Новости культуры и искусства

Вечный сад, который непременно будет уничтожен...

Рубрика: Театр
Метки: |
Суббота, 16 октября 2010 г.
Просмотров: 1060

Громким событием театральной жизни столицы стало представление... «Вишневый сад» по Антону Чехову.

Фирма «Интерлекс» привезла в Киев проект Русского фонда им. К. С. Станиславского — неожиданную и оригинальную интерпретацию последней пьесы Чехова, созданную режиссером с мировым именем Еймунтасом Някрошюсом в сотрудничестве с известными московскими актерами.

...Накануне представления на страницах прессы только и мигало: «гениальное представление», «гениальные актеры», «гениальный режиссер». Но слово «гений» настолько затерто прессой, что и в саму гениальность уже перестаешь верить. Те, кто видел первые представления Някрошюса, хотя бы его «Три сестры», после пересмотра «Вишневого сада» были немного разочарованы...

Но какие бы не были мои личные оценки, больше бы подобных представлений на каждый квадратный сантиметр театральной жизни города, может, и восприятие театра, и отношение к нему как зрителей, так и государства было бы другим. Ведь «ширпотребовские» представления, все более рассчитанные на современного потребителя, который опаздывает на двадцать минут, во время представления спокойно говорит по мобильному да еще и едет из театра после первого акта, вызывают больше удивления и разочарований, чем спектакль, который порождает не только чувство, эмоции, мысли, но и вызывает кучу обсуждений и споров. Словом, кто не смотрел представление «Вишневый сад» Някрошюса, тот, поверьте, много потерял. Ведь Някрошюс — один из немногих режиссеров, у кого есть своя, только ему свойственный театральный язык, есть конкретная жизненная позиция, активное отношение ко всем событиям, процессам, которые происходят с человечеством в целом и с человеком в частности, собственное мировосприятие и независимая точка зрения. Все это проявилось в представлении с помощью вечного, философского, глубокого чеховского текста.

Умение найти в известном тексте второе, третье «дно», неожиданно раскрыть классическое произведение свойственное именно Някрошюсу. Его режиссерские, человеческие ассоциации, параллели, фантазии, которые возникли в связи с текстом, — визуальные картины, которые режиссер будет вымалевывать на кону с живым, гибким в его профессиональных руках, материалом — актерами. Это неожиданные взрывы фантазии, наполненной жизненной мудростью и духовным содержанием, вещунским обращением к прошлому, современному и будущему человечеству. Някрошюс перевернул, смутил не только мир зрителей, но и мир актеров, которым повезли с ним работать. И как высказались на пресс-конференции сами актеры, вышло не только обогащение и взаимопроникновение двух культур — восточной и западной, но и возникла связь поколений, времен, стран, человеческих сердец...

«Вишневый сад» Някрошюс поставил о тотальном отсутствии абсолютной гармонии в жизни, о разрушении человека на пути от роду до смерти — нового рождения, о вечной проблеме выбора и как человеку в определенное время уже не по силам этот выбор сделать. Для Лопахина (Евгений Миронов) — это выбор между любовью и бизнесом, ведь он — капиталист в первом колене. Его чувства к Раневской искренни, отданы, страстны — лишь коснуться губами ее руки — это не только большое наслаждение, но и определенная очистка. Выбор Раневской (Людмила Максакова) — между любовью к безразличному к ней мужчине, который вроде бы посылает ей страстные телеграммы из Парижа, и местом, которое дает ей силу жизни. Для нее это родной Вишневый сад. Выбор Гаева (Владимир Ильин) — между привычным для него укладом жизни и кардинальными изменениями в нем. Выбор Вари (Инга Оболдина) — между безнадежной любовью к Лопахина и собой, такой, которой она является. Выбор Ни и Пете Трофимова (Юлия Марченко и Игорь Гордин) — между взаимной любовью и отношением окружающих к их чувствам. Выбор Фирса (Алексей Петренко) — между смертью и жизнью, бессилием и обреченностью... И каждый из героев делает этот выбор не самостоятельно, а в зависимости от обстоятельств, условий, времени, от собственных сил, от событий, которые происходят в быстротекущей жизни. Возможно, и в жизни мы все делаем не самостоятельно...

