Новости культуры и искусства

«Третий глаз» для дамы из райкома

Рубрика: Литература
Метки: |
Четверг, 30 сентября 2010 г.
Просмотров: 1006

Историк и священник Юрий Мицик о советском атеизме и постсоветской вере у колдунов

Возможно ли постичь историю как целостность, как мудрую книгу уроков, писаную диалогом Творца и людей, если не осветить ее для себя самих зрением совести? То духовное «внутреннее» зрение у постсоветских людей остается нетренированным, пробелы в знаниях о невещественном мире до сих пор не заполненные.

Суть как классического искусства, основанного на христианском вероучении, так и истории человечества остается недоступной, заблокированной атеистическими стереотипами. Массовая литература, телепрограммы, школьные учебники в Украине сегодня упрямо продолжают исключать знание о душе. О том, какие плоды вызревают из цветочков атеизма, — наш разговор с доктором исторических наук, профессором кафедры истории НАУКМА, завотделом Института украинской археографии и источниковедения имени Михаила Грушевского, священником Юрием Мициком.

— Отче Юрию, много ли, по вашему мнению, современных украинских ученых имеют христианское виденье истории? Или по крайней мере интересуются нематериалистическим взглядом на эту науку?

— Я думаю, что мало. Хотя большинство является «стихийными» православными. Взгляды у наших современников достаточно пестры, мы все вышли из советской шинели. Новое поколение только нарастает. Я чувствую, как сегодня мы учимся смотреть на историю украинскими глазами. Что касается христианского виденья — она намного более слаба. Коллеги пренебрежительно относятся к религии. Скажем, на конференции, посвященной Петру Могиле, одна госпожа из России убеждала, что

священники в XVII веке «проповедовали мракобесие».

Она отыскала какой-то архивный документ, в котором шла речь о церковном обряде, осуществленном с незначительными ошибками. На замечание, что не следует на одном примере делать такой жесткий вывод, она молвила: «Вы говорите, как клерикал, а я — как ученый». Во многих упоминание о религии вызывает какое-то сопротивление. Они не понимают, что наука и религия не противоречат друг другу. Выдающиеся люди, в подавляющем большинстве, были глубоко верующими. А в одном из псалма Давидовы говорится, что когда Бог не стоит при построении дома, то зря работают строительные.

Вообще нет единственного рецепта написания истории. О коллективизации по-разному напишут тот, кто ее проводил, и тот, кого раскулачили или морили голодом, — а именно таких подавляющее большинство. А как оценивать события 1917-го? За два следующих года из 2000 православных священнослужителей процентов 60 физически истребили. Дальше было убийство миллионов, геноцид.

Советский Союз — это действительно была безбожницкая «империя зла». Это даже в символике оказывалось, в построении ленинских постаментов на кладбищенских плитах — то ли православных, или католических, иудейских ли.

— Исследовал ли кто-то из научных работников период атеизма: каким образом проводили «безбожницкие» лекции, кто и какая психотехника, тексты и наглядность разрабатывали для того, чтобы поселить в сознании людей негативный стереотип относительно религии да еще и зафиксировать его надолго?

— Студентам всех факультетов читали курс научного атеизма. Курсы мировой истории, истории СССР, КПСС, и не только истории пропитались идеями атеизма. Когда я имел педагогическую практику в школе, учительница меня наставляла: «Будете читать Египет, то подчеркивайте, что жрецы были мракобесами, дармоедами». В теме о Киевской Руси не следовало вспоминать о том, как поднялись культура и престиж страны с принятием христианства, нужно было отмечать, что церковь помогала эксплуатировать трудящихся. Это красной нитью проходило во всех школьных учебниках.

А искусство! Вы посмотрите фильмы, которые тогда были, — «Иванна» (Львовская студия), где «мракобесами» показанные униаты. «Тучи над Борском», где высмеивали баптистов. Один из первых советских фильмов — «День святого Йоргена», где играл молодой Иллинский, который потом в этом каялся. И таких лент была масса, каждой конфессии досталось. Единственный более-менее цивилизованный образ священника вспоминаю в картине «Все останется людям», где он говорил: «Но что же вы делаете, вы души оставьте нам», а Черкасов в роли академика Дронова отвечал: «Что там вы, у нас семилетний план!» Посмотрите советские оперетты — там по сценарий, если нужно было соблазнить девушку, то обязательно монашенку.

А почитайте художественную литературу, хотя бы Ильфа и Петрова — они вывели придурковатого «отца Федора», который маялся в погоне за чужими сокровищами. И Козлевичу досталось, какого «ксендзы охмуряли». А та фраза, которая стала «крылатой»: «Вы не в церкви, вас не обманут!». Или же «Почем опиум для народа?», как спрашивал Остап Бендер. Была масса книжек, выдержанных в духе тогдашних карикатур, — «кулак» с обрезом и поп из косичкою — «пособники царя» и «враги революционной власти».

Рецидивы этого чувствуются и сегодня. Скажем, КВК по телевидению — звучит музыка

«Эмануэль», и все студенты раздеваются. Или же студенты танцуют канкан, одетые в монашеские рясы...

— А сегодня почему так? Ведь никто уже не принуждает высмеивать «пережитки», никого не исключают из партии за посещение церкви...

