт.

Об источниках поступлений коллекции Сергей Тарута, второй коллекционер, председатель правления корпорации «Индустриальный союз Донбасса», говорит так:

— Сергей Николаевич знал очень много коллекционеров, он был членом клуба коллекционеров, куда все приходили, где обменивались экспонатами. У него была большая коллекция живописи, которую в последние годы он всю продал или обменял на предметы, что мы сегодня видим.

Была идея, чтобы парламент принял закон об археологии, коллекционерах и коллекциях, и в рамках данного закона уже можно было бы работать. Меня люди спрашивают, а что дальше будет с этими вещами? Я хочу, чтобы они стали приобретением как можно большего количества народа. Чтобы часть предметов были выставлены в постоянной экспозиции, а часть путешествовала не только по нашим городам (мы уже выставлялись в Запорожье, Николаеве, Виннице, Херсоне, и было очень много красивых отзывов), но и перемещалась по другим странам. Уже есть договоренности о выставках в Италии, Швейцарии, Венгрии, Польше.

— Чему именно Триполье?

— Потому что из нашего государства вывозили очень много вещей, немало трипольских предметов осело в России, в Прибалтике, и Сергей Николаевич обратился ко мне за помощью с болью в душе. Это была его любовь — Триполье, он и меня приобщил к этому. Эти вещи бесценны. Правда, сегодня мы занимаемся оценкой коллекции, пытаемся перевести культуру в сумму цифр. Для чего? Чтобы коллекция могла перемещаться, ведь в настоящий момент мы ведем переговоры со многими музеями мира, соответственно, все экспонаты нужно застраховать. Но поверьте, это не является для нас финансовым вложением. Я не ставил такую цель — иметь какие-то активы в виде предметов древности. Это мы делаем для людей, а не для себя.

— А для себя что вы коллекционируете?

— Для себя? Ну, я коллекционирую картины, скульптуры.

— Системно, со специалистами или хаотически?

— Быстрее, хаотически. Я не ставлю цель собрать большую-большую коллекцию, покупаю то, что мне нравится, что берет за душу, которая выражает мое состояние души. Возможно, искусствоведы и не посоветовали бы мне что-то покупать, но это мои эмоции. Все субъективно в действительности.

— Вы сказали, что коллекция еще регистрируется.

— Мы получили регистрацию, но все предметы описываются научными группами, делается экспертиза, потому что на этом рынке гуляют очень много подделок — это относительно золота. Есть много фирм, которые тиражируют золотые предметы под древность, и даже русские коллекционеры обращались за помощью к нашим специалистам, чтобы они сделали экспертизу. Они выезжали в Москву и подтвердили, что процентов до 50 это подделки. В отношении керамики все проще — она не стоит больших денег, и ее нет смыслу подрабатывать.

— Вы поддерживаете идею создания художественного «Арсенала»?

— Я поддерживаю идею, что вокруг Киево-Печерской лавры должен быть соответствующий памятник, в том числе и «Арсенал» — музейный комплекс, в котором будут выставленные экспонаты, которые есть у государственных и в частных музеях. Тогда это будет полная картина наших богатств, которая эффектно будет выглядеть в глазах иностранцев, которые хотят познакомиться с историей нашей страны. Не нужно там создавать десять частных музеев, лучше, чтобы это был комплекс.

Современное искусство может существовать и отдельно, во всех странах есть музей современного искусства, и не нужно все валить в кучу. А вот исторические шедевры, которые сохранились, и которые еще будут находить, должны иметь красивое место расположения, должны быть правильно выставлены, правильно описанные.

— Вам как меценату нужен новый закон о меценатстве?

— Нужные изменения закона о налогообложении, как это есть в других странах. На Западе меценатство сначала рождалось на прагматичной, экономической основе, а затем уже возникала духовность. Важно, чтобы был принятый закон о коллекциях и коллекционерах, вот это более важный закон, и мы будем прилагать усилия, чтобы он был принят. Тогда будут урегулированы все вопросы в отношении черной археологии, происхождения этих предметов, легализации, регистрации, вывоза.

А меценатство должно касаться каждого, кто имеет возможность помочь — и в искусстве, и в социальной сфере, там вообще ужас. Чтобы люди помогали и радовались, что они помогают.

...Выставка неправильна только с точки зрения музейщиков, для посетителей эти густо заставлены трипольским гончарным сокровищем полочки — невиданная до сих пор в научном мире роскошь. Пользоваться такой роскошью можно три месяца.

Валентина КЛИМЕНКО

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)