Новости культуры и искусства

Мария Парр, писательница для детских сердец

Рубрика: Литература
Метки: |
Суббота, 15 сентября 2012 г.
Просмотров: 2187

Марии Парр

Имя норвежской писательницы Марии Парр украинским читателям стало известно совсем недавно. В 2012 году винницкое издательство «Тезис» представило ее творчество сразу двумя повестями - «Вафельное сердце» и «Тоня Глиммердал» (обе в переводе Галины Кирпы).

Впрочем, писательница все таки успела заинтересовать украинского читателя, и в первую очередь - своим умением проникать в самые сокровенные уголки детского сердца. То есть умением касаться ряда проблем, свойственных детским переживанием в современной повседневности. Одиночество и дружба, потери и находки, взрослость и ребячество, переданные Марией Парр, свидетельствуют о ее чрезвычайно глубоком понимании детской души и уважении к действительно тонкому, уязвимому детскому миру.

Марии Парр

Скажем, Лена, главная героиня «Вафельного сердца», мечтает о папе. Переживания Лены находят отзыв в сердце ее приятеля Трилле, и дедушка который потерял свою старшую сестру. Крепкая дружба и взаимоуважение укрепляют отношения Трилле, Лену и дедушки и учат детей видеть радость в мелких жизненных деталях. Тоня, героиня повести «Тоня Глиммердал», проживает на хуторе с папой, зато ее мама находится вдалеке от дома, потому что она исследует моря и океаны. К тому же, Тоня — единственный ребенок на хуторе. Однако ее дружба с бывшим скрипачом Гунвальдом — стареньким мужчиной, который бы ей годился в дедушки, — способствует всему тому лучшему, что впоследствии за сюжетом происходит с Тоней.

Литературная критика часто сравнивает персонажей молодой норвежки с героями классика шведской детской литературы Астрид Линдгрен. И это не удивительно, ведь книги Марии Парр подлинно, как и в Линдгрен, невзирая на проблематику и наратов, так же преисполненные легким незаурядным юмором и психологической убедительностью изображенных образов и жизненных ситуаций.

Герои повестей Марии Парр умеют преодолевать все препятствия только потому, что имеют сильное ощущение семьи и настоящей дружбы. А это, надо сказать, непростая наука для каждого человека. Поэтому преодолевая всевозможные трудности, Лена, Трилле, Тоня и другие счастливо выбираются, казалось бы, из безнадежных ситуаций, не озлобляя душу, и достойно выдерживают очень недетские испытания на своем детском пути. Но в первую очередь литературные персонажи Марии Парр выделяются незаурядной эмоциональной глубиной наилучших граней человеческой души, которая способствует сохранению традиционных ценностей в литературе и жизни.

В настоящее время к сведению читателей я предлагаю наш с Марией разговор о ее формировании как читателя, о детской литературе, детстве и реалиях.

— Мария, в Украину Вы, можно сказать, ворвались двумя своими чудесными книгами. Поэтому, конечно, Вашим украинским читателям и почитателям Вашего творчества хочется узнать о Вас больше. Расскажите, пожалуйста, где и в какой семье Вы родились, кто Ваши родители?

— Мне 31 год, я росла в месте, похожем на то, где живут мои литературные герои, то есть на западе Норвегии, в небольшом поселке, который называется Ванилвен. Я имею брата и двух сестер, младших меня. Когда мы были детьми, я любила рассказывать им всяческие вымышленные истории, которые впоследствии перешли в мои книги. Я училась на учительницу, а в настоящее время работаю неполный рабочий день в старших классах школы в Ванилвени. Этим летом я вышла замуж, поэтому теперь мы, очевидно, поселимся где-то около тех мест, откуда я и мой муж родом. Кроме того, я ужасно люблю выбираться на природу: в горы или на морское побережье вместе со своими приятелями и семьей.

— Где Вы получали образование?

— Я изучала скандинавский язык и литературу в Бергене и получила степень магистра по теме «Дети как читатели литературы».

— Мечтали ли вы стать именно детской писательницей? В каком возрасте написали первое литературное произведение? Что это было - стих, проза?