Все герои возвращаются в Вишневый сад как в страну детства. Вообще, название сада хочется писать только с большой буквы, потому что в представлении это будто другая страна, которой нет на карте, но упоминание о которой есть в энциклопедическом словаре. Сад позволяет странствовать сквозь время и пересиливать ход жизни. С этой страны начался отсчет для всех героев. Для Раневской возвращения в Вишневый сад — это возвращение к ней прежней. Именно сад дарует Раневский мираж встречи с покойной мамой, которую она очень любила. Именно с садом связанная смерть ее мужа, сад напоминает о гибели ее семилетнего сына. Для Раневской сад является и признаком смерти — садом ее потерь, и признаком зарождения жизни, ведь из сада оно для нее начиналось. Сад нос в себе всю жизнь Раневской, все ее радости, которых было до боли мало, и все ее страдания, которых было бессовестно много. Раневская привыкла не только растранжиривать деньги, но и проматывать жизнь. Странно, что она достаточно спокойно относится к продаже этого имения из молотка. Но она привыкла так жить. У Людмилы Максаковой Раневская затащенная жизнью. «...І если снять из груди и плеч эти тяжелые камни...», Раневская, возможно, была бы другой. Но именно такой ее любит Лопахин, он боготворит ее — женщину, он жалеет ее — человека.

Дуэт Лопахин—Раневская — главный в представлении. Вокруг них, как спутники вокруг Земли, двигаются другие человеческие жизни. Но все они связаны с садом. И для Лопахина важен не столько сад, сколько непосредственно Раневская. Ради Раневской Лопахин сначала предлагает разделить сад на участки и продавать их дачникам: его интересует не столько материальная прибыль, сколько судьба Любви Андреевны. Но событие, которое заставило Лопахина отказаться от Раневской в представлении, к сожалению, не состоялось. Почему так изменился Лопахин в своем отношении к этой женщине? В Някрошюса отношения героев решаются с помощью театральных метафор. Лопахину и Раневский так и не удалось разжечь костер любви, будущий огонь так и остается горой хвороста. И вор, который проник в их сад (в чеховском мужике, который просит золотой, Някрошюс увидел вора, с помощью его образа он иллюстрирует мысль о том, что за хорошее дело ты всегда будешь наказан), которому милосердная Раневская отдала последний золотой, в конце концов, забрал у них этот огонь, который мог даровать тепло и светло не только им, но и всем садовым обитателям.

Отношения Лопахина и Раневской раскрывает первая их встреча. Она сопровождается песней-исповедью Лопахина. Это песня одинокого сокола, который хочет прилететь к своей горлице...

...У героев Чехова в душе нет той гармонии, которую каждый из них находит, в ауре, пространстве, на территории Вишневого сада. Каждый из героев изменяется, становится другим. Все они зависят от Вишневого сада как от источника жизни, не могут без него, как человек без воздуха, как рыба без воды. Возможно потому почти все обитатели с удовлетворением становятся детьми и забавляются в свои детские игры. Это тот сад, где играются дети. ...И за законами отсутствия гармонии, за неизменными законами жизни, все позволяют саду исчезнуть... Все это приближает чеховских героев к нам сегодняшних, Някрошюс преодолевает расстояние в сто лет.

...В представлении сад уничтожается самим жизнь. Звук топоров, которые рубят сад, в представлении рождается из голосов птиц, которые постепенно усиливаются и перерастают почти в ультразвук, который невозможно вытерпеть и который уничтожает все вокруг себя.

Выходит, что уничтожение сада — это закон жизни. Вечного не бывает. Лишь сакральный чеховский текст, который позволяет снова и снова рождаться саду.

Любовь СУБОТИНА

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)