Новости культуры и искусства

Время читать Булгакова

Рубрика: Литература -> Кино и ТВ
Метки: | | |
Пятница, 8 июля 2011 г.
Просмотров: 1023

Игорь Дмитриев читал четвертую главу «Дней Турбиных», Александр Филлипенко — двадцатую, Ада Роговцева играла мать, а Театр им. Грибоедова — проиграл ситуацию в Грузии.

Даже если бы Международный булгаковский фестиваль и не был наполнен таким почтенным списком участников — повышенное внимание киевлян ему бы все равно было гарантировано. «Толи — в горах, Ксюха — на даче, а я — на море...» — ситуация достаточно знакомая даже и без рекламы: лето, жара, творческий штиль... Поэтому любое художественное событие почитателями театра, которые уже отдохнули или лишь собираются в отпуск, воспринимается как последний шанс хоть как-то противодействовать тотальному «мертвому сезону». Но этот фест не потерялся бы даже осенью и весной, когда сценические площадки едва успевают менять декорации для очередных спектаклей. Он имеет то, что гарантирует, как минимум, 75 процентов успеха: интересную идею и благородную цель.

С 2 по 24 июля Международный булгаковский фестиваль держал в напряжении почитателей творчества. Мастера, концептуально дозировали события, названия и имена. Начали панихидой по Булгакову в Хрестовоздвиженский церкви, где когда-то крестили маленького Михаила. Сам фестиваль открыл Театр имени Словацкого (Краков, Польша), который показал представление «Булгаков» . В галереи «Лавра» работала экспозиция «Киев—Булгаков—Мисто». Как замечал автор картин Аркадий Трубников, «город является очень неоднозначным символическим образом для Булгакова. С одной стороны — это город, в котором он вырос и которое воспринимал субъективно как его обитатель. А из другого — он выхватывал его вселенским взглядом из высоты неба». Город в Трубникова — тихий и спокойный, окутан туманом, сквозь который пробиваются контуры домов и бани церквей. Город, в котором, наверное, был бы очень уютно душе Булгакова...

Последующее событие фестиваля откровенно диссонировали с лирично-щемящей выставкой Трубникова, что достаточно успешно работало на целостность акции. В помещении Музея медицины Театр на подоле показывал представление «Составы слово «вечность». Нетипичную для театрального искусства площадку избрали неслучайно: Музей медицины — прежний факультет Киевского медицинского института, где, как известно, сам Булгаков семь лет учился на врача.

Так вот, чтобы этот факт из жизни большого киевлянина журналисты запомнили как можно лучше, организаторы даже повели их на экскурсию в так называемый морг, где сохранялись тела покойников. Около ста мест последнего пристанища человеческого в тот вечер были, к счастью, вакантными, но и это не спасло публику от активного упоминания всуе мастера «ужастиков» господина Хичкока. Дальше, согласно программе, были «Записки юного врача», которые читали актеры-начинающие. А, чтобы в воздухе витали не только слова, но и запахи того времени, собравшихся пригласили на «праздничный обед местного врача»: вареный картофель, малосольные огурцы, шпроты, черный хлеб, для желающих — пять капель чистого медицинского спирта.

Квинтэссенцией Международного булгаковского фестиваля искусств стали чтение романа «Белая гвардия». Спектакль-импровизация, акция, сейшн — это можно назвать как угодно, поскольку души, уважения и любви к Булгакову в этих чтениях было значительно больше, чем в самих представлениях. Площадка во дворике Театра на подоле была оформлена как гостиная Турбиных. А прочитать «Белую гвардию» художественный руководитель фестиваля Виталий Малахов пригласил актрису Ольгу Рябец (Канада), дикторов канала ВВС (Великобритания), донецкий театр «Жуки», Днепропетровский музыкально драматичный театр, Тбилисский театр имени Грибоедова, известных русских актеров Игоря Дмитриева и Александра Филипенко, хор Ревуцкого, известных украинских актеров...

Распределение ролей Виталий также оставил за собой. Хотя на «окончательную диктатуру» это решение вовсе не тянет: господин Малахов прислушивался ко всем пожеланиям и предложениям. Игорь Дмитриев пожелал читать четвертую главу — он ее получил, Ада Роговцева охотно согласилась сыграть мать, со смерти которой и начинается история «Белой гвардии», а Александр Филипенко регулярно названивал и напоминал, чтобы никому не отдавали двадцатую главу... Малахов не только согласился, но и сам несколько дней искал трехлинейку со штыком, без которой актер на булгаковских чтениях обойтись никак не мог. Режиссер из Грузии Автандил Варцсимашвили предложил одну из частей представления решить, оттолкнувшись от недавних событий в Грузии, когда ситуация иногда действительно напоминала «Белую гвардию». (Режиссер рассказал, что, когда бомбардировали Гамсахурдия, сын его товарища был среди тех, кто бомбардировал, а дочка — рядом с президентом, потому что была его пресс-секретарем).

Малахов эту идею поздравил и предоставил грузинскому коллеге право сделать так, как он считает нужным. В течение двух вечеров на Контрактовой площади были сыграны два уникальных оригинальных представления, которые не повторятся уже никогда и ни при каких обстоятельствах. Но обязательно будут другие — Булгакова можно читать и перечитывать бесконечно. К тому же, мировой опыт подсказывает, что форм и методов здесь может быть множество. Так в Испании ежегодно перечитывают «Дон Кихота» Сервантеса: собираются люди и каждый — от министра к рядовому испанцу — читает по одному абзацу.

«Вы знаете, — сказал Игорь Дмитриев — после прошлогодних чтений я неоднократно вспоминал те дни, поскольку то было выдающееся событие. Одно из тех, которые потом становятся страницами биографии. И я до сих пор помню, как в семилетнем возрасте впервые услышал это словосочетание — «Дни Турбиных». К нам, в Петербург, приезжал на гастроли МХАТ. И муж моей тети принес билеты на представления — они там стояли за ними в очереди, отмечались. А затем моя родня долго спорила, кто на какое представление пойдет. Уже не помню, кому достались «Дни Турбиных»... А затем я мечтал сыграть Шервинского — к сожалению, эта мечта так и осталась неосуществленной...»

Остается нереализованной и еще одна идея, в которой мы провинились перед Булгаковым, — экранизация «Белой гвардии». Возможно, после такого роскошного, глубокого, благодарного и содержательного фестиваля, который провели Виталий Малахов с коллегами, она все таки станет действительностью. В конечном итоге, к «Собачьему сердцу», а затем и к «Мастеру и Маргарите» кинематограф, который в данном случае представляет Владимир Бортко, также шел долго и непросто.

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)