— Меня всегда влекло творчество, потому что уже первые свои рассказы я записывала в тетрадь, только научилась сводить буквы вместе. В целом свои попытки для детей я начала еще с детства из всяческих выдумок, которые очаровывали меня, хоть никуда дальше с ними я не рыпалась (улыбается). Впрочем, мне постоянно хотелось чего-то еще. Писательство всегда было всего-навсего хобби, дополнительным проектом. Мне не достаточно все время сидеть за письменным столом. Я имею надобность видеть людей, делать что-то другое. Но своими первыми литературными произведениями я считаю именно те вымышленные истории, которые я рассказывала брату и сестрам в детстве, а только записала их тогда, когда научилась это делать.

— Творчество каких авторов сформировало Марию Парр как писательницу? Какие книги Вы перечитываете на досуге? К каким книгам возвращаетесь в литературном труде?

— Астрид Линдгрен. В свое время ее книги произвели на меня сильное впечатление. Они и до сих пор меня захватывают. Она пишет смело и искренне, с юмором и грустью в то же время и невероятно мудро. Кроме того, я в целом много читаю, и поскольку мне выпало изучать скандинавскую литературу, то именно она интересует меня больше всего. Хотя должен признать, что меня вдохновляют не только книги, меня воодушевляют на творчество и те истории и бывальщины, посреди которых я всегда живу. Я выросла рядом с добрыми пересказчиками-сказочниками, и это, вероятно, чуть ли не главнее всего.

— Мария, Вы получили достаточно большое количество литературных премий и наград, ценителей литературы и литературную критику порою Вас называют «новой Астрид Линдгрен». Что Вы думаете о таких сравнениях? И как влияют на Ваше творчество уже добытые литературные премии и награды?

— Сравнение из Астрид Линдгрен, конечно, приятное, потому что я увлекаюсь ее творчеством, и, в то же время, оно неправильное. Я написала только две книги и, насколько сама понимаю, передо мной как писателем лежит долгий путь, поэтому мне немного неловко, когда мое имя вспоминают в одном предложении с именем Астрид Линдгрен. Относительно премий и наград, то я имею такие же ощущения: для меня обременительно их воспринимать, потому что я не стремлюсь к особенному вниманию к своей персоне, но по большей части они меня радуют, я очень радуюсь и уважаю эти отличия. В прошлом году я ничего не писала, но чувствовала себя хорошо. Очевидно, все, что случилось после выхода моих книг, требовало от меня перерыва. Сейчас я выжидаю время, чтобы опять попробовать писать.

— Вам дважды была присуждена премия Norеgs Mållag, которая дается за развитие литературы, написанной именно новонорвежским языком. Расскажите немножко, пожалуйста, что эта премия значит в целом и что она весит для Вас лично?

— Да, в Норвегии - два письменных языка. Они очень похожи, каждый норвежец понимает оба, у нас и в школе изучают два языка - букмол и новонорвежский - это, так сказать, норвеголегализированный литературный язык (Норвегия была под правлением Дании 400 лет), а новонорвежский - это письменный язык, созданный Иваром Осеном, что базируется на норвежских диалектах и давнем норвежском языке. В настоящее время они похожи, как никогда. На западном побережье Норвегии, где я выросла, у нас в основном бытует новонорвежский. Это маленький язык, и я горжусь, что принадлежу к языковым меньшинствам. Я люблю свой язык, по большей части потому что он очень близок к моему разговорному языку. Писать детские книги новонорвежским - значит много, потому что надо уметь читать языком, которым стремишься писать, однако все дети растут в среде букмола. Но главнее всего, что это язык, которым я лучше всего самовыражаюсь. Мне хочется, чтобы все читали мои книги, а не только те, кто общается новонорвежским языком. Я недавно обращалась в местное бюро переводов, в связи с тем, что есть много людей других национальностей которые хотели бы прочитать мою книгу на своем языке, и было бы интересно узнать как это будет звучать, не потеряется ли первоначальный смысл и тонкий юмор который я вложила в свои книги. Конечно для меня всегда в приоритете будет мой родной новонорвежский язык, да и премии значат для меня немало, потому что я стремлюсь, чтобы мой язык не исчезал и, чтобы его любили. И премии стали таким себе подтверждением моего стремления.

— Вы пишете реалистичную прозу для детей. Мне на глаза недавно натолкнулись слова американской писательницы Урсулы Лэ Гуйн: "Я верю, что реалистичная проза для детей - это самая сложная медиа. (I believe that realistic fiction for children is one of the hardest media to.)" А как считаете Вы, Мария?

