Новости культуры и искусства

Творчество Малевича и Дали разделяет людей на ангелов и демонов

Рубрика: Изобразительное искусство
Метки: |
Пятница, 1 июля 2011 г.
Просмотров: 1565

Существует некая психология визуального искусства. Визуальное искусство человечество всегда воспринимало по принципу диаметральной противоположности.

Творчество Сальвадора Дали например, одних принуждает восторженно воскликнуть «Вау!» тогда как другие по этому поводу красноречиво крутят пальцем около виска. «Черный квадрат» Малевича для кого-то — глубинная философия жизни, магнетизм и эстетика, а есть люди, для которых это полотно ассоциируется с негром в форточке.

«Сергей Поярков — гениальный художник современности», — считают одни. «Конъюнктурщик чистой воды», — и такая мысль относительно Пояркова существует также. Если истина единственная, то почему здесь наблюдаем такой разнобой мыслей и впечатлений? Об этом — наш разговор с известным психологом Дианой Щербанской.

— Диана, предлагаю начать издалека. Художником может стать каждый человек или для этого нужно иметь определены психологические характеристики?

— Если человек талантлив — он может стать художником.

- Главное, чтобы творчество этого человека отражало не только его мысли. Всегда будут люди, которые будут говорить, что вот эта картина, книга, фильм, песня, — это классно, а на других это не будет производить никакого позитивного впечатления. Любая картина, книга, фильм, песня привлекают людей, которые имеют похожий с авторами этих произведений тип мышления. Это известный факт. Если мы говорим о литературе, то сторонники Хемингуея — это сенсорики. Они и в жизни любят грубость, имеют ощущение вкуса, дела, комфорта. «Мастера и Маргариту» перечитывают люди, которые имеют интуитивный тип мышления. Все шестнадцать психотипов, которые выделил Юнг, можно проиллюстрировать таким способом.

— Вы хотите сказать, что картины, как и книги люди для себя выбирают по принципу «Это — мое»?

— Да, это — мое, здесь мои мысли... Картину выбирают ту, которая близкая за настроением. Вряд ли кто-то будет вызбирать за техникой или еще чем-то. Художественные симпатии формируются также по принципу недосягаемого идеала: это то, куда я стремлюсь, чего хочу. Еще один вариант — мотивация. Ты увидел картину и стремишься увидеть ее еще и еще. Она стимулирует тебя к движению, к развитию, к действию. Вариантов того, как формируются художественные симпатии и антипатии, существует несколько.

— Но есть картины, где присутствуют очевидные эмоции...

— Да, но, опять же, каждый будет воспринимать их по-своему. Безусловно, есть картины, где доминирует одна мощная эмоция. Кустодиев, «Купчиха». Или же «Гибель Помпеи» Брюллова. Одна эмоция — безвыходное положение. Она четко, однозначно прописанная, она не распыленная на подэмоции. Каждый, кто смотрит на эту картину, чувствует это безвыходное положение. И в этом — сила такого стиля изложения. Когда представители самых разнообразных психотипов чувствуют именно такую эмоцию. А человек, для которого эта эмоция максимально адекватна, будет стоять перед этой картиной годами или же повесит ее репродукцию перед собой.

Существуют совсем другие полотна. У китайцев, как вы знаете, есть энергия «инь» и энергия «янь». Объединяет их энергия «ци». И есть картины, которые продуцируют эту энергию «ци», где собраны все эмоции, все энергии, все цвета. И каждый человек, в каком бы эмоциональном состоянии она не находилась, находит в ней отзыв. И чем больше людей в этой картине могут найти отзыв своим мнениям — тем она более гениальна. «Сикстинска мадонна» Микеланджело — это такая энергия «ци». И если Кустодиев и Брюллов — красивые художники, то Микеланджело — художник выдающийся. Все, кто видит эту картину, чувствуют совсем разные эмоции. Я сама несколько раз была в Риме, неоднократно видела картину и всегда находила созвучность своему сословные. Когда родила ребенка — Мадонна была женщиной. До этого я замечала в ее глазах печаль. Иногда — покой. То есть хорошие картины воспроизводят какую-то эмоцию, а гениальные полотна являются квинтэссенцией энергии «ци».

Картины-чистилища

— Но есть художники оригинальные, большие, интересные, которые стоят будто в стороне этих классификаций...