— Это по инерции. Государство остается атеистическим. Несколько лет назад я повел коллегу из Японии в Днепропетровский театр на представление «Сорочинский ярмарок». У Гоголя там ухаживает за Солохох дьячок — светский человек, школьный учитель. А в представлении бегал поп, голый по пояс, пьяный, крест болтается ниже пупа... У Гоголя был эпизод, а здесь — большая часть действа. Это все очень сильно «въелось».

— СССР вкладывал в пропаганду атеизма значительные средства. Теперь ли государство Украина финансирует «раскодирование» своих граждан?

— Атеизм советского образца сегодня плавно перешел в оккультизм и в тоталитарные секты.

Посмотрите на вчерашних секретарей компартии. Скажем, одной даме, которая была замом из идеологии райкома партии, недавно открыли «третий глаз». Шарлатанов полно на телевидении: ворожеи, те, которые «заряжают» воду, последователи Кашпировского, Чумака. Посмотрите, сколько в Киеве сект. Стенды Киево-Могилянки и других вузов заклеены их афишами. Где же государство? В Монголии и то есть ограничение на такие вещи. В школе ничего не напоминает о том, что есть Бог.

Вопрос о преподавании детям Закона Божьего вызывает какое-то подозрение. В то время в учебниках из валеологии находим и заказывание, и магию, и «чакры» — полный набор «оккультной премудрости».

Как же Минобразования, которое провозглашает отделение церкви от школы, допускает, что оккультизм прорывается на страницы учебников? И это еще не все. Мы знаем, что тоталитарные секты любят посещать школы и особенно интернаты. Взятка завучу, директору — и работают «на полную катушку». Представьте себе, есть секты, которые утверждают, будто наша родина — Корея.

Исследователи анализировали, что, кроме УПЦ (КП), УАПЦ, греко-католиков и нескольких не очень радикальных протестантских церквей, все «впритык» не видят Украину. Они или полностью космополитические, или ориентируют нашу молодежь на ценности Америки, Китая, Индии или России.

Церковь у нас до сих пор рассматривают как врага или по крайней мере как негативную силу. Вот два месяца тому назад показывали чемпионат Украины из стриптиза. Если бы была уважаемая церковь, то, несомненно, прислушивались бы к ее негативной в этом вопросе мысли. Должна быть общая комиссия основных и исторических конфессий — православных, католиков, иудеев, мусульман. Это не так сложно, было бы элементарное желание. А вот этого желания власть не обнаруживает. Людей оставляют один на один с их мировоззренческими, духовными поисками. Известные ученые временами не понимают простые религиозные понятия. А журналисты, бывают, пишут странные вещи: «На могиле отслужили молебен», не зная, что молебен — это за здоровье, а на могиле служат панихиду. Праздники возводят к «прогнозам погоды»: «Если будет тепло в этот день...», рассказывают не о духовной сути православного праздника, а о связанных с ним суевериях.

— Но кому же доносить до людей духовные знания, как ни священникам?

— На телевидение нас приглашают перед Пасхой, Рождеством случается, еще перед Крещением.

Это, как правило, 5—10 минут. Зато постоянно на телеэкранах — Глоба, оккультисты, знахари. РПЦ прорывается на экраны больше. Но проникается борьбой не с сектами, а с Киевским патриархатом.

— А как вы пришли к церкви?

— Многие из знакомых удивились, когда я стал священником. Я из семьи верующих. И хотя был в комсомоле и партии — не прочитал студентам ни одной антирелигиозной лекции. В 1978—1979 годах я был на стажировке в Польше и понял, что я как верующий человек — не «белая ворона». В Кракове еженедельно общежитие было пусто, все студенты шли к церкви. Я не стал там католиком, но начал больше думать о православной вере, это ускорило мое возвращение к себе. На Покрову 1994 года был освященный на священника в Ногинску епископом Днепропетровским Андрианом. За пределами Украины есть три епархии Киевского патриархата — Сибирская, Курска и Богородска с центром в Ногинску (Богородску). Когда епископ Андриан вышел из РПЦ, он как раз находился в том городе. Там при церкви Киевского патриархата организовали первую в России православную гимназию, подсобное хозяйство, благотворительную столовую, где ежедневно кормили до тысячи душ.1996 года омоновцы выгнали священников из храма, побили окна, разрушили хозяйство, выпили вино. А там же было целое православное местечко. В Ногинску осталось общество Киевского патриархата, но такого храма она уже не имеет.

Досье

Отец Юрий Мицик родился 1949 года в Днепропетровске. Закончил исторический факультет Днепропетровского государственного университета. Доктор исторических наук. Стажировался в Германии, Польше, Канаде. С 1996 года работает в Киеве. Завкафедрой исторического факультета НАУКМА, профессор. Заведующий отдела достопримечательностей княжеского и казацкого времени Института украинской археографии и источниковедения им. Михаила Грушевского НАНУ. Возглавляет комиссию по школьным учебникам по истории при Минобразования. Имеет свыше 1000 печатных трудов. в 2000 году закончил заочно Киевскую духовную семинарию, протоиерей. С 1994 по 1996 год был секретарем Днепропетровской епархии УПЦ Киевского патриархата. На сегодня — священник Благовищенского храму УПЦ КП Киево-могилянской академии.

Ярослава МУЗИЧЕНКО

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)