Новости культуры и искусства

Скудный ручеек украинской мультипликации пересыхает

Рубрика: Изобразительное искусство -> Кино и ТВ
Метки: | | |
Пятница, 11 ноября 2011 г.
Просмотров: 3732

союзмультфильм

Искусство мультипликации правдиво, как вымысел, и невероятно, как сама жизнь. Реальное в нем сочетается с невероятным, и невероятное становится реальным.

В реальной жизни нет черновика, происшедшее невозможно исправить, вернуть назад, так бывает только в фильмах и компьютерных играх, где можно перейти на другой уровень. Реальность более суровая и не такая простая как игра. Мультфильмы - это определенная псевдореальность как для взрослых, так и для малышей.

Иван Иванов-Вано, режиссер, один из основателей советской мультипликации. Авторские мультипликационные фильмы отечественных мастеров из года в год получают призы на престижных международных фестивалях. В то же время украинская анимация "загибается".

советские мультфильмы

Мультяшное “вчера”

Природа мультипликации глубоко национальна и уходит корнями в народное творчество — в сказки, басни, легенды и народные песни. Отпечаток, который накладывала та или иная народность на создаваемое ею искусство, проявляется,и в изобразительном ряде мультфильма, в частности, в игре и движениях придуманных художником персонажей, и в представлениях о смешном.

Советская анимация начала развиваться в 1920-е годы в Москве, постепенно распространившись по всем союзным республикам. Ранняя анимация Советского Союза имела яркий национальный окрас, поэтому мультфильмы украинские никогда не спутаешь с грузинскими или, например, казахскими. В Украине первый мультик был создан в 1927 г. на Одесской киностудии. Это была “Сказка о соломенном бычке” режиссера Вячеслава Левандовского. К сожалению, свет увидели лишь 10 мультфильмов, дальнейшее развитие украинской анимации было приостановлено войной. Возрождение ее началось только в конце 1950-х годов.

Но вернемся к первым шагам советской мультипликации. В 1933 г. в Москве произошли события, во многом определившие путь анимации на долгие годы, — впервые прошел фестиваль американских фильмов, где, в частности, был показан “Пароходик Вилли” — первый в мире звуковой мультфильм с придуманным Уолтом Диснеем героем Микки Маусом. А в 1936 г. была создана студия “Союзмультфильм”, сотрудники которой получили указание делать фильмы, подражающие диснеевской мультипликации.

Был даже такой лозунг: “Создадим своего, советского Микки Мауса!”. И это при том, что традиция американской мультипликации идет от комиксов, тогда как славянской — от фольклора. И только в начале 1960-х годов “Союзмультфильм” свернул с диснеевского пути. В эти годы был создан “очаг украинской мультипликации” — Киевская студия научно-популярных фильмов “Киевнаучфильм” (1959 г.), а в 1960 г. на ее базе начало действовать Объединение художественной анимации. Учитывая диснеевский опыт “Союзмультфильма” и отслеживая развитие мультипликации в Польше, Румынии, Франции, украинская анимация постепенно вырабатывала индивидуальный изобразительный и повествовательный язык.

Большую роль в “возмужании” отечественного иллюзорного искусства сыграла загребская школа мультипликационного фильма. Творчество художников студии “Загреб-фильм” (Хорватия, основана в 1953 г. — Ред.) было диаметрально противоположно диснеевскому — в своих мультфильмах они уходили от “развлекаловки”, обращаясь к вопросам философии и морали. “Человекообразным” классическим формам изображения персонажей они противопоставили условные выразительные средства.

Из их мультфильмов “ушли” тексты и диалоги, которые заменили музыка, восклицания, шумы, междометия, что сделало их универсальными для восприятия. Короткометражность фильма требовала броской и максимально лаконичной основной идеи. Острота и злободневность тем, гротеск — вот то, что отличало работы загребской школы и к чему стремились мастера студии “Киевнаучфильм”. “Cтудия собрала много разных художников, что сделало нашу анимацию разновекторной”, — вспоминает режиссер мультипликационных фильмов Евгений Сивоконь, который вместе с Давидом Черкасским и Владимиром Дахно стоял у истоков украинской мультипликации. Евгений Сивоконь занимался притчами.

Его картину “Человек и слово” украинский киновед Борис Крыжановский в 1981 г. назвал одной из лучших работ в современной мультипликации. А визитной карточкой украинской мультипликации стали фильмы о приключениях трех казаков, созданные Владимиром Дахно. Пик развития “Киевнаучфильма” пришелся на конец 1970-х — начало 1980-х годов, когда студия стала делать до 15 рисованных и кукольных фильмов в год. Однако уже в конце 1980-х — начале 1990-х годов начался спад производства, которое вскоре и вовсе остановилось.

