Новости культуры и искусства

Письмо запорожцев турецкому султану и его история

Письмо запорожцев турецкому султану

Картина И.Репина «Письмо запорожцев турецкому султану» стала выдающимся событием тогдашней Русской империи и возродила интерес к сугубо украинской истории. Историки до сих пор спорят по поводу существования настоящего письма, интересной является и сама история написания выдающегося полотна Ильи Репина...

Внутренние дрязги и межстаршинская борьба за власть сопровождалась стремлением украинских гетманов заручиться внешней поддержкой. На этот период приходится попытка гетмана Правобережной Украины Петра Дорошенка (1627-1698) заручиться турецким союзничеством с целью объединить под своей булавой обе части Украины. Но против такого союза с извечным врагом православной веры решительно выступила Запорожская Сечь, главой которой на то время был кошевой атаман Иван Сирко, который прослыл успешными походами против турков и татар. Поэтому после нескольких удачных походов на Левобережную Украину султан Мухаммед IV начал вынашивать планы подчинения опаснейшей силы, что ему противодействовала, — казаков и Запорожской Сечи.

Письмо запорожцев турецкому султану

По мнению историков, именно на этот период и приходится возможное обращение султана Мухаммеда IV к запорожцам и легендарный ответ ему сечевого общества.

С казацких времен существует перевод, за которым турецкий султан Мухаммед IV требовал от запорожцев прекратить набеги на земли своего вассала — крымского хана. Свои требования он изложил в письме, которое было послано на Сечь.

Поскольку казаки не поддавались ни на какое подстрекательство, султан решил неожиданным ударом разрушить Сечь и покончить с казачеством. Осенью в 1674 г. с Константинополя до Крыма было отправлено 15 тыс. лучше всего подготовленных янычар. Они вместе с крымской ордой и должны были тайно осуществить план султана. Как только замерзали реки, 15 тыс. янычар и 40 тыс. крымской орды во главе с ханом отправились в Украину. Поход оказался неудачным. 13500 турков было убито, 1500 убежало, 150 взято в плен. После этого боя Сирко собрал совещание казаков, которое решило: за то, что хан «как вор, залез ночью в Сечь» и хотел ее разрушить, — отомстить ему. Летом в 1675 г. 20 тыс. казаков во главе с И.Сирком отправились в Крым, разбили отдельные военные отряды хана, освободили многих пленных, захватили часть татар и турков, успешно вернулись в Сечь. Отсюда кошевой Сирко якобы и написал хану полунасмешливое письмо. О чем писали почти все историки, которые так или иначе вспоминали «казацкую переписку с султаном».

Письмо запорожцев турецкому султану

К величайшему сожалению, в архивах не сохранилось оригинала этого широко цитируемого письма — ответ запорожцев турецкому султану. Возможно, такого письма в действительности никогда и не существовало Первым выразил это мнение проф. Д.Яворницкий — исследователь истории запорожского казачества.

В пользу этого утверждения историки приводят несколько аргументов: во-первых, ни об одном письме запорожцев нет ни одного упоминания в султанских архивах, в которых вели педантичный учет всей дипломатической почты. Кстати, ни в стамбульских, ни в варшавских архивах не найдено еще одного обидчивого листа султану, подписанного польским королем Сигизмундом III. Дошел до нас этот «документ» только в казацкой летописи Самийла Величка, а следовательно, его также написали казаки, не собираясь отсылать адресату. Во-вторых, письма запорожцев, что их получили правители других государств, засвидетельствовали, что они, даже в гневе, избегали в дипломатической переписке таких эпитетов, как «палач», «свинья», «собака». Их казаки позволяли себе как раз в популярных тогда пародиях на документы. В-третьих, настоящий документ не мог иметь стольких вариантов, сколько их имеет «Письмо запорожцев». Да и подписали их разные авторы (атаман Захарченко, кошевой Иван Сирко, просто «низовые казаки»), адресованные разным султанам (Осману, Ахмету III, Ахмету IV и другим), датированные разными годами.

