Новости культуры и искусства

Уникальная украинская иконопись

Рубрика: Изобразительное искусство -> История
Метки: | |
Пятница, 2 марта 2012 г.
Просмотров: 2637

украинская иконопись

Разве улыбку теперь в Дмитрия Степовика вызовет тот досадный случай, который случился с ним в уже далеком 1984 году. Дмитрий Власович как раз тогда подготовил докторскую диссертацию из истории болгарского изобразительного искусства.

Но вот загвоздка: диссертацию надо подавать в Москву или Ленинград, потому что Украине на то время не позволяли создать ни одного докторского специализированного совета в этой отрасли. Профессор Атанас Божков, председатель болгарского совета по вопросам защиты диссертаций, прекрасно понимает ситуацию, советует Дмитрию Власовичу:

– Подавайте нам, в Софию, причем можете любым славянским языком, в том числе и украинским.

Это был весьма справедливый совет, потому что Д.Степовик уже имел три книги об искусстве Болгарии да еще ряд отдельных статей. Но разрешение на защиту в Болгарии должна была дать Москва.

– Защищайтесь в Союзе! - оттуда приходит категорический и тщеславный ответ.

Дмитрий Власович решил защищаться в Киеве - и защита прошла триумфально. Такими были впечатления не только ведущих отечественных ученых, присутствующих тогда, но и мнение консула и вице-консула Болгарии в Киеве, что выступали на защите.

Диссертацию отправляют в Москву, в печальноизвестный БАК, на заседании Дмитрию Власовичу не говорят ни «да», не говорят и «нет», зато полностью откровенно после заседания многозначительно спрашивают, даже несколько раз переспрашивают:

– Как у вас с деньгами?

– Купить у этих взяточников диплом доктора? Не хочу я ваших продажных картонок, - в сердцах махнул рукой Дмитрий Власович и поехал ни с чем домой.

А болгары еще несколько раз предлагали защититься в них, даже рукописи не требовали, просто по совокупности работ. Но опять нужно было разрешение. Москвы.

Этот случай детально описан профессором Национального университета имени Т.Шевченка Николаем Тимошиком в его основательном труде о Дмитрии Степовика - докторе искусствоведения, доктора богословия, доктора философии, академика Академии наук Высшей школы Украины.

Горьковатый курьез на тернистых дорогах науки поневоле вспомнился, когда пришло сообщение о представлении Отделением литературы, языка и искусствоведения Национальной академии наук Украины труда Дмитрия Степняка «История украинской иконы Х-ХХ веков» на получение Шевченковской премии 2012 года. У Дмитрия тогда была работа в черкассах, а это значило что теперь ему предстоят многие поездки и перемены. Потому что это больше чем красноречивое свидетельство признание академическими кругами взноса в науку Дмитрия Власовича, чьи печатные труды, педагогическая деятельность, публичные выступления в десятках стран мира создали имя ему уже давно.

Можно только представить, сколько трудов, времен, поездок потребовала книга, номинированная на премию имени Т.Шевченка. А еще выучить все, что до сих пор дали науке подвижники исследования, блестящие знатоки иконы: Андрей Шептицкий, Илларион Свенцицкий, Владимир Пещанский, Михаил Драган, Павел Жолтовский, Володимр Овсийчук, Олег Сидор, а еще искусствоведы из диаспоры Дмитрий Антонович, Святослав Гординский, Дария Даревич, Владимир Попович. Слишком длинный и почтенный перечень этот.

Откровенно говоря, книга «История украинской иконы Х-ХХ веков» читается не с меньшим интересом, чем художественное произведение с самым изобретательным сюжетом. Почему, скажем, на украинских поприщах христианство не встретило такого грубого сопротивления, как делало его греческое и римское язычество в первых трех веках уже нашей эры, когда последователей веры христовой бросали на растерзание зверям? Почему украинская традиция не подражала слепо ни византийским образцам, ни латинскому искусству, приоритетом считала духовный, вдохновленный образ, потому что красоте не надо быть слишком пышной или яркой, а подчиняться красоте духовной?

– Стилевая концепция развития украинской иконы, - отмечает Дмитрий Степовик, - приобретала постепенно черты своего, а не «одолженного» искусства, выражала не только вселенский идеал, но и национальный.

