Новости культуры и искусства

Прожектер и фабульщик Алексей Зотиков зовет в «Дорогу домой»

Рубрика: Кино и ТВ
Метки:
Четверг, 23 сентября 2010 г.
Просмотров: 1485

Телевидение, конечно, не самое оптимальное место работы для умного человека, но она полностью может украсить телеканал и досуг телезрителей, если ей туда удастся попасть. Алексей Зотиков — этнограф, историк с достаточно большим телевизионным стажем: Ukrainia в «Телемании» на «1+1», «Дай пять» на телеканале «ТЕТ», «Тайный мир» на Новом, цикл фильмов для проекта Национальной киноматики «Неизвестная Украина», между этими прорывами в телеэфир он когда по полгода, когда по полутора живет жизнью буквоеда в архивах и библиотеках. А затем стремится визуализировать и вербализировать историю, к которой в буквах немногие стремятся приобщиться. Зотиков — фабульщик, он смешивает историю, географию, литературу, этнографию, а в центре всего все равно ставит человека — и знаменитую, и обычную, которая знает всех духов того места, где живет. Новый проект Алексея, который недавно дебютировал на телеканале «Интер», называется «Дорога домой» — это четырнадцать 26-минутных фильмов об исторических регионах Украины: Полесье, Галичину, Буковину, Крым, Закарпатье и тому подобное, — показанных из колес, в формате роуд-муве. Зотиков утверждает, что Украина — это отдельная планета, и по аналогии с длиной экватора Земли пообещал намотать 40 000 километров по Украине, и рассказать нам всем о нашей стране. Важно то, что это не дежурная «туристическая» программа — это авторский проект, культурологический, историко-познавательный, публицистический, в котором автор и ведущий посылает абсолютно прозрачный мессидж: познание своей страны является наиболее доступным путем самопознания.

Без лишнего пафоса можно сказать, что «Интеру» с Алексеем Львовичем повезло. И нам, простым, нормальным зрителям, тоже. Пусть вас не пугают громкие слова — история и этнография, потому что о львовской площади Рынок в программе рассказывает Роман Виктюк, о своих родины охотно говорят Нина Матвиенко, Клара Новикова, Кирилл Лавров, Евгений Станкович, Василий Герасимъюк, Иван Малкович и другие. Несколько программ снято камерой блестящего и титулованного украинского оператора Сергея Михальчука, а режиссером одного фильма был Олесь Санин. Зотиков рассказывает о мольфарах и привидений князей Острозьких, о женщинах, которые стали святыми, изменив пол, и казацких полковников, которые на три недели на год превращаются в волков. Он одевает в кадре рыцарские латы и спускается в соляные шахты. За кадром этого проекта, правда, остается так же много интересного, как и в кадре. Как съемочная группа застряла в болоте, как оператор впустил мобильный телефон в 10-метровую ущелье в Карпатах, как ведущего укусила единственная пчела, что жила в настоящем борте, как они больше десятка дублей снимало стенд-ап около замка Любарта в Луцке.

Этот материал — не рекламный, просто жаль, если «Дорогу домой» пропустят те, кому она адресована...

Дорога на телевидение

— Лет три потому мы собирались ограничиться Киевом, хотели делать проект «Киев-Трофи». Идет речь не о экстрим, а о новом открытии страны, в которой ты живешь. Мы хотели столицу открыть всей стране и проехать 40 000 километров по Киеву — открывать каждый двор, каждую улицу, каждую семью. Это, конечно, была бы страшная накрутка, город вывернули бы наизнанку. Я с этим проектом пришел на «Интер» и при прежнем руководстве был благополучно выставлен на улицу. А год назад нашел «ТНК-Украина» методом сопоставления интересов корпорации с форматом моего проекта.

— То есть на канал ты пришел уже со спонсором?

— Я вовсе не был уверен, на каком канале это выйдет. Я думал, что не нужно хватать звезды из неба, что канал второго эшелона — это именно то, что нужно. Тем более, что каналы второго эшелона у нас так же уже нормально смотрят. Но корпорации нужно было все, или ничего, и их, в принципе, можно понять. И потому возник «Интер», который до сих пор держит пальму первенства за рейтингами. Руководство канала сказало, что 8 минут — это формат, который я им предложил, не их, а их — 26 минут, здесь определены правила.

