Новости культуры и искусства

Время снимать маски

Рубрика: Театр
Метки: |
Вторник, 11 января 2011 г.
Просмотров: 1603

Режиссер инаугурации Президента Василий Вовкун поставил во Львовской опере «Бал-маскарад» Верди с акцентами на хорошую власть и коварное зло, которое умело расставляет ловушки. Следующая работа Вовкуна — «Богдан Хмельницкий» Данькевича (в первой редакции) в Донецком театре оперы и балета.

Премьеру оперы Джузеппе Верди «Бал-маскарад» во Львове обставили очень пышно — красивые афиши, вагон киевских журналистов, почетные гости из столицы — директор Национальной оперы Украины Петр Чуприна, оперные «звезды» Дмитрий Гнатюк и Мария Стефъюк, директор Национальной музыкальной академии Украины Владимир Рожок с женой, директор государственного предприятия «Украина художественна», где Василий Вовкун работает штатным режиссером, Василий Стасюк, шеренга корзин с цветками от спонсоров и родителей города. Но самая главная удача — отсутствие на два премьерных спектакля билетов в театральных кассах, впрочем, если быть совсем точной, то в субботу, за час до первого звонка, оставались лишь десятигривневые билеты на балкон четвертого яруса. Дирекция Оперы очень гордится с того, что в последнее время практически на каждом представлении театра — аншлаг, мода на классическое искусство с Европы к Львову, естественно, дошла быстрее, чем, скажем, в Киев. Да и по гастрольной графике украинских оперных трупп можно заметить эту тенденцию. Теперь администрация Львовского государственного академического театра оперы и балета им. Саломеи Крушельницкой отказывает всем эстрадным звездам, которые раньше арендовали эту сцену для своих концертов, это и невыгодно, и не престижно, если бы еще городская и областная власть не жала, то не оперные и не балетные ноги на кон вообще не ступали бы.

К премьере «баллу-маскараду» приурочили еще одно событие — открытие в праздничном Зеркальном зале театра бюста оперной звезды конца XIX —початку XX века, украинской по происхождению и мировой за масштабами таланта — Модеста Менцинского. Бронзовый Менцинский присоединился к бронзовому Александру Мишуги и бронзовой Саломее Крушельницкой, которые также пели во Львовской опере и также отмеченные в Зеркальном зале. Говорливые Галицкие господа из художественной элиты много говорили не только о счастливой судьбе мальчика из села Большие Новоселки, который начинал петь в церковном хоре, а затем его носили на руках в Кельни, Стокгольме, Лондоне, Вене, Варшаве, который знал семь языков и был одним из наилучших драматичных теноров в свое время, но и о патриотизме певца, который на всех камерных концертах включал в программу украинские народные песни, который находил время выступить на родине и завещал свою музыкальную библиотеку Научному обществу им. Шевченко во Львове.

