Новости культуры и искусства

Зачем искать красное в новом романе Светланы Пиркало, особенно если его там нет

Рубрика: Литература
Метки: |
Пятница, 10 декабря 2010 г.
Просмотров: 1375

«Не думай о красном» — такое название дала своему новому роману Светлана Пиркало, автор известной в молодежных кругах повести «Зеленая Маргарита». Повесть ту выдал три года тому назад «Факел», и немного позже еще и переиздало агентство «Зеленый пес» — а два издания одного произведения при всем известной ситуации на украинском книжном рынке что-то таки и значат.

Впрочем, на сегодня Светлана уже два года как проживает в Лондоне, работает во всемирно-известной корпорации ВВС и, кажется, совсем по-другому смотрит на родной край, с которым, кстати, связи не порывает. Письмо ее кое-что повзрослело, хотя общий иронически прикольный стиль «Зеленой Маргариты» остался почти неизменным. Впрочем здесь важное слово «почти» — потому что отличия таки проступают, будто лужи от дождя на лондонской и киевской мостовых.

Но мы в настоящий момент будем говорить не об отличиях, а о подобиях. Их тоже немало. Героиню зовут Павлина Стопудов, и в ее инициалах «ПАРСЕК» читаются не только обратные инициалы автора — «СП», но и то же «PS», постскриптум, дословно — «написано после». После чего? — вот вопрос, важный и ключевой для понимания всего не очень замысловатого текста «роману не для младшего школьного возраста» Ведь именно так отмечено жанр произведения на обложке книги, только что выпущенной киевским издательством «Факт».

А ответом на вопрос может быть цитата из последнего предложения последнего раздела роману: «...и при этом говорить — сколько угодно и о чем хочешь». Автор именно так и делает на протяжении трех с половиной сотен страниц. Нельзя сказать, чтобы она делала это неинтересно, нет. Суждение авторы, вложенные ею в уста Павлины С., веселые и остроумные, детали и характеристики персонажей свидетельствуют о наблюдательности и остром уме — но все это действительно «после». После пережитого, выстраданного, перепущенного сквозь фильтр души и ума. На страницах роману, просто между невинными и почти бессюжетными повествованиями о жизни в Лондоне, вдруг возникают смерти двух персонажей (в которых нетрудно узнать Тараса Процюка и Сашка Кривенко), и страдания пересказчика действительно искренни и неподдельны. Да и другие сцены роману отчасти способные настроить читателя на серьезный строй.

В Лондон молодая журналистка Павлина Стопудов достается не просто так, а в погоне за любовью. Между тем любовь эта уже переместилась еще дальше на запад, аж на Тихоокеанское побережье США. А познакомилась с ним, со своим захватом, американским саксофонистом Джимом, пересказчик семь лет перед тем в Луцке на фестивале. Описания их отношений недолгие, однако душевные. Но мы в настоящий момент не об этом. Еще в повести «Зеленая Маргарита» героиня С.Пиркало останавливалась над интересным вопросом, который не излишне и процитировать: «...сегодня еще двое идиотов сказало мне, что я феминистка, и мало того — что я похожа на Забужко. Ну на феминистку я в принципе соглашаюсь, это понятие многомерно. Но, блин, чем же я похожа на Забужко? Подошла к большому зеркалу — прочь ничего во мне не напоминает Забужко. Кроме, разве что, зубов».

Но на страницах нового роману Пиркало для внимательного и осведомленного читателя укрсучлита неожиданно открывается глубинно задержанная аллюзия-завязка, практически общая со знаменитыми «Полевыми исследованиями», — герои знакомятся на фестивале, и фестиваль этот происходит в том же городе. (Правда, в романе Забужко подробная география отсутствует.) Но вот оно и вылезло, глубинное, скрытое, подсознательное: украинская писательница и объект ее страсти не могут познакомиться где-нибудь в очереди или даже в книжном магазине — нужен фестиваль, собрание, сборище. Нужная определена критическая масса себе подобных. Если дальше углубляться в подобные рассуждения, то выведут они вплоть до Андруховича «Рекреаций», произведению, с которого началась постсоветская украинская проза, — а там также фестиваль, и художники на художниках сидят и художниками погоняют, вот лишь они все уже знакомые между собой раньше, и из-за этого иначе развивается фабула.

Возвращаясь к «Полевым исследованиям», след, по-видимому, заметить, что оба героя роману Забужко — украинцы, а где двое украинцев, там не только три гетмана, но и трагическая любовная связь, которая потом выводит сказ на глубокомысленные обобщения о невеселой судьбе нации и государства. В случае с Павлиной Стопудов и ее саксофонистом Джимом все, конечно, разворачивается не так трагически, как в «Полевых исследованиях». В своих произведениях Светлана вообще не склонна к драматизации. Человек нового поколения, словом. На вещи смотрит легко и амбивалентно, как, собственно, и ее героиня. Но эта легкость иногда на протяжении текста играет злые шуточки с молодой писательницей. Вдруг исчезает напыщенность, ощущение важности рассказа. Острее говоря, местами роман переходит в обычных себе обычные очерки для журнала «Ева». И хотя потом сказ возвращается в предыдущее привычное русло, однако, как в том старом анекдоте, «остается неприятный осадок».

Сказав предыдущую фразу, сразу же должны обмолвиться, что в целом появление нового роману Светланы Пиркало является явлением для современной украинской прозы однозначно позитивным. Наш уже не пятидесятимиллионный народ имеет не так уже и много писателей (и писательниц), способных описывать бытие так легко, элегантно и ненавязчиво, как это делает молодая полтавско-лондонская автор. I то, что появление ее нового роману должен стать событием, как говорят, истина неопровержима. Другое дело, что в нашу эпоху полтора-двутысячных тиражей это событие останется штормом в стакане воды, заварушкой в литературном гетто, к которому нет ни одного дела всей той потенциальной читательской массе, которая, сидя на дерматиновых сидениях общественного транспорта, разворачивает мягкие переплеты русскоязычных «бестселлеров». Поэтому, отмечая как позитив, что их, те «бестселлеры», также пишут преимущественно женщины, сделаем для себя напоследок оптимистичный вывод: Светлана Пиркало, понемногу приобретая опыт в творении качественного и интересного текста, когда-то, возможно, также уберется в мягкие переплеты с многозначительными рисунками на них. Пока еще же на обложке (плотной и глянцевой) автор изображен на фоне лондонского метро. Рисованный портрет на фоне документального фото — это также своего рода аллегория-подсказка для лучшего понимания текста. Мол, здесь все правда, полностью документальное описание, но совсем немножко дорисовано воображением. Если читателю действительно будет интересно, он разберется, отличит вымысел от реальности. Ведь же он, читатель, у нас умный...

А о красном и в самом деле думать не нужно. Тем более, что и автор (а с ней и героиня) на страницах роману этого не делают. Нигде, нигде на протяжении всего текста даже не вспоминается о красном. За исключением нескольких элементов одежды у главной героини. Но у нас теперь полный плюрализм. И каждый ходит, в чем пожелает.

Александр ИРВАНЕЦ

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)