Новости культуры и искусства

Украинский фешн-сериал «Роксолана»

Метки: | |
Среда, 19 января 2011 г.
Просмотров: 1629

Львовский дизайнер Роксолана Богуцкая знает не только вкусы своей самой известной клиентки Екатерины Ющенко, но и вкусы ее мужа — Президента Украины. А наряд для «дикой» Русланы она шьет практически «по факсу».

Роксолана Богуцкая в фешн-бизнесе — фигура уникальная. Художник-дизайнер по специальности, она, как сама сознается, никогда не умелая и не любила шить. Будущую свою работу сначала связывала с ткачеством — закончила Львовское училище прикладного искусства имени Ивана Труша, ткацкое отделение. Потом вообще решила посвятить себя науке. Получив диплом с отличием Львовской академии прикладного искусства, пошла в аспирантуру. К счастью, достаточно быстро поняла, что ученые дизайнеры у нас никому не нужные. Наступило время творческой депрессии, аж здесь судьба подбросила шанс, давая возможность сделать выбор.

Как Александр Богуцкий «подарил» красавицам платья Роксоланы Богуцкой

В 1997 году пяти молодых львовских дизайнеров одежды пригласили с их дипломными коллекциями в Киев на какую-то презентацию. Коллекцию Роксоланы, изготовленную с элементами ткачества (еще бы — станок дома), заметил присутствует на этой дифилиаде президент оргкомитета «Таврических игр» Николай Баграев. По-видимому, потому, шутит теперь Роксолана, что коллекция имела название «Скифы», а господин Баграев всем рассказывал, что он идентифицирует себя как потомка представителей этих причерноморских степных племен. Словом, Николай Баграев пригласил молодого дизайнера с ее коллекцией на дежурные «Таврические игры». И не просто так, а с предложением, чтобы одел от Роксоланы Богуцкой был продемонстрирован на главной сцене участницами финального конкурса «Королева Украины».

— Как вы приняли это приглашение? По-видимому, были на седьмом небе?

— Берите выше — на десятом! И вещь даже не в том, что меня, вчерашнюю студентку, впервые пригласили провести показ своей коллекции одежде на такой представительской сцене. Еще на той презентации в Киеве, увидев заинтересованность людей плодами моего труда, я поняла, что наконец нашла свое призвание. Поэтому готовилась к Играм, как к первому экзамену. Своим средством и на одолженные деньги я изготовила еще несколько таких платьев с ткаными элементами. Все они были разными, ручной работы.

И здесь вдруг на финале «Таврических игр» объявляется, что в настоящий момент на сцену выйдут участницы конкурса «Королева Украины» в платьях из коллекции модельера Роксоланы Богуцкой. Они появляются, а вместо моих ручной работы оригинальных суконок на них какие-то легкие серебристые платьица на двух бретельках. У меня ступор. Когда вдруг ведущий, мой земляк, к тому же с таким же, как и у меня, фамилией — Александр Богуцкий объявляет, что на очереди выход финалисток «Королевы Украины». И они выходят... в платьях из моей коллекции. А Сашка торжественно добавляет, что это замечательный наряд на них — подарок победительницам от цветочной фирмы «Роксолана»...

Я тогда проплакала на березе Каховского моря целую ночь. Утром подхожу к Сашке по объяснение, а он мне: «А у меня так было написано».

— И что, так и остались эти платья в гардеробах финалисток конкурса?

— Этого я себе позволить не могла. Пожаловалась в оргкомитет. Платья тогда охрана буквально отбирала у конкурсанток. Очень они им понравились. И потом — их же им «подарили»! Не знаю, была ли это действительно ошибка, сознательное «основание» ли, но для меня это стало горьким уроком.

— Опять началась творческая депрессия?

— Нет (смеется), дальше все пошло, как в той поговорке: нет плохого без хорошего. У меня были с собой снимки коллекции «Скифы». Их случайно увидел фотограф из британского консульства, который еще и фотографировал для европейских журналов. Он снял мою коллекцию и, благодаря ему, она попала до многих западных изданий. Начались какие-то предложения, показы. Я тогда поняла, что когда ты по-настоящему вкладываешь во что-то душу, много работаешь, то результаты твоего труда рано или поздно будут достойно оценены.

