Новости культуры и искусства

Уличный кобзарь - Остап Киндрачук 2

Рубрика: Музыка
Метки: | | |
Понедельник, 27 февраля 2012 г.
Просмотров: 2295

Уличный кобзарь - Остап Киндрачук

Интервью уличного кобзаря Остапа Киндрачука. В этом году Остапу Киндрачуку исполнится семьдесят лет, он участник многих украинских фольклорных фестивалей, и частый гость больших городов Украины со своей бандурой.

Так вот, — продолжает он, — иду я и слышу звуки бандуры из окна в Ялте. Ну, я и пошел на эти звуки, зашел в клуб, смотрю, там четыре девушки играют на бандурах, а их сердитый руководитель кричит, что они плохо играют. Тем руководителем оказался Алексей Ниркло. Тогда он увидел меня и спрашивает: «А тебе чего, лобуряко? Пришел девушек отвлекать от бандуры? Они и так ленивые»! А я отвечаю: «И я и сам бы не против научиться играть на бандуре». А он тогда и говорит: «Ах! Ты хочешь научиться? Садись! Это очень просто! Берешь бандуру, ставишь на колени, пальцы ставишь так, берешь сначала эту струну аккордом, потом другую». Я сделал все за указаниями Алексея и с удивлением услышал, что из моих пальцев рождается мелодия!

Ниркло дал мне бандуру домой, и я удивил доченьку и жену, во-первых, тем, что пришел абсолютно трезвый (шел же на пиво, а все знали, что пивом не заканчивается!), во-вторых, тем, который вернулся с бандурой да и заиграл им песню! Они только таращили на меня глаза! С тех пор я больше не употребляю ни пива, ни вина, ни водки, даже шампанского на Новый год не пью! И почти всех своих знакомых ровесников я уже похоронил. Они, к сожалению, вовремя не прекратили пить пиво, как это в свое время сделал я.

Продолжаем разговор с бандуристом и узнаем, что в его интересной биографии еще было и море.

— Я закончил Батумскую мореходную школу, штурманское отделение, — рассказывает он, — и работал на « Комете» капитаном. А «Комета» — это такое судно на подводных крыльях. Один мой товарищ — друг по флоту — недавно говорит: «Помнишь, как мы с тобой когда-то по морю гуляли»? А я отвечаю: «То был сон, только сон, а теперь такая вот реальность».

Море мне теперь разве только снится. Снятся штормы. И волны... Я возил пассажиров от Новороссийска в Одессу. Бандуру тоже всегда имел в каюте. А когда случалась штормовая погода, и в море нельзя было выходить, то я выносил свою бандуру, садился на вокзале и там играл, а казаки кубанские (потомки настоящих украинских казаков) вокруг собирались, подпевали мне. Настоящие казаки все украинские песни знают!

Бандурист замолкает, посматривает на свою казацкую одежду и говорит:

— Именно кубанские казаки подарили мне этот костюм. Они сказали: «Ты — истинный казак, песни у тебя казацкие, инструмент у тебя казацкий, душа у тебя казацкая, вот тебе еще и костюм казацкий»! Дали мне черкеску, а я уже до того рубашку украинскую и шапку приобщил. Когда я одел народную одежду, то и заинтересованность публики, и заработок увеличились. Слушателей сразу стало больше, потому что люди видят казацкую экзотику, и это притягивает их. В 1990 году, когда началась перестройка, начальник флота выгнал нас, и я пошел работать кочегаром. Вот сижу около кочегарки, играю на бандуре, сам себя развлекаю. А здесь туристы-немцы (человек шестьдесят) случайно во двор забегают, видят чумачий такой кочегар на экзотическом инструменте играет... Они набрасывали мне целую кучу марок, я посчитал: «Боже! — думаю. — И это же моя зарплата месячная! Были же славные кобзари, то почему мне не возобновить эту чудесную традицию, когда я имею такое большое удовольствие от собственной игры? И это и другим интересно! Да и жить из этого можно. То почему же не соединить это все»?

Именно с того дня Остап Киндрачук кобзарюет...

Интересуемся у мужчины, есть ли в Украине такие же кобзари, как он? Казак грустно отвечает, что мало — лиц двадцать-тридцать найдется. Может... Например, Владимир Горбатюк в Каневе постоянно играет на могиле Шевченко, играют кобзари в Киеве, Харькове, Одессе... Существует Союз кобзарей Украины, которая насчитывает двести восемьдесят членов. Но это преимущественно те, кто с консерваторным образованием выступает на сцене. На улице их не увидишь.

Спрашиваем, в каком городе бандуристу нравится играть больше всего. Не задумываясь, он отвечает:

— Во Львове! Не потому, что хочу сделать приятное львовянам, а потому, что здесь находится половина меня: на Янивском кладбище во Львове похоронена моя мама. Именно поэтому Львов для меня родной. А в целом везде одинаково воспринимают, хоть как странно! В Крыму сознательных украинцев — с гулькин нос, они преимущественно русифицированы, потому что души украинской в себе не имеют. В Харькове то же. А одесситы преимущественно стараются со мной говорить по-украински, чего раньше я не замечал, когда моряком приплывал в Одессу. Тогда ни одного словечка украинского не слышал, а теперь... Теперь все говорят между собой по-русски, но со мной стараются по-украински разговаривать. А я себе думаю: «Боже, то вы знаете украинский язык! Просто надо посадить на каждом перекрестке по бандуристу, и вы по-украински говорить станете»!

Интересуемся относительно состояния нынешнего казачества и узнаем, что сейчас существует очень много течений, лишь в Одессе есть восемь казацких организаций, но пользы от них мало.

— Казачество — продукт Средневековья, который возник в то время, когда Украине угрожала экспансия мусульман и поляков, не было кому отстоять украинцев. Именно тогда народный гений создает свое ополчение: свободные люди собираются в казацкое сообщество и отстаивают, как могут, нашу несчастную Украину. Что можно сделать с саблей в руке в атомном веке? — спрашивает риторически казак. — Остается разве представлять казацкий фольклор.

Остап Киндрачук записан к реестру «Таврическо-запорожского казачества» в Крыму, который пытается положительно влиять на подрастающее поколение: в школах занимается патриотическим воспитанием, рассказывает интересную казацкую историю, преисполненную героизма...

— Из современного казачества мне больше всего по душе, — говорит мужчина, — Каменец-подольский отряд Характерного Казачества. Также патриотическим является украинское «Черноморское казачество» в Одессе. А остальные все только компрометируют казацкие традиции.

Наконец ставим коварный вопрос:

— Сколько за один день зарабатывает денег бандурист?

— Дни бывают разные! Но это коммерческая тайна! — смеется старик. — Конечно, зарабатываю вдвое больше, чем гармонисты, гитаристы, потому что у них нет той ауры, которая есть у бандуры. В ней закодирована наша история, казацкий дух, и люди это чувствуют, а потому более благосклонные к бандуристу. Слава богу, моя деятельность приносит средства на проживание, да еще и в свое время позволяла финансово поддерживать детей в учебе.

В конце интересуемся у седого патриота о его планах на будущее. Будет ли он так ездить по миру с бандурой в руках, рассказывая песнями славную историю украинскую, пока станет силы и здоровье?

На это Остап Киндрачук утвердительно кивает головой с казацким чубом:

— Мечтаю в походе, в странствиях умереть. По-козацки. Мне не страшно, ведь я с казацким чубом, а позорить его не имею права. Даже снится, что встречу именно в дороге свою смерть. Каждый викинг мечтал умереть с мечом в руке, а я — с бандурой...

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)