После экскурсии Львовской оперой, культурологических лекций о Модесте Менцинского, награждение серебряными крестами короля Даниила Галицкого всех причастных к открытию бюста, пресс-конференции с директором театра Тадеем Едером и режиссером представления Василием Вовкуном, которого и львовские, и киевские журналисты все более расспрашивали об инаугурации, в субботу вечером мы наконец очутились лицам к лицу с завесой Львовской оперы. «Бал-маскарад», эту, по словам Дъанунцио «самую мелодраматическую из мелодрам» Верди, во Львове ожидали давно, в последний раз на сцене Львовской оперы ее ставили в 1955 году. К проекту «балла-маскарада» коллектив Оперы подбирался три года, в результате вышла не только самая дорогая в истории Львовского оперного театра представление, но и самая экстримальная — за суммой часов репетиций с режиссером. Киевлянин Василий Вовкун, известный как режиссер-постановщик концертов, массовых зрелищ и пост-модернстских действий, в ноябре-декабре не мог оторваться от оранжевой революции, в январе он готовил инаугурацию и потому на репетиции во Львов вырывался буквально по дню, хорошо, что дирижер-постановщик оперы Михаил Дутчак — местный, поэтому с солистами, хором, балетом по режиссерским схемам Вовкуна работал он. Эту благодатную для репертуара оперу Верди, 23-тю в его творческой биографии, мелодичную, с выразительными ариями, красивыми дуэтами, с яркой формой — баллом, которую режиссеры обычно трактуют в любовной плоскости — коварство и любовь, любовь, измена, дружба, ворожея Ульрике, интриги, господин Вовкун решил прочитать по-другому, сместить акценты в бок категории власти. Граф Ричард, за либретто, губернатор штата Массачусетс в трактовке Вовкуна олицетворяет демократическую, прозрачную, хорошую власть, а его враги — это черное зло, которое в конце концов заманивает Ричарда в ловушку и убивает его. «Это представление — мое предостережение добру, ведь оно часто наивное, доверчивое, чистое, а зло сегодня умное, современное, коварное и имеет красивый менеджмент», — сказал на пресс-конференции Вовкун. Он предусмотрительно изложил свою идею «балла-маскарада» и в программке, потому что поскольку представление пели языком оригинала, то есть итальянской, понять все тонкости политических интриг Семюеля и Тома львовяне вряд ли смогли бы. Но, чтобы вульгарных прямых параллелей с последними политическими событиями в Украине не было, Вовкун оставил время — конец XVII века, и место — околицы Бостона, как у автора, а флаги вообще приказал сшить абстрактные, ничьи — для обобщения.

Художники «балла-маскарада» брать Тадей и Михаил Риндзаки и из дворца графа Ричарда, и из руин старой башни, где колдует Ульрике, и из кладбища, на которое любимая графа Амелия пришла найти отвратимое зелье, и из дома Ренато и Амелии сделали настоящие визуальные шедевры — стильные, тонкие, объемные. Заснеженный лес и ночное кладбище вызывают мистический страх, дом Ренато и Амелии с трогательной детской лошадкой и вазой с белыми цветами — разрушенное гнездо, причем семейная сцена в доме Ренато вызывала ассоциации из Анной Карениной. А финальная картина балла, когда на объемном «заднике» выкатывается золотистое солнце, которое символизирует добро, и Ричард как олицетворение этого добра, вызывает захваченное «ах». Недаром следующую свою работу — оперу «Богдан Хмельницкий» — режиссер намеревается делать с братьями Риндзаками, результат их работы в «балле-маскараде» — блестящий.

Особенно убедительными были исполнительницы женских партий в представлении — Людмила Савчук (Амелия), Нелли Кулагина (Ульрике) и исполнительница роли пажа Оскара Наталия Курильцев. Богатое сопрано Людмилы Савчук умножено на безукоризненную технику, и что важно — убедительную драматичную игру — здесь и влюбленная женщина, и любящая мать, и винная жена.

«Бальная форма» оперы Василием Вовкуном проигнорирована, использование хоровых станков в каждой сцене хотя и вызывает в определенные моменты параллели с сценой на площади Независимости, но все же утруждает передвижение артистов по сцене и делает мизансцены несколько статическими. Массовая сцена балла в финале режиссеру массовых зрелищ удалась с блеском; параллельность театральных страстей между Пьеро, Коломбиной и Арлекино, и настоящая трагедия в толпе — когда Ренато убивает Ричарда, и здесь же Амелия-Коломбина заламывает руки — проверен художественный прием, но в данном контексте выглядит очень метко. Василий Вовкун сказал журналистам, что в Европе, конечно, ценят украинскую оперную школу, но не раз ему намекали на архаичность нашей оперной режиссуры. Поэтому он и решил подтянуть этот вид искусства до мировых стандартов. К слову, это вторая опера в постановке Вовкуна, первую — «Царь Эдип», где также исследовалась проблема власти, он поставил в 1996 году.

По словам режиссера, у председателя Львовского землячества в Киеве Васюника есть намерения привезти представление «Бал-маскарад» в Киев, а затем в Донецк в рамках проекта «Восток-запад», причем в Киеве в готовое тело спектакля вживляют оперных звезд из разных городов и разных театров. Это и современно, и постмодернистский, и политкорректно.

Валентина КЛИМЕНКО

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)