Людмила Омельченко покупает одежду просто из подиума

Потом во Львове был международный конкурс моды «Леополис», проходив он в самой Опере. Мне там достался Гран-при. И началось...

— То есть вы уже в действительности почувствовали в себе потенциал модельера? А об участии в киевских неделях прет-а-порте «Сезоны моды» тогда уже задумывались?

— Какой из меня был светский модельер, я вам в настоящий момент расскажу. А сделать коллекцию прет-а-порте я тогда действительно твердо решила. К тому же, это должны были быть кожа и мех. Почему я остановилась именно на этом материале — и сама не знаю.

Поэтому как-то в пять утра сажусь я на поезд, еду в Ивано-Франковск, а оттуда попутными машинами в Тисьменицу на пушную фабрику с одноименным названием. Прихожу в кабинет к директору Марии Волосовской и из порога прошу ее дать мне такие-то шкурки да еще и покрасить их семнадцать раз. Госпожа Мария впоследствии сказала, что я многого в жизни добьюсь с таким подходом к делу.

— И как прошел ваш первый показ на «Сезонах моды»?

— Знаете, это в настоящий момент стоит лишь заплатить за участие в показе — и ты уже участник, пусть даже коллекция у тебя на уровне провинциального ателье. А тогда нужно было подавать на конкурс эскизы, а еще лучше — готовые коллекции. Их придирчиво рассматривала авторитетная комиссия, которая и определяла, что достойно показа, а что нет. То есть тогда это было больше на уровне искусства, а в настоящее время — сугубо бизнесу.

Мою коллекцию тогда одобрительно воспринял Сергей Бизов — лучший на то время отечественный модельер. И я была этому очень совет. По-настоящему «процесс пошел» из следующей коллекции. А тогда у меня начались неприятности. Сначала у моего ребенка оказался острый аппендицит, и ее положили на операцию. Пока я ночевала с ней в больнице, у меня из львовской квартиры украли ту первую коллекцию прет-а-порте. Украл кто-то, кто знал, что я ночую в больнице, к тому же ничего больше, кроме коллекции, не взяли.

Но я человек упрям. Хотя у меня тогда и было финансовое затруднение, я за два месяца сделала новую коллекцию. Это уже шел двухтысячный год. Я посвятила ее творчеству Виктора Вазарели, и считаю, что она удачнее всего из всех моих коллекций прет-а-порте. В ней доминировали два цвета, поп-арт был переведен из плоскости в объем на одежду. Платье нужно было сделать из трех сотен кусочков ткани — и все это должно было быть выпукло, безукоризненно смотреться. Мне это было ужасно интересно.

В настоящее время я не продала бы ни одного платья из этой коллекции. Она, возможно, была бы моей визитной карточкой. Но тогда нужны были деньги — и я все продала за, как теперь понимаю, бесценок. Впоследствии эта коллекция побывала на выставках в Германии, США, Канаде. Правда, до того, как ее продать, я сделала много показов, и именно после них ко мне пришли солидные клиенты. Одной из первых среди них была жена киевского городского председателя Людмила Омельченко.

— Создается впечатление, что Людмила Омельченко бывает на показах или не всех известных отечественных модельеров, и одежда заказывает во многих из них. Как считаете, она любит в модной одежде, просто ли таким образом стремится поддержать «отечественного товаропроизводителя»?

— Госпожа Людмила — чрезвычайная женщина. Хрупкая, с красивой фигурой — сама, как модель. Для такой, как говорят, грех готов одежду в магазине покупать. Хотя у нее есть своеобразное кредо: она часто покупает одежду сразу на показах и носит его, не переделывая. Говорит, творение рук модельера должно выглядеть на мне так, как он был задуман. Ее фигура модели это позволяет. Она будто и не изменяется со временем. Хотя в настоящее время одел у меня уже заказывает ее внука.

— Госпожа Роксолана, у вас уже значительный опыт работы в столичной модельной среде, хотя вы и остаетесь львовянкой. Укоренились ли вы как-то в Киеве со своим бизнесом?