— Теперь сволочной вопрос, который не понравится спонсору, но я не могу его не поставить. Пафосы и идеология твоего проекта — суперактуальные и со всех сторон

позитивные. Почему же не нашлось украинской бизнесс-структуры, которая бы захотела открывать «Дорогу домой», почему дорогу к своему дому нам опять оплачивают «варяги»?

— Во-первых, позвольте, Валентина, вас кое-что опровергнуть. Дело в том, что в этом году наоборот наблюдается бум проектов такого направления на телевидении: не было ни одного и вдруг три. Я могу со спокойной душой, поскольку я с большим уважением отношусь к коллегам, сказать, что существует проект Василия Илащука «Дорогами Украины», который, кстати, спонсируется Цибухом и Кирпой. Они делают своего рода визитные карточки региона, Сережа Проскурня пишет сценарии. Я очень уважаю Сергея, он и мне помогает, консультирует, в частности он помогал во встречах из VIPами, которые живут в Москве, — Виктюком, Кириллом Лавровым, так что честь ему и слава, и замечательно, что он везде успевает. И второй проект — историческая редакция самого «Интера», где Игорь Чижов сделал «Украинские странствия», вышло 11 программ, но он занимался преимущественно фольклором и мастерами. Мне придется заниматься всем, потому что хочется, не ввиду этого дикого темпа, за 26 минут представить исторический регион. Чижов, кстати, как и я, стал жертвой ночного эфира. Нас поглощает бездна. «И пучина поглотила ея», как в «Формуле любви» было сказано. «Вобщем, все умерли». Мы все оказываемся по ту сторону севера.

Есть тенденция к возникновению и укреплению этого формата, но он существ ует пока в режиме импульсного финансирования, цикличного. По-видимому, это связано с определенным «я» страны, вероятно, с определенным нашим комплексомнеполноценности, следствием которого является недофинансирование. Вот только в настоящий момент, на тринадцатом году независимости, начали привыкать к тому, что мы являемся отдельной планетой. И я могу со спокойной душой сказать, что хотя проект является корпоративным, он не коммерческий и не политический, это позволяет мне дышать свободно.

Но ситуация должна, конечно, меняться, на уровне школ, на уровне вузов. Мы понимаем, что такое школьная программа, университетская и отношение к ней. Я, честно говоря, в школе практически не прочитал ни русскую, ни украинскую классику, может разве отдельные вещи — из русской Маяковского, из украинской — Нечуя-Левицкого. Я не читал только потому, что это была программа, а во мне всегда жил дух противоречия. Должны быть какие-то постоянные мероприятия, которые бы прививали граждан этой страны к ее наследству и непрерывно расширяли и углубляли тот набор паролей, на которые отзывается индивидуальное сознание. Киев — это София, Лавра, подол, обязательная программа. Кто сидит на этих точках, тот является духовным и материальным монополистом в сфере культуры. Там процветает гигантская коммерческая сфера. Но в Киеве есть, например, совсем нераскрытая зона между Кириливским монастырем и подолом — Иорданский женский монастырь. Есть Лысая гора, как ни странно. Я не говорю, что она должна стать центром сатанизма или чего-то подобного, но фестивали народного творчества могут проводиться на Лысой горе, она для этого пригодная.

— А «петушиные слова» ты знаешь, чтобы на Лысой горе проводить такие фестивали?

— На то слово и «петушиное», чтобы быть, как игла, уколотым в нужном месте в нужное время. Его никак нельзя выкрикнуть преждевременно. Есть полностью мистические вещи, которых нужно придерживаться. Как народ строил дом и по-особенному относился к закладкам, к отношениям с мастерами, к монетам, которые кладутся на порог, к петуху, которого нужно зарубить на пороге. Или есть какие-то вещи, которые нельзя говорить через окно или через порог. Или, когда ты кладешь сволок, обязательно нужно так угостить мастеров, чтобы они заложили сволок и углы не на твою жизнь и жизнь твоей семьи (строители всегда были страшными колдунами в Украине), а на петуха, на собаку или кота. Чтобы, в сущности, жертва забрала с собой всю отрицательную энергию, которая ограничивается пространством твоего будущего дома.