— Малевич, Дали, Яблонская... В их работах нет квинтэссенции всех мыслей, нет одной эмоции, нет четко прописанного психотипа людей, которым она адресуется. В этих полотнах есть то, которое называется фракталом, когда в маленькой детальке отображается что-то большое. Это не направление в живописи, и в этих произведениях есть, к сожалению, негативное содержание. И Малевич, и дальше разделяют людей на ангелов и демонов. Тот, у кого в душе больше Бога, в этих полотнах находит что-то светлое, хорошо. Тот, у кого преобладают темные силы, оправдывает себя, своя жизнь. Эти картины — своеобразное чистилище. Не секрет, что многие в полотнах Дали прослеживают шизофрению. Вот у кого в голове шизофрения — они ее и видят. А те, у кого светлые небеса — видят в Дали путь к этим небесам.

— Диана, есть ли картины, которые людям определенного психологического типа смотреть нельзя категорически. Ну, например, ситуация: абсолютному романтику вдруг попадают на глаза полотна Арсена Савадова во всей своей анатомической красоте...

— Во всех видах искусства есть то, к чему нужно дорасти. В Париже в музее Родена есть скульптуры, которые можно назвать порнографическими. Один уровень — это порнография, другой уровень, уровень искусства — это шедевр. Когда в мраморе с помощью тела и анатомии выражены какие-то чувства, переживания... Вспомни обнаженных женщин Рубенса, репродукции которых были в учебниках. «Данаю», что подставила руку золотому дождю, который ее будет оплодотворять, и она родит героя Давней Греции, подростки воспринимают с хихиканиями. Особенно мальчишки, которых не интересует художественное произведение, а интересует анатомия.

Дети, подростки, юноши, взрослые...

— Очевидно, здесь есть смысл поговорить об уровнях зрелости.

— Безусловно, а с точки зрения менеджмента, есть даже такая известная типология. Первый уровень — «ребенок», здесь эстетичные вкусы исчерпываются, условно говоря, комиксами, сказками с обязательным хеппи-эндом, реализмом. Их оценка — нравится или не нравится, ни о каком втором плане или то, которое написано между строками, не идет речь. «Грачи прилетели» Саврасова — вот их картина, а на Андреевском подъеме они покупают то, что можно полапать. Второй уровень — «подросток». Кстати, восемьдесят процентов людей принадлежат именно к этим двух типов восприятия. «Подросткам» уже нужна эмоциональная насыщенность, им свойственные хитрости, они уже что-то знают, им важный престиж. Кстати, у меня сын подросток, и я иногда думаю: это же восемьдесят процентов людей на планете не выходит из этого состояния.

— Если большинство произведений спроектировано на понимание этих двух категорий людей, то можно ли говорить о том, что и восемьдесят процентов художников — это «ребенок» и «подросток»?

— Не обязательно. Я считаю, что, например, человек, картины которого висят в Лувре, значительно продвинута. Но и не исключаю, что это может быть моей иллюзией. Хотя талант в искусстве и «децл» в жизни — такое тоже может быть. Тот же Моцарт в жизни был «ребенком», уровень его интересов не приблизился даже к «подростку», но в музыке он, безусловно, был гением. Здесь есть еще один важный момент. Все большие художники писали, как правило, на заказ. Картину «Ночная стража» Рембранту заказали обитатели города, которые выходили на стражу и стерегли свое поселение. Причем потом эти люди выразили свое неудовлетворение этой работой, и художник должен был ее переделывать. Из нашей современности таких примеров можно навести очень много. Поэтому творчество на потребность публики — явление достаточно распространено. И всегда видно, когда художник пишет так, как он хочет, а когда — как хочет его клиент.

— Наверное, здесь стоит, быстрее, согласиться, чем поспорить. Но мы не закончили с уровнями зрелость...

— Да, следующая категория — «юноша», их 15 процентов. Попытки понять мир, найти ответ на вопрос, они воспринимают и абстрактную живопись, и не всегда счастливый конец, они «Приемлят грусть», они читают Франсуазу Саган. Для них писал Акунин, для тех, кто может насладиться игрой слов, аллитерацией. Им будет интересно понять Дали. Эти люди понимают, что текст — многословен. Кстати, престижные картины коллекционируют «подростки», аукцион Сотби — это для них. Художественной ценности там, как правило, немного, но престижность присутствует однозначно. А «юноши» будут коллекционировать картины, близкие им по духу. Один мой приятель коллекционировал Киев, он имел много картин — больших, маленьких, художников известных и неизвестных, современников и тех, которые работали в прошлых веках... Развешивал картины улицами, и когда мы смотрели на его экспозицию, то понимали, что подсознательно он создал свой город. Этот человек коллекционировал картины не потому, что это престижно, а потому, что этого просила душа. «Юноши» ходят в музей и берут экскурсовода.

Следующая категория — «взрослый», их всего пять процентов. Философия, максимальная абстракция, содержание, поиск себя, признание того, что все имеет право на жизнь, — это их. Я знала одну девочку, которая родилась «взрослой», она говорила приблизительно так: «Я не люблю книжку с рисунками, у меня есть свое воображение».