Письмо запорожцев турецкому султану

Поскольку в датированном 1600 г. вариант адресован Ахмету III, который правил в XVIII ст., а в датированном 1619 г., записано из устных переводов в ХIХ ст., поэтому Г.Нудьга пришел к заключению, что самый давний вариант «Письмаа запорожцев турецкому султану» создан в 1620 г., то есть 380 лет тому. А самым популярным произведением украинской литературы за пределами нашей страны его можно признать хотя бы потому, что впервые «Письмо запорожцев». напечатали в 1683 г. в Вене (немецким языком), чтобы добавить вдохновение защитникам австрийской столицы от огромного турецкого войска. И, подбодренные чувствительным «Письмом запорожцев турецкому султану», виденцы сражались до тех пор, пока шляхтич Юрий Кульчицкий из-под Самбора не пробрался сквозь позиции врага к австро-польско-козацкому войску с известием, что истощенные голодом защитники Вены нуждаются в помощи. Поскольку о Кульчицком известно, что он был переводчиком, то, вероятно, что именно его благодарим за первый перевод «Письма» иностранным языком. Еще до того, как его напечатали в 1843 г. украинским (как приложение к «Истории Малороссии» М.Маркевича), он вышел в 1841 г. польским (в журнале «Львовянин»). Стихотворный перевод «Письма» французским выполнил сам Гийом Аполлинер, английской — канадка Флорин Лайвсей, а русские с него «списывали» в 1637 г. Собственное письмо туркам донские казаки.

Письмо запорожцев турецкому султану

Следовательно, такого письма ни султан казакам, ни казаки султану не писали. Запорожцы хотя и имели твердый норов и острый язык, однако в письмах, которых сохранилось немало, были дипломатическими и высказывались достаточно деликатно и сдержанно даже в минуты гнева. Письмо султана и ответ ему являются творением литературно-канцелярской казацкой среды конца XVII ст. Достаточно острые и чувствительно-обидчивые высказывания, которыми написано известное письмо, не отвечают тогдашним правилам дипломатии. Тогдашняя переписка между казаками и царями, султанами, королями велась латинским языком с соблюдения всех требований дипломатического этикета с соблюдением правил учтивости, а необходимость ведения делопроизводства латинским языком не было каким-то препятствием для запорожцев. В те времена латинский язык знали не только канцеляристы Сечи и гетманы, но и казацкая старшина.

Все это не может отрицать факта, что запорожское казачество, которое любило крутые шутки и остроты, могло в минуты развлечения складывать такие въедливые письма к своим врагам, но вряд ли их посылали куда-то дальше Сечевого Коша.

Впервые о письме запорожцев И. Репин услышал в 1878 г., когда находился в живописном имении Абрамцева под Москвой, что принадлежал известному русскому меценату С. Мамонтову. У гостеприимного и приветливого хозяина, который увлекался искусством, часто собирались талантливые писатели, ученые, художники и артисты. Как всегда, вечером они разговаривали об искусстве, пели, играли и читали свои произведения. Именно здесь, на одной из таких встреч, Репин и услышал от известного художника и искусствоведа М.Прахова историю о письме запорожцев к султану. И. Репин, будучи человеком творческим, сразу же представил себе, как запорожцы складывают письмо, представил этот смех от чувствительных, соленых шуток и карандашом начал вырисовывать запорожцев, которые покатываются от хохота. Современные художники также рисуют, или вырезают картины на тему запорожского письма, заказать картину Казаки пишут письмо турецкому султану можно на сайте ornamentum.bиz. Резная картина запорожского письма придает обьем и реалистичность шедевральной картине Репина, она как будто получила вторую жизнь в руках современных художников.

Письмо запорожцев турецкому султану

Идею Репина поддержали его друзья, а историк М. Костомаров, который изучал запорожских рыцарей, специально создал маршрут, чтобы Репин собственными глазами увидел места Запорожской Сечи, собрал нужный материал и отыскал характерные типы для своего рисунка. На первом эскизе картины Репин сделал надпись «Запорожцы пишут ответ Султану Мехмеду ИV», но дело пришлось отложить из-за недостатка исторического материала.

За разработанным М.Костомаровым маршрутом, весной в 1880 г. И.Репин вместе с юным художником В. Серовым попутешествовал на Запорожье. Долго они ходили по острову Хортица, находя медные пуговицы, бляхи, старинные деньги, пороховницы и ржавые сабли. Дальше Репин отправился по следам сечевиков в два живописных села — Капуливку и Покровское.

Осенью в 1880 г. Репин вернулся в Москву. В октябре того же года к его мастерской пожаловал известный русский романист Лев Толстой. Лев Николаевич отметил, что это, пока что, лишь этюд, который отображал случайный эпизод жизни запорожцев. По мнению писателя, замысел должен быть намного шире, более значимым. Нужно было, чтобы в произведении было отбито главное мнение художника-реалиста: высокое чувство национального достоинства и гордости, непобедимый запорожский дух и его сила.

Справедливые и умные замечания Толстого, которые художник принял с искренней благодарностью, заставили Репина задуматься, и он сразу же взялся переделывать эскиз. Талантливый художник увеличивает формат произведения и количество действующих лиц, переставляет отдельные фигуры и создает изображение казацких собраний.