То же и любой проект. Я — профессиональный прожектер, есть такая профессия, и с этим уже нужно смириться. Были времена, когда она была одной из самых почтенных,это были времена Ренессанса и барокко, когда прожектер мог быть съеден муравьями или индианцами в джунглях, а мог стать и вице-королем обоих Америк, как это было из Колумбом.

Сквозняки и покровы

— Твое мистическое отношение к жизни, кажется, нашло выход в этом проекте.

— Я бы сказал спокойнее. Не мистическое, к сожалению, я агностик, я верю в непознанность мира, именно поэтому мир для меня — тайна, и человек — тайна, конкретная страна — загадка, местность — загадка, и для меня важно интуитивно установить взаимоотношения с духом данного места и конкретным человеком, который и сама себя не знает. Человек же — невероятно многоканальная и многоуровневая структура, мы настраиваемся на какой-то этаж, а человек сам там у себя отроду не бывала, и мы открываем человеку вот этот ее этаж. То же и с местом. Настраиваемся, вступаем в резонанс, римляне это называли «демон Локи» — демон места, дух, который его опекает, покрывает.

Есть покровы, есть защитные структуры, взаимодействуя с которыми, мы продолжаем свою жизнь, храним здоровье.

Такой проект якобы формулирует, показывает состояние нашей общей сени. Это и люди с интернатовским сознанием, которых немаленький в восточных регионах, и тот же Иван Малкович, который внимательно отслеживает свою генеалогию от ХV века. Я побывал там в Нижнем Березовые и очумел — Малковичи знают себя из 1484 года, а в действительности происхождение там тянется дальше, начиная с бояр балканского происхождения, которые через Киев пришли и были посажены в Покутье. Он знает, что рядом шестьсот лет был хутор Симчичив. Симчич — прекрасный актер, который сыграл в Осины. Какие-то другие — ичи. Вот эти бояре знали друг друга. Есть уникальные села в Украине, которые и до сих пор делящиеся на «благородную» часть и, условно говоря, «хлопскую». Реально все в селе знают, что эти семьи происходят от крестоносцев ХІІІ века. Например, Самбирский район, село Кульчици. Существует мировое землячество потомков тех, кто происходит из этого села. Кульчицки, Бачински — самые известные благородные фамилии в Украине, они все из этого села происходят. Кто такой гетман Сагайдачный? Его настоящая фамилия Кульчицкий. Кульчицкий — это казак, который подарил Австро-Венгрии кофе, — известная история. Профессор, шеф моего деда, — Кульчицкий. У меня есть старший двоюродный брат, с которым мы, к сожалению, не общаемся больше 10 лет из-за какие-то абсолютно глуповатых предубеждений. Его фамилия Бачинский. Когда я увидел портрет другого Бачинского, в 1782 году, который висит во львовской картинной галерее, — это был едва не моего брата фотопортрет, я оторопел.

Есть мощные генетические и духовные линии, которые не перерываются не только возрастами — тысячелетиями. И есть удивительные места, где не происходит размывание наследственности. Вот на Сече, в области Войска Запорожского, это размывание происходило всегда, мы смотрим на Ивана Сирка и видим в нем крымского татарина, его мать была татаркой. Огромную роль в формировании антропологического типа украинца — надднипрянца, как мы привыкли, сыграли татарки-пленницы, которых приводили казаки из набегов. Есть «сквозные» места, где ничего не задерживается, и это видно, а есть какие-то ячейки, даже в середине этих «сквозняков», как, например, Петриковка.