— У меня позади уже четырнадцать показов на киевских неделях прет-а-порте. Первый свой бутик на подоле я открыла еще несколько лет назад. Но отдельный магазин модельера у нас все же теряется в большом городе. Недавно с удовлетворением присоединились к еще пятнадцати отечественным модельерам, которые арендуют помещение под бутики на втором этаже «альта-центра» на Петровке. Посетителей у меня в настоящий момент намного больше, чем было на подоле, к тому же, здесь есть и зал для показа коллекций. Это выгодно и нам, а заодно и шаг навстречу покупателям. Вскоре планирую открыть в Киеве свою мастерскую.

Виктор Ющенко не воспринимает разноцветность и контраст в верхней и нижней частях женского костюма

— Благодаря газетам и телевидению теперь все знают, что у вас заказывает для себя одел жена нашего Президента. Как это случилось? Госпожа Екатерина сама вас разыскала или ей кто-то порекомендовал из предыдущих ваших клиенток?

— Лет три-три с половиной потому на одном из киевских показов моды я увидела артистку Оксану Билозир. На правах землячки подошла и пригласила ее на демонстрацию своей дежурной коллекции. Ей понравилось, она даже кое-что приобрела. А за несколько месяцев она наведалась в мой бутик на подоле вместе с госпожа Екатериной Ющенко-Чумаченко. Жена Виктора Ющенко тогда приобрела у меня две зимних куртки. Вообще к пошиву у меня костюма на инаугурацию Президента госпожа Екатерина одел у нас исключительно покупала. Думаю, у нее просто не хватало времени на примерки и все такое. Как-то на нее клеветали, что в течение последних шести лет лишь рожала детей и занималась семьей. В отличие от другой моей известной клиентки, певицы Русланы, госпожа Екатерина стала шить у меня одел себе, лишь став женой Президента.

— А когда началось ваше сотрудничество с Русланой? Судя по фотографиям в вашем львовском офисе, еще где-то в начале нового века?

— Именно так. В 2000 году Руслана начала свое концертное турне старинными замками Западной Украины, и ей были нужны оригинальные сценические костюмы. Тогда и обратилась ко мне. Начали с белых сценических костюмов для Ужгородского замка. А когда перешли к повседневному и современному сценическому стилю певицы, то там уже были совсем другие дела. Стиль Русланы — спортивный, штаны, кофты, куртки, безрукавки, мини-юбки. Она же, как вихрь, ей просто неудобно в обычном платье. Я себе ее в ней просто не представляю, хотя Руслану и видели на каком-то приеме в вечернем туалете. Я для нее, по крайней мере, ничего не такого шила.

В последнее время у нас с ней такая себе телефоническое сотрудничество. Она звонит по телефону из-за границы и заказывает какую-то вещь. Я делаю эскиз, перебрасываю ей по факсу, она вносит у него свои коррективы. Все это напоминает, как шутят мои сотрудники, наскальные рисунки эпохи первобытного человека. Собственно, и костюм, в котором Руслана продемонстрировала миру свои знаменитые «Дикие танцы» на «Евровиденье-2004», также изготовлялся заочно.

— ?!

— За несколько месяцев до финала «Евровидения» Руслана позвонила по телефону мне и заказала этот костюм для клипа «Дикие танцы». Времени, как всегда, у нее не было, а костюм был нужен, как говорят, «на завтра». Мы сделали его за четверо суток, но я договорилась с Русланой, что после съемок клипа переделаем. Когда бы я знала, что она будет выступать в нем в финале такого престижного конкурса — никогда бы так быстро не справилась. Жала бы ответственность. Да и шили бы мы его немного по-другому. Но ничего — на «Евровидение» Руслана имела в этой одежде очень эффектный вид. Она и на «Евровиденье-2005» заказала мне вещи в своем стиле. Их я опять, наверно, буду делать «вслепую». Но в настоящий момент это уже не проблема — я теперь точно знаю ее размеры, вкусы и вкусы.

Мне как модельеру со своим стилем нелегко разрываться между моими наиболее любимыми и известными клиентками, которыми является Руслана и Екатерина Ющенко-Чумаченко, потому что они абсолютно разные в виденье «своей» одежды. Ну просто таки полярные!