— Диано, есть ли художники, способные обращаться, пусть не одновременно, но к людям разных уровней зрелости?

— У Фегейроси есть музей Сальвадора Дали, там он родился и умер, а сегодня туда из всех отовсюду едут туристы. И там есть экспонаты для всех. Для «детей» — простые, узнаваемые вещи. Например, картина, где изображенная Венера Милоска с выдвижными ящичками. И рядом стоит скульптура Венеры Милоской с такими же ящичками, и из одного ящичка свисает ожерелье. Для «подростков» там есть множество перформенсов. Например, заходишь в большую комнату, где стоит красный диван и висят две графических картины. Также там есть плоский верблюд, точнее, его контур, и все по стремянке на этого верблюда поднимаются. А затем смотришь в бинокль и видишь, что этот красный диван, картины и шторы съезжаются вместе, и понимаешь, что это портрет женщины. И на всякий случай здесь же нарисовано, как посетитель должен это увидеть. Для «юношей» есть вещи, которые требуют ответов. Стоит в центре музея «Ролс-ройс», в нем сидит кукла в виде женщины, висят шины и идет дождь. И в этой композиции заложено определенное содержание, которое и нужно отыскать. Или комната, где слева и дело нарисованы одинаковые рисунки. Никаких объяснений нет, а в центре стоит толпа людей и машет головами со стороны в бок. «Подростки» оттуда идут, ничего не поняв. «Юноши» понимают, что смотреть нужно не на картины, а перед собой, на окно, которое выходит в садик. И когда быстро крутить головой, то птицы, изображенные на этих полотнах, начинают лететь. А затем эти же птицы будут лететь уже как фрески на белой стене. Ну а для «взрослых» там, собственно, сами работы Дали. Вот и думай, кто он после этого: гений или не сполна разума...

— Художник ли человек, который эпатаж умело выдает за талант?

— Понимаешь, время все расставляет на свои места. Давай вспомним Пушкина. Он писал существительными. Но выходил многослойный текст, который для меня будет всегда выражать разные контексты, которые будут отвечать потому или другому состоянию. О том, что Пушкин был человеком эпатажным, знали лишь в те времена. Скандально известная, самовлюбленная персона, которая пыталась пролезть к императору. А был Фадей Булгарин, которого все любили и который выдавал журнал «Северная пчела», а кто теперь его знает? Эпатаж забывается, а настоящее искусство остается.

Желание. «Безделушка», без которой, — никак

— Понятие «тот, кто ведет», и «тот, кто идет за кем-то» в художественных кругах существуют? С одной стороны, все у кого-то учились, а из другого — самореализация, творческий индивидуализм является главным движителем художественного процесса...

— Если это ремесленник — то он идет за кем-то. Он у кого-то научился, хотя люди вообще не рождаются с опытом, с умением, мы в любом случае учимся. Но если это художник — он будет ведущим. То есть у кого бы он чего не научись, его личное проявится обязательно.

— А что для художника должен выполнять функцию кнута, который подгоняет к новым вершинам? Амбициозность, зависть?

— Хотелось бы сказать: что-то новое, но повторю уже известное: талант и настойчивость. А есть еще одна очень важная «безделушка», которая нужна всем, — и художникам, и не только. Я недавно столкнулась с тем, что отсутствие этой «безделушки» принуждает человека опускаться на дно. Это — желание. Если человек уже ничего не желает — она прекращает двигаться вперед. Когда человек не знает, чего она хочет, то это уже начало конца. Причем годы здесь никакой роли не играют, такое может случиться в любом возрасте.

ДОСЬЕ

Щербанская Диана Александровна. Психолог. Бизнес-тренер, которая имеет значительный опыт тренерской работы с 1996 года, является автором многих публикаций из вопросов активной продажи, маркетинга и ПР, экспертом по вопросам разработки и проведения креативных рекламных кампаний и оценки их эффективности, формирования имиджа компаний. Читает лекции в ведущих украинских бизнес-школах. Семинары Дианы Щербанской посетило свыше 5 тысяч лиц.

***

Искусство А.М.Герасимова притягивает внимание своей многогранностью и неповторимой образностью. Художник Герасимов создал более трех тысяч полотен живописи, многие его картины побывали на всевозможных выставках и музеях искусства, а некоторые даже вошли в золотой фонд искусства России.

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий! (комментарий появится после модерации)

Не регистрировать

Премодерация - комментарии проходят проверку.

Укажите email и пароль.
(Если Вы хотите зарегистрироваться Вам нужно будет подтвердить еmail.)



(обязательно)