Новости культуры и искусства

Во время вручения премии им. В. Стуса Тарас Компаниченко хватался за сердце, а Кость Москалец прятался среди зрителей

Рубрика: Литература
Метки: | | |
Четверг, 7 октября 2010 г.
Просмотров: 1004

Стусовое племя — так окрестил писатель Евгений Сверстюк нынешних лауреатов премии имени Василия Стуса. Их почитателей где-то на час задержали огромная слякоть и большие густые хлопья снега. Но часть, как и было договорено, пришла все же в киевский Дом учителя на восемнадцатую. Следствие — трех победителей награждали в течение трех часов. Талантом, актуальным присутствием в культурном поле и общественной позицией в 2003 году выделились художница Иванна Крипъякевич, писатель Кость Москалец и композитор и исполнитель Тарас Компаниченко. Председатель жюри Евгений Сверстюк заметил: «Из тысячи людей очень трудно было выбрать трех. Мы прошли Нину Матвиенко, Людмилу Сеникину, Михаила Хейфица. Нечасто я чувствую себя таким беспомощным».

Виновники праздника в один голос утверждают, что они ничего не знали. Преподавательница Львовского католического университета Иванна Крипъякевич говорит, что и не думала о победе:

— Да, я вырезаю иконы на штукатурке, рисую их на досках, делаю витражи. То есть знакомая со всеми монументальными техниками. Но я никогда не делала ни одной персональной выставки. Не нуждаюсь рекламы или саморекламы. Если людям нравятся мои росписи церкви св. Иосифа во Львове, иконы Богородицы, «Распятия с красными квадратами» в церкви св. Николая, то это просто приятно. Первая мысль, когда сказали, что я получила премию: может, вышло какое-то недоразумение? Для меня имя Стуса свято. И все, что с ним связано, тоже. Теперь, когда понимаю, что я лауреатка, такое ощущение, будто я стала другом Стуса.

— Как вы пришли к сакральному искусству?

— Из рождения. Моя семья и по маминой, и по отцовой линии — священники. Поэтому еженедельно мы ходили на службу Божью. Уже это формирует ребенка. В подростковом возрасте, когда другие дети начинают себя искать, у меня проблем поиска не было. Потому, что позвоночник заложился. Божий позвоночник. Но сначала я ходила к обычной художественной школе, рисовала обычные вещи: натюрморты, пейзажи. Позже один львовский священник заказал у меня распятие к церкви. И я нарисовала обычного человека на кресте. А священник сказал: «Это не распятие». Бог — это не красавчик из Голливуда. Его образ нужно осмыслить, пропустить через себя. Это не просто физическое распятие. Икона не является реальным изображением, там должна быть какая-то мысль. В Иисусе заложенное мнение откупа. А как это показать?.. С тех пор рисую иконы.

— Правда ли, что перед созданием иконы автор должен поститься?

— Это приходит само: человек готовится духовно. У меня был такой случай, когда я резбила икону на стене. Огромная Богородица. И когда я творила руку Марии, почувствовала какое-то тепло, контакт с иконой. В такие минуты не только есть, тогда ничего не хочется, кроме заниматься резьбой и просить Бога, чтобы помог.

— А семья помогает чем-то в творческой работе?

— У меня четверо детей. Они стимулируют творчество. Иисус сказал: «Пока не будете, как дети, не войдете в царство небесное». Я учусь у своих детей по-детски увлекаться. А больше всего благодарная мужчине, священнику отцу Димитру. Он понимает, что я без творчества не могу жить. Иногда даже шутя говорит: «Иди отсюда прочь в мастерскую и работай». Я счастлива, что имею такого мужчину, интересного, гармоничного человека.

— Вы — внука выдающегося историка Ивана Крипъякевича. Легко ли носить такую фамилию?

— Дед Иван умер в 1967-ом, а я родилась в 1968 г. Поэтому не видела и не знаю его. Фамилией горжусь, но не восхваляюсь, конечно.

— Имеет ли выдающаяся украинская художница, внука Ивана Крипъякевича, какой-то рецепт успеха? Может, это жизненное кредо?

— Такой вопрос поставила одна французская журналистка, которая приехала в Карпаты, старому гуцулу. И он сказал два слова. Они мне ужасно понравились, и я бы могла под ними подписаться: «Бог и земля». Бог важнейший, а земля — это люди, которых мы на ней встречаем. Важно в лице ближнего видеть Бога. В каждом — даже тот бомж, попрошайка, даже какой-то министр, которого никто не любит. У всех нас есть частица Бога.

* * *

О писателе Косте Москальце можно сказать: «Песня «Лишь она...» — и все станет понятно. Но если этим не ограничиваться, то на вручение премии он опоздал, сказал пару слов после длинного вступления Михайлины Коцюбинской и спрятался среди зрителей.

— Господин Константин, — спрашиваю, — почему так мало пообщались с почитателями?

— Я всегда так говорю. Мало, но в сущности.

— А вот, например, критик Евгений Баран заметил, что вашу книжку «Келья чайной розы» можно характеризовать так: сижу сам в комнате, сваю папиросу и рассуждаю ни о чем.

— Относительно комнаты и папирос — то действительно так. Но «Келья...» — это дневник. Я его могу печатать в 15 или 16 томах, ведь дневник должен быть дальше. Да и сам я не выписался. А выпишусь, когда умру.

— Где ваши почитатели смогут увидеть своего кумира в ближайшее время?

— Разве в моем селе Макеевка. Потому что в настоящий момент работаю с Виктором Морозовым над одним сугубо гитарным проектом. Это не группа «Мертвый петух», лишь Морозов. Должен быть эксперимент, потому «раскалываться» на подробности не хочу. В настоящий момент это все, чем я занят.

* * *

А молодой кобзарь Тарас Компаниченко вообще не знал, что получил премию им. Василия Стуса. И так волновался, что у него разболелось сердце. Поэтому со мной он общался, опершись плечами на стену:

— Мои родные скрыли это от меня. Мать сказала, что нужно прийти в Дом учителя и что-то сыграть. Честно говоря, и не надеялся, потому что придерживаюсь кобзарско-лирницкой традиции. То есть не отхожу от правил игры кобзарей, которые были сотне лет назад.

— Когда вы ездите за границу, как там воспринимают выполнение украинских дум?

— Но почему вы спрашиваете о загранице? Ведь бытует такая ошибочная мысль, что даже среди украинцев народная музыка уже устарела. То расскажу вам такое. Я живу в Боярке, и когда однажды последней электричкой возвращался из почтенной киевской презентации, друзья меня попросили сыграть на лире. И я зарев то, что едва лишь выполнял на той почтенной презентации для депутатов: о Варваре, Юрии, Иисусе на кресте. И те люди, которые везут в своих тележках недопродаваемые яблоки, в вагоне, где дым, носки, сало, парфюмерии, они просили сыграть еще и еще. Они расчувствовались... А относительно заграницы... Например, в Кракове есть такой очень богатый мужчина Мачек Войцеховски. Он как один раз услышал, что я пою, то теперь каждый раз, когда имею где-то выступление (пусть даже в Тернополе или Камъянце-Подольском), он гонит туда авто. Думаю, вскоре во Львове, где буду презентовать несколько своих дисков, опять его увидеть. Вот.

Алина СТРИЖАК

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)