— Ну, не знаю, гм. Я просто взяла тему, которая для меня была ближайшей и в определенной степени самой простой. Не думаю, что я буду всегда писать реалистичную прозу. Мне хотелось бы попробовать себя и в других жанрах.

— Как Вы задумываете свои произведения? Что влияет на выбор темы? Долго ли Вы прорабатываете готовый текст перед тем, как отдать издателю?

— Работаю над текстом долго, несколько лет (но, как я сказала, просиживать целый день за письменным столом - занятие не для меня). Замысел часто начинается с персонажей и окружающей среды. Дальше я просто должен писать и писать, пока все будет узнаваться. А потом мало-помалу появляются приключения и вызревает проблематика. Наверное, можно работать намного эффективнее, однако писать так, будто ты читаешь новую книгу, не зная заранее, как она закончится, - для меня удовольствие.

— А к чьим советам Вы прислушиваетесь? Кто, как правило, бывает первым читателем рукописи?

—Это ближайшие друзья и мой муж. Не потому, что они чем-то связаны с литературой (по большей части наоборот), а потому, что они сами много значат для меня и воспринимают то, что я пишу, как самую глубокую частицу моей души. Если им нравится, то я убеждаюсь, что мне все удалось. Я часто повествую им, что именно мне дается проблематично, и читаю им написанное. Однако самый требовательный читатель - мой редактор Рагнфрид Тругауг. Я охотно обсуждаю с ней свои замыслы и прислушиваюсь к ее советам. Я очень благодарна многим людям за их помощь. Творчество - не одиночный процесс. Выдумками надо делиться!

— Приходилось ли Вам переживать опыт Лены или Тони? Сколько замыслов Вы черпаете из собственной жизни, а сколько создаете из воображения?

— По большей части замыслы приходят из воображения, у меня никогда не было тех проблем, что их переживали Лена или Тоня. За биографией мне более близок Трилле. Но я чувствую, что проблемы Лены и Тони - важные.

— Выбирая место действия своих произведений, Вы выбираете специфические и интересные "глубинки" Норвегии, а не крупные урбанизированные города. Это Ваш осознанный выбор?

— Я думаю, что выбрала их из-за того, что те места я точно знаю. Я выросла в такой же местности, и мне достаточно только закрыть глаза, чтобы услышать, как разговаривают люди, и узнать, что происходит. Это просто и естественно - писать о чем-то таком, что тебе хорошо знакомо.

— Тетя Вашей героини Тони утверждает: "- В жизни нужны две вещи - ловкость и самоуверенность". Какие две вещи в жизни нужны лично Вам, Мария?

— Хе-хе. Я не знаю. Наверное, мне нужны три вещи: люди, природа и творчество, где-то в таком порядке.

— Чем для Вас лично наиболее интересная современная норвежская литература для детей? Что Вам в ней больше всего импонирует?

— Мне нравится быть ее частью. Я горжусь своими коллегами, я горжусь, что норвежская литература ценит детскую литературу на уровне взрослой. Мне нравится выбор и дискуссии. Все это убеждает в том, что детей надо принимать всерьез. Для меня нет более важной литературы.

— В каких странах Вы уже презентовали свои книги? Намереваетесь ли презентовать их в Украине и от кого это зависит?

— Вы имеете в виду, в каких странах я была со своими книгами? В немногих: в Германии, России, Франции, Нидерландах. Я ездила туда, поскольку меня приглашали на разные фестивали. Сейчас, очевидно, на определенное время мне придется отложить свои путешествия, потому что к Рождеству мы готовимся стать родителями.

— О, тогда примите, Мария, наши искренние пожелания семейного счастья! Но однако писатель такого уровня, как Вы, конечно, не может не писать. Если не секрет - когда можно надеяться от Вас на творческие новинки?

— Я не знаю. Порою закрадывается сомнение: а что, как больше не будет книг? Хоть все-таки в глубине души я чувствую другое - еще будут. Просто для меня неприемлемо писать непрестанно. Пусть лучше я напишу несколько хороших книг, чем много не очень хороших. Но, кажется, сейчас у меня есть замысел. Здесь только надо будет увидеть, сумею ли я направить его в нужное русло.

— Благодарю за приятный разговор и откровенность.

Разговор с Марией Парр провела и перевела из английской Оксана Лущевская.

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)