Новости культуры и искусства

Парадокс музыкальной элитарности

Рубрика: Музыка
Метки: | |
Среда, 5 января 2011 г.
Просмотров: 1072

Владимир Рунчак

Размышления после концерта композитора Владимира Рунчака

Эта музыка не будет популярной никогда. Она не будет собирать огромные толпы слушателей, ее не будут транслировать с утра до ночи FM-станции. Она не является лакомым куском для аудио-пиратов. Ее аудитория всегда будет небольшой. Однако ее почитатели будут всегда составлять интеллектуальный авангард общества. А те исполнители, которые рискнут включить ее в свой репертуар, перманентно будут находиться в очень сложном положении, потому что уровень эмоциональной, технической, профессиональной отдачи, что его требует такая музыка, чрезвычайно высокий. Казалось бы, имеются все предпосылки, чтобы это искусство постепенно исчезало в нашем прагматичном мире — оно не имеет коммерческого успеха, широкого распространения и очевидной общественной пользы.

Владимир Рунчак

Однако оно существует, интенсивно развивается и находит все новых и новых почитателей — и среди исполнителей, и среди слушателей. Очевидно, не все в этой жизни меряется только коммерческим успехом; очевидно — «если зори зажигают, то это кому-то нужно»...

Идет речь о творчестве современных композиторов, которые работают в академических жанрах, при этом, не тиражируя в который раз удачные находки предшественников, а наоборот — создавая новые музыкальные миры: оригинальные, космические, неповторимые. Они, именно они воплощают дух нашего времени — не ширпотребовский, общепонятный, а утонченно индивидуализируемый, такой, который требует небанального понимания, тонкого ощущения и незаурядного художественного опыта. Именно это — авангардное — искусство появляется не только полигоном самого проявления отдельных личностей, но и той сферой, в которой осуществляются открытия нового и исследуются пределы возможного.

Эти рассуждения вызваны последним концертом из произведений киевского композитора Владимира Рунчака. Музыкант-универсал, энтузиаст музыкального авангарда, Рунчак хорошо известный не только в Украине (скоро уже пятнадцать лет, как в разных городах нашей страны происходят концерты организованной им беспрецедентной серии «Новая музыка»), но и в странах Западной Европы. Рунчак-музыкант появляется в разных ипостасях — в первую очередь как композитор, кроме того — как дирижер (именно он сделал произведения композиторов ХХ столетия — Вареза, Веберна, Ноно — реалиями нашего музыкального пространства, а композиции современных украинских авторов — фактами музыкальной жизни Германии, Франции, Англии, Швейцарии).

«Концерт-диптих» из произведений Владимира Рунчака, который состоялся в Доме ученых, в который раз доказал креативный поиск творчества художника. Первая часть диптиху — это пять произведений под одним названием — Homo ludens (человек, который играет). Каждая часть написана для другого инструмента — кларнета (А. Демин), фортепиано (П. Борозенец), виолончели (Из. Алмаши), трубы (С. Демъянчук), женского голоса (С. Глеба). «Здесь не нужно искать каких-то глубоких философских понятий игры, проводить аналогий с «Игрой в бисер» Гессе, — говорит композитор. — Для меня более важное было показать индивидуальные возможности каждого исполнителя; технические возможности инструментов, человеческого голоса. Причем способы звукодобычи и те акустические результаты, которые возникают, далеки от традиционной академической. Интересно, что молодые исполнители (а молодежь тоньше всего чувствует необходимость изменений, открытия нового) сами хотят такой музыки. Им — выступать на международных конкурсах за рубежом, им необходим такой репертуар, в котором они могли бы продемонстрировать не только владение классико-романтической школой девятнадцатого столетия, но и ориентацию в современной музыке, технике, эстетике».

Второй отдел «концерту-диптиху» имел название Kyrie eleison and etc... Kyrie eleison (греческой «Господи, помилуй») — часть мессы, обряда богослужения. Рунчак дает инструментальный вариант службы, причем в разных тембровых конфигурациях — для валторны и фортепиано (А. Ткаченко и Н. Гапоненко), для баяна и скрипки (Р. Юсипей и М. Которович) и флейты, гитары и альта (Т. Рой, М. Шаруева, О. Лагоша). Вслушиваясь (трижды в течение одного концерта) в одну и ту же музыку, вдруг начинаешь замечать тонкости и детали, которые при первом восприятии оставались вне поля зрения, — утонченные лирические, неистовую грусть, задержанную трагичность... Заключается ли не в этом один из парадоксов современной авангардной музыки? Тихо, ненавязчиво, но постоянно и настойчиво она говорит нам о сложности мира, что нас окружает — и открывает нам — нас самих. Поэтому и будет возрождаться в каждом следующем поколении — невзирая на всю свою коммерческую несостоятельность.

Юрий ЧЕКАН

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)