Чрезвычайно тщательным образом исследовал ученый историю иконописи, нередко трагическую; да и в самые тяжелые времена из-под кисти наших мастеров выходили произведения высокого художественного и духовного звучания. Это не осталось незамеченным даже в соседних странах. Украинские мастера разрисовывают часовню в Люблинском замке еще года 1418-го, 1430-го знаменитый костел в Сандомири, 1470-го королевскую молитвинную часовню Вавельского замка в Кракове, тогдашней столице Польши. А вот северный сосед весьма пристально присматривался к мастерам иконописи из Волыни. Одним из первых был приглашен блестящий мастер иконы Петр Ратенский, который станет впоследствии московским митрополитом. Не игнорирует автор и новейших исследований фигуры Андрея Рублева, который происходил, за этими исследованиями, из села Рубельки поблизости Володимира-Волинского.

Поскольку заселенные украинцами земли в позднее Средневековье находились в составе родных монархий, то автор исследует и разные пути развития иконописи. Странный факт: достопримечательностей малярного искусства Надднепрянщины и Восточной Украины почти не осталось. Поэтому автор задается весьма справедливым вопросом: где поделись из тех краев тысячи икон? Зато постепенно в русских музеях и монастырях обнаруживали ряд старинных работ, которые бесспорно принадлежали к украинской школе занятий живописью. Тот грабеж, отмечает автор, прекратила во время своего расцвета только Запорожская Сечь.

В конечном итоге, такая судьба была не только иконописи из тех краев, но и даже из западных регионов. Автору этих строк лично как-то пришлось встречаться с подобным.

Спрашиваю у работников Третьяковской галереи в Москве, есть ли у них работы Йова Кондзелевича.

– Есть, - отвечают неохотно. - Где-то в запасниках ряд работ.

Слово за словом, не знают ли они, каким путем попали сюда эти славные иконы. Понемножку выяснилось: освободители в войну освободили нас от гениальных творений Кондзелевича.

Очень интересные и беспрекословные рассуждения Дмитрия Степовика о непохожести икон украинских с русскими. Это злило весьма соседских монархов, мало того, официальная РПЦ постоянно изымала из храмов и монастырей украинские старинные экземпляры. А их «реформа» оставила сельские церкви без икон стилей ренессанса и барокко; свезены в так называемые «древохранилища» эти бесценные творения давних мастеров остались неисследованными и погибли во время прошлого военного лихолетья.

Рядом с уверенностью и искренним утверждением, что украинский национальный духовный элемент является сильным и терпеливым, Дмитрий Степовик не боится критиковать своих коллег за недостаток стремления исследовать и овладеть добрым опытом диаспоры, а икономастеров подвергнуть критике за чрезмерное увлечение «самовыражением», которое не всегда надлежащего «качества».

Патриарх Киевский и всей Руси-Украины Филарет о Дмитрии Степовика такие слова написал в предисловии к книге: «Он нашел в себе мужество, еще в годы советского атеизма, заняться изучением религиозного искусства, писать о нем статьи и издавать книги. Подвергался сокрушительной критике, разным ограничениям, разгромным рецензиям, доносам и угрозам. Но он выстоял».

А вот что сказал П.Пупар, кардинал, президент Папского совета в делах культуры: «Вы, украинцы, имеете богатую христианскую историю и единственную культуру. Я вспоминаю яркие слова, что их в 1991 году на Симпозиуме, устроенном Папским советом в делах культуры под лозунгом «Христианство и культура в Европе», сказал Дмитрий Степовик: То, что Украина сохранила единство культуры на протяжении веков, очень тяжелых веков, было чудом, укоренившимся в христианской вере. Пусть это чудо заместительством святого Владимира опять принесет свои плоды теперь»!

Анонсируя выход знаковой монографии, консультант Украинского Конгрессового Комитета Америки Я.Гайвас должным образом оценил труд Дмитрия Степовика, который «поднес в монографии, которая готовится к печати под названием «История украинской иконы Х-ХХ веков», украинское икономастерство на тот уровень, которого оно заслуживает».

Академик Николай Жулинский, выражая восхищение многогранной и плодотворной деятельностью Дмитрия Степовика, писал: «Мы живем рядом с ученым - подвижником, который не на словах и не декларациями строит храм нашей духовности и науки».

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)