Уже был создан и эскиз картины, но для большого полотна ему многого недоставало.

1886 г., на отмечании 25-х годовщин со дня смерти поэта Т. Г. Шевченко, Илья Ефимович впервые знакомится с известным исследователем запорожской старины Дмитрием Яворницким. Илья Ефимович, увидев молодого историка, как только тот прибыл на вечеринку, подошел к нему. Крепко пожав друг другу руки, они сели рядом и между ними завязался непринужденный и искренний разговор. Непринужденным поводом к разговору и знакомству стало славное письмо запорожских казаков к турецкому султану. Репин рассказал Яворницкому, что хочет нарисовать запорожцев, которые собрались на совет и составляют ответ турецкому султану на его грозный лист.

Земляки начали говорить об Украине, Запорожской Сечи, а также расспрашивали друг друга о том, кто над чем работает.

Они оба родились и выросли на Харьковщине, тогдашней Слободской Украине, где еще в народной памяти жилы воспоминания о славных казацких временах.

В поисках новых впечатлений Илья Ефимович поехал и на Кубань, где жили потомки запорожцев. Именно во время этого путешествия, вместе с Дм. Яворницким, он однажды встретил казака-станичника Василия Олешка, в чертах лица которого он увидел прообраз героя своей картины — Ивана Сирка. В музее Кубанского войска выполнил ряд рисунков-копий из старинных казацких портретов; в станице Пашкивский делал портретные зарисовки.

Яворницкий стал активным советчиком художника в роботе над запорожской темой, помогает ему глубже выучить жизнь и быт народа. Новый колоритный типаж, блестящие экскурсы Яворницкого в историю Сечи и очерк о легендарном кошевом Иване Сирко — также земляка Ильи Репина из Мерефы, написанный специально для Репина, дали импульс дальнейшей роботы над этой темой.

Собранные материалы дали возможность создать огромный фонд художественных эскизов. Корней Чуковский вспоминал, что Репин имел в своих альбомах несколько сот этюдов в «Запорожцы», большинство из которых впоследствии попали за границу, откуда назад не вернулись.

С каждой поездкой по местам казацкой славы, робота над картиной возобновлялась, а художник работал с большей энергией и запалом.

В своих рисунках он воссоздал черты воли, естественный ум, отвагу, величие и юмор. К своему альбому Репин сделал зарисовку могилы Ивана Сирка в селе Капуливцы.

Скоро Репин приглашает Дмитрия Ивановича к себе, в мастерскую, чтобы показать ему эскиз величественной картины. Он побаивался критики такого знатока Запорожской Сечи, как Яворницкий.

Первая встреча, о которой они заранее договорились, волновала обоих: Яворницкому хотелось скорее увидеть степных рыцарей, а Репину хотелось узнать, что скажет знаток Запорожской Сечи.

С первой же точки зрения картина понравилась Яворницкому. Он искренне хвалил автора за удачный сюжет и его чудесный замысел: «Святое дело вы делаете, дорогой Илья Ефимович. Пишите большую картину»!

Осмотрев картину, Дмитрий Иванович предложил Репину все, что было нужно для создания этой картины: книги из истории запорожских казаков, свою коллекцию оружия, жупаны, сапоги, трубки, сулию с горилкой, которую выкопал в запорожской могиле и даже череп, найденный на Чортомлицкой Сечи. Историк отдал фото запорожского флага, днепровских порогов, потомков запорожцев. Однако рьяный историк этим не ограничился, помогая создать картину, которая так ему понравилась. Он приводил к художнику своих земляков и знакомых, которые позировали художнику. Это была самая главная и дорогая помощь Репину

Следовательно, чувство гениального художника и человека, который вырос в Украине, помогло Репину отобразить в «Запорожцах» дух нации, ее менталитет. А восторг и уважение, которые он чувствовал к этому рыцарскому народному ордену, воплотились в оригинальный многофигурной композиции — в которой проявляется суть запорожской вольницы. Показывая запорожцев в момент самого высокого проявления их жизнелюбия и бесстрастности, Репин раскрывает настоящую стихию народных характеров, дух рыцарства и общества, присущий казакам. «...Ну и народ!!!...Председатель оборотом идет от их гама и шума, с ними невозможно расстаться, — писал Репин Стасову, — веселый народ. Чертовский народ»!

Легендарное «Казацкое письмо» будет иметь еще свое историческое продолжение в картинах и художественных произведениях.

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)