Сделано руками

Многие украинские мультипликаторы из-за отсутствия работы меняли род деятельности, кто-то начал вещать новости спорта, а кто-то вообще уехал за рубеж. Среди них и бывший сотрудник студии “Киевнаучфильм” аниматор Сергей Кушнеров. На рубеже 1980-х — 1990-х годов на студии почти не было мультфильмов, к созданию которых он не приложил бы руку. К примеру, более половины сцен в “Острове сокровищ” Давида Черкасского созданы им.

Позднее г-н Кушнеров дебютировал в качестве режиссера нескольких короткометражек, а в 1992 г. выиграл конкурс, проводимый Роем Диснеем, племянником Уолта Диснея, и уехал работать в Америку на DreamWorks Pictures в качестве аниматора и супервайзера. Анимация в таких картинах, как “Мадагаскар”, “Фантазия 2000”, “Принц Египта” и “Путешествие Синдбада”, — его рук дело.

Но некоторые мультипликаторы продолжали жить и работать в Украине. При этом они считали удачей, если перепадали кое-какие заказы на студиях Польши и Болгарии. “Я зарабатывал там деньги, на которые мог прожить год-два, возвращался и работал на те три копейки, которые Министерство культуры выделяло или не выделяло”, — вспоминает Евгений Сивоконь.

Как тогда, так и сейчас, основу украинской мультипликации составляют короткометражные (продолжительностью 5-30 мин) авторские некоммерческие ленты, созданные по заказу Минкульттуризма. Сегодня этот жанр изобразительного искусства сталкивается, как минимум, с тремя основными проблемами. Первая — процедура получения бюджетного финансирования на создание мультфильма — когда “культурные” чиновники решают, насколько тот или иной проект интересен государству.

Вторая — порядок поступления выделенных средств — их не дают конкретному художнику, а перечисляют на счет студии “Укранимафильм” (г.Киев; производство художественной анимации; с 1990 г.), где большую часть и так тощего бюджета съедают огромные накладные расходы и налоги. В результате до творческой группы доходит примерно треть первоначально выделенной суммы. Например, на 8-минутный фильм Евгения Сивоконя “Засыплет снег дороги” было выделено около $100 тыс. (курс в период создания мультика — лето 2008 г. — 4,85 грн./USD. — Ред.). Собственно на картину ушло $32 тыс.

Однако и этот скудный ручеек периодически пересыхает, и мультпроизводство консервируют. Так, съемки последнего фильма мастера “Спаси и сохрани” растянулись на три года… И третья проблема — авторские права на мультфильмы, созданные на бюджетные деньги, принадлежат государству. И жизнь многих лент заканчивается на полке, так как их продвижением никто не занимается.

Неудивительно, что на “Укранимафильме” продолжают трудиться лишь старые мастера. “За очень маленькие, просто смешные деньги, на голом энтузиазме”, — говорит молодой режиссер анимационных фильмов Анатолий Лавренишин, успевший уже получить ряд призов, в том числе и на международных анимационных фестивалях. Месячная зарплата режиссера высшей категории на “Укранимафильме” — около 1,5 тыс.грн. А стоимость 1 мин мультика (прорисовывание последовательности действий персонажей, их раскрашивание в компьютере), который наши художники делают для зарубежных студий, составляет $200-500.

В мире некоммерческое авторское короткометражное (фестивальное) кино существует либо на гранты, либо на дотации государства. Оно неприбыльно, но “работает” на имидж государства. Украинскую школу мультипликации на Западе хорошо знают. Из года в год авторские фильмы наших мастеров получают призы на престижных международных фестивалях. И это несмотря на “впечатляющие” условия, в которых им приходится работать. Например, пластилиновый мультфильм Степана Коваля “Шел трамвай №9” получил “Серебряного медведя” на 53-м Берлинском международном фестивале в 2003 г.

Создавался он в неотапливаемом помещении студии “Укранимафильм”, где режиссер разминал замерзший пластилин замерзшими же руками. А Евгений Сивоконь, правда, по собственному желанию, продолжает работать с пленкой и пользоваться съемочными и монтажными столами. Хотя студия уже компьютеризировала производство и пытается из-за дороговизны пленки “перевести” мастера на “цифру”. Фильм “Спаси и сохрани” он создавал в классической диснеевской технике рисунка на целлулоиде (гладко залитые поверхности Дисней раскрашивал специальными красками).

Только, в отличие от Диснея, Сивоконь хотел добиться живой фактуры. Для этого каждый целлулоид он обрабатывал шкуркой, после чего рисовал на нем цветными карандашами. Режиссер анимационных фильмов Александр Бубнов, известный такими короткометражными лентами, как “Клиника”, “Последняя жена Синей Бороды” (созданы для западного рынка), а также “Шерлок Холмс и д-р Ватсон” (рассчитан на зрителя из бывших республик Советского Союза), искренне удивляется: “Как они делают кино?!”.