— И какой стиль в одежде исповедует наша первая леди? Если, конечно, без протокольных вещей.

— Еще в начале нашего знакомства я заметила, что госпожа Екатерина любит этнические орнаменты, одел с вышивкой, нашими кружевами и бисерным узором. Думаю, это привитое воспитанием в семье украинцев, которые жилы в Америке, но остались ценителями народного искусства родного края. Потом, когда я побывала на выставке вышитых сорочек из личной коллекции Виктора Ющенко, который, оказывается, собирает их уже много лет, поняла, что эти вкусы Екатерины Чумаченко совпадают с вкусами ее мужа.

Вы знаете, приятно слышать, когда женщина, которая заказывает у тебя одел, наводит как аргумент в определении, скажем, фасону платья мнение своего мужчины. Потому что в конечном итоге, для кого мы хотим, в первую очередь, красиво выглядеть, как ни для любимых людей. Выбирая какую-то вещь, госпожа Екатерина несколько раз при мне говорила: «Вот моему мужу понравилось бы. А вот это, думаю, что нет». Я уже знаю, что супруги Ющенки любят в одежде свете тона. А сам Виктор Андреевич в женской одежде не воспринимает разноцветность, особенно контрасту цветов в верхней и нижней частях костюма или платья. Говорит, что это разделяет женскую фигуру пополам. Я в этом с ним однозначно согласна.

— Ввиду того, что жена Президента появилась на инаугурации в светлом костюме, вкусы Виктора Ющенко вы учли. Не говорила ли первая леди еще о каких-то пожеланиях своего мужчины по поводу ее одежды на этих торжествах?

— Нет, здесь совсем другое. Стиль своей клиентки я на то время уже выучила: классический, смягченный выразительной женственностью, с обязательными, однако ненавязчивыми, этническими элементами в одежде. Мы определились с тканью — белый кашемир, к которому подходило светлый норковый мех. Однако, я не догадывалась, что костюм должен еще и гармонировать с драгоценностями, которые Виктор Ющенко тогда подарил жене и которые она очень хотела иметь на себе на время этого торжественного события. Хотя драгоценности — это, по-видимому, слишком сильно сказано. Шла речь о ювелирном наборе из белого золота с вкрапленными небольшими кораллами бледно оранжевого цвета, к которому входили ожерелье, колечки и перстень. После этого этнический элемент в костюме я из оранжевого изменила на матовый. Мне кажется, мы нашли оптимальный вариант, и на инаугурации наша первая леди выглядела изысканно и в то же время естественно. Кстати, госпожа Екатерина сделала лишь одну примерку костюма, а по этим лекалам мы впоследствии пошили ей еще несколько вещей.

А вообще, мне кажется, в семье Ющенко одежде на исторический акт инаугурации не придавали какого-то особенного значения. Главной для них была победа, судьба страны. Это теперь, согласно протоколу, жене Президента придется шить множество всякого наряда на разные приемы и торжества. А тогда, помню, в преддверие инаугурации госпожа Екатерина попросила меня помочь ей подобрать к костюму еще и шубку, и туфли, и сумочку...

— Но круг клиентов Роксоланы Богуцкой, как и планов на будущее, не ограничивается лишь сотрудничеством с одним лицом, пусть даже такого высокого ранга, не так ли?

— Конечно, хотя эта работа и наиболее ответственная. Не дождавшись баеров, мы подписали контракт с тисменицким СП «Тикаферлюкс» и делаем эскизы для эксклюзивной коллекции одежды из кожи и меха, который будут шить на этой фабрике. Начинаем работу над коллекцией одежды для Русланы на «Евровиденье-2005», которое состоится в мае в Киеве. Ну и конечно, работаем над новыми моделями для жены нашего Президента, с которой я теперь постоянно на связи. В настоящий момент раздумываю над вечерним платьем, которое должно стать образцом высокой моды. Это будет французское кружево цвета слоновой кости, обшитое бисерным орнаментом. Надеюсь, госпожа Екатерина появится в нем на одном из торжеств уже в ближайшее время.

Юрий ЗИЛЮК.

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)