И есть люди, которые получают кайф от игры, люди играющие, мы возвращаемся с тобой к «игре в бисер». Люди, которые получают удовольствие от игры ценностями, от передачи, от открытого общения в кругу тех, через кого эта энергия не идет в землю, которые не являются людьми-сквозняками, людьми-форточками, но людьми-передатчиками. Какие могут подключиться к этой системе, работают в резонансе и понимают, хотя бы интуитивно, зачем это им нужно. Какие умеют, условно говоря, переделывать солнечную энергию человеческого общения в хлорофилл собственного роста и отдавать этот хлорофилл окружающей среде. Остальные в той или иной мере этой способности или не имеют, или потеряли, или раздавленные средой. Почему-то солнечный свет у них превращается в дерьмо.

В Украине есть Раи и Ады, свои Курильские острова и Тайвань

— Какие ты можешь назвать позитивные места в Украине и самые темные с того, что ты уже проехал?

— Перевередов — это абсолютно конкретно темное место, это Ровенская область около Берестечка. Считается, что церкви относились лишь в духовных местах, в красивых.

В красивых — возможно, но церкви, в первую очередь, относились в местах энергетически тяжелых, грязных, чтобы их облагородить, канализировать эту энергию, подавить.

Район Перевередова — это ужасное место, там недаром разбили казаков, там недаром куча людей утонули в болотах. Ужасная геопатогенная зона. Так вот, на этом месте стоит обелиск, братская могила и храм. И все равно там каждая неделя дерутся машины. Ну поворот плохой, но он не такой уже крут, и покрытия время от времени кладут, это все недаром. Человек, который там откроет автосервис, быстро озолотиться.

Есть зоны высокоэнергетические по модулю, а знак задается людьми. Когда начинают вдоль дороги делать разрез в 60 километров длиной, когда на глубине километра уже идут красные дымные слои, когда землю, прости, грязно имеют, то она и возвращает все в том же духе. У нас, в Украине, есть рай и есть ад, в буквальном смысле этого слова — есть места, названные раями и названы пеклами или адами. Есть полуостров Ад на карте — это Перекоп, район Армянска. Полуостров удается в Сиваш, именно из него была осуществлена в первую декаду ноября 1920 года удачная атака на укрепление Врангеля Красной Армией. На полуострове стоит завод анилиновых красок. Мало того, что это уникальная степь, которая сам по себе цветной, его еще пакостят несколько десятков лет этим анилиновым заводом, и он зелен, красен, желт — красота невероятная, но это красота ада. Два загонных княжеских замка на левом берегу Днепра назывались раями, один из них — на Трухановом острове.

А в дельте Дуная был огромный остров, как Атлантида. В настоящий момент он рассыпался на больше, чем тысячу островов, есть и большие, как остров Кубанский, есть там полуостров Тайвань и крошечные Курильские острова. И этот архипелаг похож на маленький ряд планет, описанную Сент-Экзюпери в «Маленьком принце». На одном острове живет с бабой почетный пограничник, который 60 лет занимается тем, которое ловит нарушителей границы. У него вся грудь в значках, три зубы, он настоящий самурай пограничного дела. А на соседнем острове живет второй дед, который солит сомов, называет гебистом, стукачом этого почетного пограничника, у гроба видел любое государство, он сам по себе, он самодостаточный. Только когда Дунай замусорят так, что уже рыба вся всплывет, вот тогда умрет среда, в которой живет этот дед.

— То, что ты рассказываешь, об истории, географии, обычаях, людях, оно объемно, интересно, загадочно, но и реальность, которая существует в телевизоре, в рекламе, в журналах, навязанная с помощью ряда манипулятивных технологий, она настолько плоская, что и жизнь кажется такой технологической, нудной, серой и неинтересной.

— В прямом моделировании такой реальности, в направленном манипулировании сознанием и является наибольшая проблема. Я ничего не проповедую, я не менеджер

Господа Бога, забудьте то, о чем я говорил, но утром выйдите и поинтересуйтесь хотя бы, в каком году построенный карниз, который может упасть этого утра вам на голову.

«Дорога домой» выходит дважды на месяц по средах в 00.15 на канале «Интер». Третий фильм — «Карпаты» — можно увидеть 10 декабря.

Валентина КЛИМЕНКО

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)