Новости культуры и искусства

Изнасилование суржиком

Рубрика: Театр
Метки: | |
Вторник, 30 ноября 2010 г.
Просмотров: 1403

В Молодом театре происходило что-то среднее между театрализующим зрелищем, научной дискуссией, молодежно-писательской акцией протеста и вечером юмора — языковая инквизиция XXI века «Суд над суржиком», организованная ассоциацией защиты украинской культуры «Украинский рассвет».

Зал на 400 мест был заполнен еще к началу суда, а те, кто опоздал, стояли в проходах. Небезразличными к языковому вопросу, оказались веселые и остроязыкие студенты, украиноязычные поэты и писатели (Евгения Кононенко, Василий Шкляр, Александр Ирванець, Роман Скиба, Андрей Кокотюха), профессор Роман Веретельник, актриса Галина Стефанова, директор наилучшего украинского книжного фестиваля — «Форума издателей» во Львове Александра Коваль (это те, кого я успела заметить из задних рядов). Очевидно, что для русскоязычных деятелей культуры в Украине проблема суржика не является неотложной.

Присутствует раздавали желтый и красный бланки для голосования, на которых было написано «Прочь суржик!» но «Пусть живет суржик!». Стены украшали самодельные плакаты с афористическими высказываниями, на образец «Суржик — это бред языка в лихорадке», «Суржик — язык для духовно бедных», «Лучше суржик, чем русская». А на сцене глаз зрителей радовали (наоборот ли огорчали) решетки, за которыми «сидело» разноцветное, даже в чем-то симпатичное страшидло — персонифицированный Суржик. Судьей был Олесь Доний, прокурором — Юрий Покальчук, роль адвоката исполнял Богдан Жолдак. Представители суда оделись, как и положено, в мантии и ливрее. На сцену пригласили 12 присяжных и суд начался.

Чтоб не выбиваться из новоукраинской традиции судопроизводства, присутствующих сразу предупредили, что суд может быть куплен. Зал согласился с этой поправкой, вспомнив киевский Печерский и Мукачевский районные суды. Если играться в украинский суд, то максимально приближенно к жизненной ситуации, как, в конечном итоге, и принадлежат хорошим актерам или художникам. Поэтому среди собравшихся был объявлен сбор средств на подкуп суда. Студенты с удовлетворением бросали свои копейки в шкатулку для сбора средств.

Мне сама идея подкупа была неприятна, поэтому деньги я, как говорят суржиконосцы, «зажала», но подумала, что подобный сбор монеток является также акцией символической, потому что правительственные чиновники нашего государства борются не с бедностью, а с бедными (а таким может считаться каждый, кто имеет дневной доход меньше, чем 2 у.е. на каждого члена семьи), обдирая их официальными и неофициальными налогами, повышением цен на продукты, жилье, бензин, образование, медицину. Поэтому подобный сбор средств мог быть невеселой карикатурой на взяточников, которым твоя подаренная-отданная кровная зарплата или стипендия — «пустяк, но приятно».

Но вернемся к залу суда. Суржик обвиняли в том, что он как явление может разрушать фундаменты украинской духовности, способствовать русификации украинской нации и является продолжением многолетнего культурного этноциду, который проводился и проводится Русской империей и ее видоизмененными формами на территории Украины. В связи с этим Суржику инкриминировали обвинение за статьями Криминального кодекса Украины последнего образца — в 2001 году. Ст. 111 ч. 4 — государственная измена; ст. 113 — диверсия; ст. 241 ч. 3 — загрязнение атмосферного воздуха; ст. 294 — призыв к массовым беспорядкам; ст. 303 — проституция и развращение несовершеннолетних; ст. 190 ч. 4 — групповое мошенничество и призыв к мошенничеству; ст. 194 ч. 4 — хулиганство.

Прокурор объяснил статьи обвинений: «Почему проституция? Потому что во все стороны. Почему государственная измена? Потому что язык — это тоже родина, поэтому тот, кто пользуется этим покручем, изменяет своему государству. Насколько вы знаете, во Франции, Германии запрещено на государственном уровне использовать в местах массового пользования англоязычные вывески и даже употреблять английские слова, когда существуют родные аналоги. Почему диверсия? Потому что это постепенная и завуалированная русификация, приведя в качестве примера известного украинского суржиконосителя Верку Сердючку, который(какая), начав из суржика, полностью перешел(ла) на русский язык с вкраплениями украинских слов. Идеология Советского Союзу, которая не была заменена ни одной другой идеологией в независимой Украине, и потому она продолжает действовать и в дальнейшем, предусматривала интернационализацию народов прежнего СССР к слиянию их в один «советский» народ, который является фактическим уничтожением народов, в том числе и украинского.

Свидетелями со стороны обвинения выступили известные научные филологи-работники Александр Пономарев, Анатолий Погрибный. Со стороны защиты — Александр Ирванець, Олесь Ульяненко, Андрей Кокотюха, Николай Вересень.

Во время судебного заседания стало понятно, что в стране с уникальным явлением, которым однозначно признали суржик (ведь он существует лишь в украинском и белорусском языках) нет четко определенного научного понятия «суржик». Именно поэтому суржик путали с диалектизмами, инвективной лексикой, разговорным вариантом украинского языка. Так и не было решено, считать суржиком лишь украино-русский вариант украинского нелитературного языка или также и украино-польский, украино-румынский варианты, которые существуют на Западной Украине.