Аниматорам приходится искать иные способы создания мультипликационного кино. Так, Александр Бубнов, который три года не может найти средств на вторую часть своего “Холмса”, в отчаянии обратился за помощью к читателям своего “Живого Журнала” в интернете с просьбой выступить меценатами. Взамен пообещал всех “жертвователей” упомянуть в титрах, а мультик — выложить в свободный доступ в интернет. На 20-минутный фильм ему необходимо $70-80 тыс. Эта “затея” уже получила название “народное кино”.

В перерывах же между фильмами Александр Бубнов, как и Анатолий Лавренишин, работает над рекламными роликами и компьютерными играми. Идеальным вариантом для себя г-н Лавренишин считает “организацию студии, позволяющей зарабатывать деньги на изготовлении коммерческих проектов, чтобы снимать авторские фильмы”.

Мультиконвейер

Наряду с некоммерческой анимацией на Западе развито и производство коммерческих мультпродуктов — сериалов (для телевидения) и полнометражных фильмов (для кинотеатров). Зачатки этого уже появились в России. “Там, например, был снят полнометражный анимационный фильм “Илья Муромец и Соловей-разбойник”.

Хотя мне сложно говорить, имел ли он коммерческий успех”, — рассуждает исполнительный директор киностудии “Ялта-Фильм” (г.Ялта; производство телесериалов, художественных и анимационных фильмов; с 2003 г.) Олег Малишевский. По информации же создателей мультика, в российском прокате он собрал $10 млн при затраченных $3 млн.

В Украине коммерческой анимацией занимается франко-украинская студия “Борисфен-Лютес”. Она производит сериалы и полнометражные ленты для западного рынка, откуда, собственно, и поступают заказы и финансирование. А выполняют эти заказы украинские художники. “Мультфильмы Франция будет продавать Англии, Германии, Испании, Италии, США, Канаде… Потому что там сериал купят за EUR600 тыс., а здесь за него дадут EUR20 тыс.”, — объясняет директор студии “Борисфен-Лютес” (г.Киев; производство анимации; с 1991 г.) Тома Дигар.

Распределение обязанностей таково: подготовка сценария, раскадровки, разработка персонажей делаются во Франции, а задача украинской стороны — мультипликат. Через “Борисфен-Лютес” прошли многие отечественные мультипликаторы. “Но это конвейер, простое зарабатывание денег”, — считает г-н Лавренишин.

Пока в Украине можно говорить лишь о двух полнометражных проектах, выход которых запланирован на следующий год. Это рисованный фильм “Похождения бравого солдата Швейка” киностудии “Ялта-Фильм”. Он обошелся создателям в $2 млн, работы над ним продолжались два года. Второй проект — первый украинский 3D-мультфильм “Никита Кожемяка” производства студии “Карандаш” (г.Киев; 3-D анимация; с 2006 г.), создание которого заняло полтора года. На мультик было потрачено EUR3 млн, профинансировал его Банк регионального развития.

Захват движений

Насколько тотально в технологическом аспекте украинский мультпродукт отстает от мировых аналогов, можно судить по фестивалю медиаискусства Ars Electronica Animation Festival, который приезжает в Киев с 2005 г. На нем, в частности, демонстрируются новейшие достижения мировой компьютерной анимации и визуальных спецэффектов. Так, при создании полнометражных 3D-лент “Беовульф” и “Лови волну!” были задействованы спецэффекты и компьютерные технологии, что доказало возможность решения любых поставленных задач. Экранизировать раннесредневековый англосаксонский эпос, повествующий о герое Беовульфе, взялся режиссер Роберт Земекис.

Одной из главных его целей было достижение максимальной реалистичности в передаче облика персонажей, специфике освещения и воссоздании природных стихий. Так, чтобы добиться органичности движения героев, он использовал так называемую технологию захвата движений. Ее суть в том, что при помощи специальных датчиков, размещенных на телах актеров, абсолютно все их движения передаются смоделированным на компьютере персонажам. Специальные электроды были прикреплены даже на лица актеров, чтобы “снимать” и фиксировать малейшие движения мускулатуры вокруг глаз. Это позволило избежать эффекта “стеклянных” глаз у персонажей.

А вот для создания водной стихии специалистам, работающим над “Беовульфом”, пригодился опыт моделирования волн в фильме “Лови волну!” о серф-соревнованиях пингвинов. Работа над волнами шла поэтапно: создание физического движения водной массы, формы волны, добавление игры солнца на водной глади, пенистых брызг и “барашек”. Степень достигнутой правдоподобности такова, что создается впечатление, будто “мультяшные” пингвины занимаются серфингом на настоящих волнах.

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)