Сторона защиты считала произведения Сковороды, Котляревского примерами «красивого и литературный стоимостного суржика», сторона же обвинения с возмущением отбрасывала такое предположение, говоря, что произведения Сковороды написаны с использованием давнего украинского книжного языка. Подобное явление, когда книжный и разговорный языки в большей или меньшей степени отличались, есть практически у всех народов. А произведение, с которого начинается новая украинская литература, «Энеида» Котляревского, написано с использованием огромного языкового богатства — полтавско-киевского диалекта.

Александр Пономарев привел пример «настоящего суржика» — это выражения «благодарю вам» и «благодарю вас», калька из русской «я считаю» (когда шла речь не о подсчетах, а о собственном мнении), это когда парень после армии спрашивает: «Мама, а чего у вас так длинно варится борщ?», это распространено «ты пойняв?» но «не надо». Как виртуоза суржика, к участию в судебном заседании был приглашен Лесь Подервъянский, но он, к сожалению, накануне выехал в Германию. Известную(ого) за пределами Украины Верку Сердючку пригласить не смогли — выходец из народа в настоящий момент с его представителями практически не общается, координаты артиста(ки) не разглашают. Возможно, именно поэтому защита суржика выглядела немного непутево, и наибольшим аргументом невинности этого явления было то, что «раз уже так случилось, разве мы можем что-то изменять, не притеснив никого в его законных правах»?

Именно поэтому, чтобы никто не чувствовал себя обиженным и «вне закона», свидетель со стороны защиты суржика Александр Ирванец предложил провести всеукраинскую перепись населения за критериями «украиноязычный», «суржикоязычный» и «русскоязычный». Ввиду того, что украинский вариант русской в России фактически не воспринимают, называя подавляющее большинство носителей русского языка, искаженного украинской, «хохлами» (не путать с украинцами!), потому можно предусмотреть, что, за результатами переписи, суржик может претендовать на статус «второго государственного языка». Тем более что прецедент его употребления наивысшими должностными лицами нашего государства — президентами, нынешним и предыдущим, народными депутатами, судьями, прокурорами — уже есть.

Научные работники заметили, что отсутствие культуры у некоторых должностных лиц, еще не является причиной узаконивания бескультурья в стране. По мнению Анатолия Погребного, суржик также нельзя осуждать, потому что это — тяжело излечимая болезнь вроде рака, следствие привитого комплекса меньшей стоимости и малороссизма. «Спрашивать: «Вы за рак или против рака?» — бессмысленно. Но еще большую бессмыслицу признать, что ты — за рак. Это значит, что ты не только неизлечимо больной, но и глупый», — сказал Погребной.

К сожалению, не было доказано, может ли быть суржик переходной формой от русской к украинской. Доказательством того, что суржик выступает переходной формой от украинской к русской, является постепенная и неуклонная суржикизация, а дальше и русификация когда-то полностью украиноязычных сел, которая подвигается с востока Украины на запад. Отсутствие полноценного украинского теле- и радиоэфиру, достаточного количества украиноязычных газет, журналов и книжек активно способствуют этому процессу.

Со стороны защиты также было выдвинуто замечание, что употребление русских слов не является русификацией, а лишь возвращением к своему корню. Ведь существуют языковедческие теории, согласно которым, так называемым «древнерусским разговорным» языком был украинский, его обедненный и оболгаренный вариант, называемый «древнерусским книжным языком», взяли за основу северные соседи Руси — московиты. Следовательно, согласно этой теории, современный русский язык происходит от украинского, что ничуть не уменьшает культурную стоимость ни одного языка.

Во время обсуждения присутствуют в зале могли голосовать, бросая к шкатулке один из бюллетеней «Прочь суржик!» или «Пусть живет суржик!». После выступления всех свидетелей присяжные подсчитали голоса.

Суржик как явление поддержало 188 человек, осудили — 223. Вброшенные 2 самодельных бюллетеня не были учтены. В шкатулке нашли 184 подброшенных бюлетней официального образца в интересах суржика. То, что они немного отличались своим цветом (были изготовлены на белой бумаге), учтено не было. Общественность начинает понемногу привыкать к тому, что официально поддельные документы принимают полноправное участие в голосовании, поэтому присутствуют в зале были вынуждены признать легитимность этих бюлетней. Следовательно, окончательное голосование показало: «за» суржик — 372, «против» — 223.

Заслушав обе стороны, приняв во внимание общественное мнение, суд решил признать суржик виновным за статьями 117.1 — изнасилование языка, 196 — подрывная антигосударственная деятельность, загрязнение окружающей языковой среды, 117. 3 растления малолетних патриотов, а также за статьями «промывания мозгов» и «вымывания мозгов». Суд постановил: 1. Считать суржик языковым покручем, инспирированным соседними государствами для духовного уничтожения украинского народа. 2. Запретить к употреблению суржик украинским патриотам и тем, кто им сочувствует».

После того, как судья просмотрел шкатулку с надписью «на подкуп суда», суд внес некоторые коррективы. А именно: «Признать суржик абсолютно невинным языковым покручем, инспирированным соседними государствами. И потому считать употребление суржика личным правом каждого суржиконосителя».

Говорят, что самоусовершенствование — одно из самых сложных для человека заданий. Мусорить на улице или в языковой среде проще, чем следить за собой. А потребность в этом, то есть культурный уровень каждого человека, определяет — что? Да, семья, школа, а еще немного телевизор, бульварная пресса, покетбуки, покемоны, американская мечта, имперская идея да еще много разных факторов, обращать на которых внимание представители ни законодательной, ни исполнительной власти нашего государства не имеют ни времени, ни желание. Поэтому лелейте этот мусорник, здесь пышный овраг, а не грустная пропасть.

Анастасия БОГУСЛАВСКАЯ

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)